.RU

главах - Психотический опыт: болезнь или трансперсональный кризис?


главах.

Применение медицинской модели в психиатрии имело серьезные последствия

для теории и практики терапии вообще и для психотерапии в частности. Она

глубоко проникла в понимание психопатологических явлений, базовых

терапевтических стратегий и роли терапевта. Заимствованные из соматической

медицины термины , и применяются не толь-

ко к психосоматическим проявлениям, но и к целому ряду феноменов, связанных с

изменениями в восприятии, эмоциях и процессе мышления. Интенсивность таких

явлений и степень их несовместимости с ведущими парадигмами науки

рассматриваются как мера серьезности клинического состояния.

В соответствии с аллопатической ориентацией западной медицины

психотерапия подразумевает какое-либо внешнее вмешательство, направленное на

противодействие патогенному процессу. Психиатр берет на себя активною роль, он

сам решает, какие аспекты ментального функционирования пациента патологичны,

и борется с ними при помощи разнообразных методов. В некоторых крайних

формах терапевтические методы психиатрии достигли или по меньшей мере

приближаются к идеалу западной механистической медицины, хирургии. В таких

подходах, как психохирургия, лечение электрошоком, кардиазоловый,

инсулиновый или атропиновый шок и другие формы конвульсивной терапии, ме-

дицинское вмешательство происходит без сотрудничества с пациентом или даже

без его сознательного согласия. Менее экстремальные формы медицинского

лечения включают прием психофармакологических препаратов, предназначенных

для изменения ментального функционирования в желаемом направлении. Во время

подобных процедур пациент полностью пассивен и ожидает помощи от научного

авторитета, который полностью принимает на себя заслугу или вину.

В психотерапии влияние медицинской модели было более тонким и все же

значительным. Это верно даже для фрейдовского психоанализа и его производных,

которые в особенности отстаивают пассивный и непрямой подход терапевта. В

конечном счете терапевтическое изменение в значительной мере зависит от вмеша-

тельства терапевта, будь то интуитивное проникновение в исторические и

динамические соответствия материала, представленного пациентом, правильные и

своевременные интерпретации, анализ сопротивления и переноса, контроль

контрпереноса или другие терапевтические маневры, включая надлежащее

использование молчания. И теория и практика психоанализа оставляют воз-

можность переложить большую часть ответственности за процесс на пациента, а

неудачу лечения или отсутствие прогресса отнести на счет саботирующего

действия сопротивления. И тем не менее, в конечном счете клинический успех

отражает умение терапевта -он зависит от качественности его вербальных или не-

вербальных реакций во время терапевтических сеансов.

Поскольку теоретические построения отдельных школ психотерапии и их

техника значительно различаются, уместность вмешательства терапевта можно

оценить только в связи с его конкретной ориентацией. В любом случае

концептуальные рамки терапевта будут явно или скрыто удерживать пациента в

определенной тематической области и ограниченном круге переживаний. А значит,

терапевт не сумеет помочь тому, чьи проблемы ключевым образом связаны с

областями или аспектами психики, которые в его системе не признаются.

До недавнего времени большинство психотерапевтических подходов было

почти исключительно ограничено вербальным взаимодействием. Мощные

эмоциональные или поведенческие реакции пациентов рассматривались поэтому

как нежелательное отыгрывание, как нарушение основных правил терапии.

Вдобавок, традиционные виды психотерапии концентрировали внимание только на

манипулировании ментальным процессом, отрицая телесные проявления

эмоциональных расстройств. Непосредственный физический контакт считался

противопоказанным и не поощрялся. Из-за этого строгого табу работа с телом не

практиковалась даже при неврозах с интенсивным мышечным напряжением,

спазмами или с другими формами драматического вовлечения физиологических и

психосоматических процессов.


Принципы психотерапевтического ассистирования


Новый всеобъемлющий подход к самоисследованию и психотерапии,

основанный на данных современного изучения сознания, отличается от

традиционных систем и стратегии по многим важным аспектам. Я разработал этот

подход вместе с моей женой Кристиной, и мы применяем его на наших семинарах

под названием или . В целом

он представляет уникальную программу, хотя многие из его составных частей

можно обнаружить в различных школах психотерапии.

В нем используется уже описанная расширенная картография, полученная в

результате психоделических исследований. Эта карта психики шире и

содержательнее любой из тех. которые применяются в западных школах

психотерапии. В духе спектральной психологии и философии

природы, она интегрирует фрейдовскую, адлеровскую, райховскую, ранковскую и

юнговскую точки зрения, важные аспекты работы Ференчи, Федора, Пирболта,

Перлза, психологов-экзистенциалистов и многих других. Наша карта включает их

концепции не как точные и исчерпывающие описания психики, а как полезные

способы организации наблюдений за явлениями, связанными с особыми уровнями

психики или Диапазонами сознания. За счет включения архетипических и

трансцедентальных областей психики, новая система также заполняет разрыв

между западной психотерапией и .

Важной чертой теоретической модели, связанной с новым терапевтическим

подходом, является признание странной парадоксальной природы человека,

проявляющей иногда свойства сложного ньютоно-картезианского объекта, а иногда

- свойства поля сознания, не ограниченного ни временем, ни пространством, ни

линейной причинностью. С этой точки зрения, эмоциональные и

психосоматические расстройства психогенной природы видятся выражением

конфликта между этими двумя аспектами человеческой природы. В самом же

конфликте, по нашему мнению, отражено динамическое напряжение между двумя

универсальными силами: тенденцией недифференцированных и всеохватывающих

форм сознания к членению, отделению, множественности и тенденцией

изолированных единиц сознания к возвращению в первоначальную целостность и

единство

И если движение к переживанию мира в контексте разделенности связано с

усилением конфликта и отчуждения, опыт холотропического сознания обладает

неотъемлемым целебным потенциалом. С этой точки зрения, человек,

испытывающий психогенные симптомы, вовлечен в саморазрушительную борьбу,

когда пытается защитить свою идентичность отдельного существа, живущего в

ограниченном пространственно-временном контексте, от неожиданного опыта,

способного подорвать такой ограниченный образ себя.

С практической точки зрения эмоциональный или психосоматический симптом

можно рассматривать как блокированное и подавленное переживание

холотропического характера. Когда понижено сопротивление и снята блокировка,

симптом трансформируется в эмоционально заряженное переживание и

поглощается процессом. Так как некоторые симптомы содержат переживания

биографического характера, а другие-перинатальные сюжеты или

трансперсональные темы. любые концептуальные сужения будут в итоге работать

на ослабление психотерапевтического процесса. Терапевт, действующий по

системе, описанной в настоящей книге. редко знает, что за материал содержится в

симптомах, хотя при достаточной клинической опытности в этой области возможна

некоторая степень прогноза и предсказания.

В таких обстоятельствах применение медицинской модели неуместно и

неоправданно. Какой бы лестной не была для него роль всезнающего эксперта,

честный терапевт должен сделать все возможное, чтобы устранить <хирургический

идеал> психиатрической помощи, который может привнести в терапию пациент.

Следует уяснить, что по самой своей сути психотерапевтическии процесс является

не лечением болезни, а приключением самоисследования и самооткрытия.

Следовательно, с начала и до конца главным героем с полной ответственностью

остается пациент. Терапевт выступает в роли сообщника, создает поддерживающий

контекст для самоисследования и время от времени высказывает свое мнение или

дает совет, основанный на прошлом опыте. Главным инструментом терапевта

будет тогда не знание конкретной техники, (хотя она представляет собой

необходимое условие, все виды техники довольно просты и ими можно овладеть за

сравнительно короткое время), а развитость его собственного сознания Решающую

роль будет играть степень его самосознания, способность бесстрашно участвовать

в напряженных и экстраординарных переживаниях другого человека и готовность

к встрече с новыми фактами и ситуациями, которые могут не вписываться в

традиционные теоретические рамки.

Медицинская модель полезна поэтому только на начальных этапах терапии,

пока не до конца ясен характер проблемы. Важно провести тщательное

психиатрическое и медицинское обследование. чтобы убедиться в отсутствии

каких-либо серьезных органических проблем, требующих медицинского лечения.

Пациентам, у которых основу психических расстройств составляют физические

заболевания, следует проходить лечение в медицинских учреждениях,

приспособленных для лечения поведенческих проблем. А пациентов с

отрицательными медицинскими диагнозами, предпочитающих борьбе с

симптомами путь серьезного самоисследования, следует направлять на

психотерапию в специальные немедицинские учреждения. Такая стратегия

подходит не только для невротиков и лиц, страдающих психосоматическими

расстройствами, но и для многих из тех. кого в традиционном контексте

определили бы как психотиков. Пациенты, опасные для самих себя и окружающих,

потребуют особых условий, зависящих от конкретной ситуации.

Любой специалист, проводивший психоделическую терапию или эмпирические

сеансы без использования фармакологических препаратов, прекрасно представляет

себе могучую эмоциональную и психосоматическую энергию, лежащую в основе

психопатологии Учитывая эти наблюдения, можно уверенно сказать, что любая ис-

ключительно вербальная техника психотерапии не имеет особенной ценности.

Вербальный подход к стихийным силам и хранилищам энергии в психике можно

сравнить с попыткой ситом вычерпать океан. Наш же подход отличается четкой

опорой на опыт, на эмпирию; разговор используется в основном для подготовки

пациентов к эмпирическим сеансам, для ретроспективного обсуждения и

интеграции переживаний. Что же касается фактической терапевтической

процедуры, терапевт предлагает пациенту какую-то технику или комбинацию

техник, способную активизировать бессознательное, мобилизовать

заблокированные энергии и трансформировать застойное состояние

эмоциональных и психосоматических симптомов в поток динамических пережива-

ний. Некоторые виды техники, наиболее подходящие для этого, будут подробно

описаны ниже (с. 409).

Следующий шаг - способствовать возникающим переживаниям и

поддерживать их, ассистировать пациенту в преодолении сопротивлений. Иногда

полное высвобождение бессознательного материала проблематично и утомительно

не только для испытателя, но и для терапевта. Драматичный опыт различных

биографических эпизодов, фрагментов смерти и возрождения становится в

современной эмпирической терапии все более частым и не должен поэтому

представлять каких-либо серьезных проблем для профессионала, надлежащим

образом подготовленного в данной области. Важно подчеркнуть, что терапевту

следует поощрять и поддерживать процесс независимо от того, какую он примет

форму и насколько будет интенсивен. Единственным обязательным ограничением

следует считать физическую опасность для испытателя или для окружающих.

Большие терапевтические прорывы часто будут происходить после эпизодов

полной потери контроля, отключения, сильного удушья, насильственных

припадков, обильной рвоты, самопроизвольного мочеиспускания, нечленораздель-

ных криков или диких гримас, поз и звуков, по описаниям напоминающих

практику экзорцизма (изгнания бесов). Многие из этих проявлений могут быть

логически связаны с процессом биологического рождения.

Если повторное проживание воспоминаний раннего детства и травмы рождения

принято теперь даже консервативными специалистами, то для признания

трансперсональных процессов потребуется серьезная философская переориентация

и фундаментальный сдвиг парадигмы. Многие из возникающих в ходе этого про-

цесса переживаний настолько экстраординарны и абсурдны при взгляде со

стороны, что среднему терапевту неловко с ними; ему трудно увидеть их

терапевтическую ценность, и он стремится (явно или неявно) оградить пациента от

такого опыта. Среди специалистов существует сильная тенденция

интерпретировать трансперсональные феномены как проявление биографического

материала в символической форме, как сопротивление болезненным травма-

тическим воспоминаниям, как эмпирические странности, не имеющие какого-либо

глубинного смысла или даже как знаки из психотической области психики, от

которой пациенту надо держаться подальше.

И все же трансперсональные переживания часто обладают необычайным

целительным потенциалом, и, подавляя их или не поддерживая, мы значительно

снижаем мощь терапевтического процесса Важные эмоциональные,

психосоматические или межличностные проблемы, годами мучившие пациентов и

не поддававшиеся традиционным терапевтическим подходам, иногда исчезают бла-

годаря полному переживанию трансперсонального характера - такому, например,

как подлинное отождествление с животной или растительной формой, полная

отдача динамической силе архетипа, эмпирическое воспроизведение исторического

события или драматического сюжета из иной культуры, переживание того, что ка-

жется сценой из прошлого воплощения.

Базисная стратегия, ведущая к наилучшим терапевтическим результатам,

требует, чтобы терапевт и пациент на время отказались от каких-либо

концептуальных рамок, так же как от ожиданий и представлений о том, куда

поведет процесс. Они должны стать открытыми, храбрыми и просто следовать за

потоком энергии и опыта, куда бы он ни вел, глубоко веря, что процесс сам

пробьет себе дорогу на благо пациенту. Всякий интеллектуальный анализ во время

переживания обычно оказывается признаком сопротивления и серьезно мешает

прогрессу. Именно поэтому выход за обычные концептуальные границы является

неотъемлемой частью путешествия в глубины само исследования. Поскольку ни

одно из трансперсональных переживаний не имеет смысла в контексте

механистического мировоззрения и линейного детерминизма, интеллектуальная

обработка во время трансперсональных сеансов обычно отражает нежелание

испытывать то, что нельзя понять, что не вмещается в концептуальные рамки

пациента. Определенное виденье себя и мира является составной частью его

проблематики и в каком-то смысле порождает эти проблемы. Таким образом,

приверженность к старым концептуальным схемам является антитерапевтическим

фактором первичного значения.

Если терапевт готов поощрять и поддерживать процесс, даже не понимая его, а

пациент открыт навстречу эмпирическому путешествию по незнакомым

территориям, их вознаградит небывалый терапевтический успех и концептуальный

прорыв. Некоторые из сложных переживаний, проявившихся в этом процессе,

станут понятными позднее, в значительно расширенных или в совершенно новых

пределах. Однако иногда можно добиться серьезного эмоционального прорыва и

личностной трансформации без адекватного рационального понимания. Это резко

отличается от знакомой до боли ситуации во фрейдистском анализе, когда

детальное понимание проблем на языке собственной биографии сочетается с

терапевтическим застоем и очень небольшим прогрессом.

В предлагаемом подходе терапевт поддерживает переживание независимо от его

содержания, а пациент позволяет ему происходить, не анализируя. После того, как

переживание завершено, они могут попытаться обосновать происшедшее, если у

них появится такое желание, осознавая при этом, что так или иначе обсуждение

будет академическим упражнением, не имеющим большой терапевтической

ценности. Любую систему объяснения следует рассматривать как временную

вспомогательную структуру, поскольку базисные предположения относительно

Вселенной и себя самого радикально меняются по мере того. как человек пе-

реходит от одного уровня сознания к другому. Вообще, чем полнее опыт, тем

менее требует он анализа и интерпретации в силу своей самоочевидности и

самоценности. В идеале разговор, следующий за терапевтическим сеансом,

приобретает форму доверительного общения о волнующем открытии, а не

болезненного стремления понять, что же произошло. Привычка анализировать и

интерпретировать переживание в ньютоно-картезианских терминах здесь

неприемлема - слишком очевидно, что этот узкий подход к существованию уже

дискредитирован и преодолен. Если философское обсуждение и состоится, оно

скорее примет форму рассмотрения того, как применить полученный опыт для

понимания природы реальности.

Учитывая богатый спектр переживаний в различных диапазонах сознания,

которые будут доступны при психоделической терапии или другой эмпирической

психотехнике, полезно проводить систематическое самоисследование в духе

. Многие из теоретических систем могут при

случае оказаться адекватными для некоторых переживаний и размышлений о них.

Важно, однако, сознавать, что имеешь дело всегда с моделью, а не с точным

описанием реальности. Кроме того. готовые концепции применимы только к

феноменологии отдельных сегментов человеческого опыта, а не к психике в целом.

Так что в каждом конкретном случае лучше придерживаться эклектических и

творческих позиций, а не пытаться подогнать всех пациентов к концептуальным

рамкам одной излюбленной теории или одной психотерапевтической школы.

Психоанализ Фрейда или (в некоторых случаях) индивидуальная психология

Адлера оказываются самыми удобными системами для обсуждения переживаний,

сосредоточенных вокруг биографических тем. Но обе системы становятся

совершенно бесполезными, когда процесс переходит на перинатальный уровень.

Для каких-то переживаний, прямо затрагивающих контекст процесса рождения,

терапевт и пациент могут применить концептуальные рамки О. Ранка.

Одновременно с этим мощную энергетику перинатального уровня можно

описывать и понимать в райхианских терминах. Однако и система Ранка и система

Райха требуют значительных модификаций, чтобы правильно и подробно отразить

весь процесс. Ранк понимает родовую травму с точки зрения различия между

внутриутробным состоянием и существованием во внешнем мире. не учитывая

конкретного травматического воздействия второй и третьей перинатальных

матриц. Райх верно описывает энергетические аспекты перинатального процесса,

но говорит при этом о сдавленной сексуальной энергии, а не об энергии рождения.

Для переживаний на трансперсональном уровне по всей видимости ценны

только психология Юнга, психосинтез Ассаджиоли и в некоторой степени

сайентология Хаббарда. И, конечно, знание мифологии, великих мировых религий

станет незаменимым подспорьем для процесса глубинного самоисследования,

поскольку многие пациенты будут переживать эпизоды, имеющие смысл только в

исторически, географически или культурно конкретной символической системе.

Иногда переживания будут понятны в рамках таких систем, как гностицизм,

каббала, алхимия, тантра или астрология. В любом случае применение этих систем

должно следовать за переживаниями; ни одну из них не следует использовать

априори как исключительный контекст для руководства процессом.

Хотя динамика внутрипсихического процесса имеет фундаментальное значение,

любая психотерапия, сфокусированная исключительно на личности и

рассматривающая ее изолированно, не будет иметь большой ценности.

Эффективный и всесторонний подход должен видеть пациента в широком

межличностном, культурном, социоэкономическом и политическом контексте.

Важно анализировать его жизненную ситуацию с холистическои точки зрения и

осознавать связь между внутренней динамикой и элементами внешнего мира.

Конечно, в некоторых случаях условия окружающей среды, культурное и

политическое давление и нездоровый образ жизни могут сыграть в формировании

эмоциональных расстройств решающую роль. Такие факторы следует выявить и

заняться ими, если позволяют обстоятельства. Но первостепенным интересом

должны стать самоисследование и трансформация личности - как ключевой и

самый доступный аспект любой терапевтической программы.


Психотерапевтическая техника и самоисследование


Техническая цель эмпирической психотерапии заключается в активизации

бессознательного, разблокировании энергии, сдерживаемой в эмоциональных и

психосоматических симптомах, и в обращении сложившегося энергетического

баланса в поток переживаний. Во многих случаях этот баланс настолько

неустойчив, что его поддерживает лишь напряженное усилие со стороны пациента.

В психотических состояниях такое равновесие складывается из остаточного

сопротивления пациента, страха перед социальным давлением и социальными

мерами пресечения, из терапевтических и институциональных средств устрашения

и действия транквилизаторов. Даже при неглубоких динамических нарушениях,

т.е. при депрессии, психосоматических расстройствах и невротических состояниях,

часто бывает сложнее подавить возникающие переживания, чем выпустить их

наружу. В таких условиях для запуска процесса не нужна мощная техника.

Достаточно бывает, как правило, предложить новое понимание самого процесса,

наладить добрые взаимоотношения и доверительную атмосферу, создать

поддерживающую и свободную обстановку, в которой пациент сможет всецело

отдаться процессу. Сосредоточенности на эмоциях и ощущениях, нескольких

глубоких дыханий и побуждающей музыки бывает обычно достаточно для

глубокого терапевтического опыта.

При сильном сопротивлении необходимо использовать специальную технику

для мобилизации заблокированной энергии и преобразования симптомов в

переживания. Самым эффективным способом достичь этого несомненно является

использование психоделических препаратов. Однако, этот подход связан с

большой потенциальной опасностью, требует специальных мер предосторожности

и соблюдения ряда строгих правил. Ввиду того, что я уже в нескольких книгах

описал терапевтическое применение психо-деликов и они все равно малодоступны,

я остановлюсь на немедикаментозных подходах, которые считаю наиболее

полезными, мощными и эффективными'. Так как их все объединяет одна общая

стратегия раскрытия, они вполне совместимы, их можно использовать

комбинированно и в последовательности.

Первую из этих техник я начал разрабатывать в те годы, когда занимался

исследованиями ЛСД, как метод устранения остаточных проблем после

незавершенных психоделических сеансов. Когда примерно десять лет назад я начал

использовать ее отдельно от психоделической терапии, меня не раз впечатляла

эффективность этого метода как независимого терапевтического инструмента.

Главное в этом подходе - высвобождение запертых энергий в работе с телесными

симптомами по точкам наименьшего сопротивления. Традиционно настроенным

психотерапевтам такая техника вряд ли покажется полезной из-за ее акцента на

отреагирование. В психиатрической литературе ценность отреагирования

(абреакции) кроме как для травматических эмоциональных неврозов вообще

подвергалась серьезным сомнениям. Важным прецедентом в этом смысле было

отречение Фрейда от своих ранних концепций, приписывавших отреагированию

значение ведущего терапевтического механизма, и переключение этого внимания

на анализ переноса.

Работа с психоделиками и новыми эмпирическими техниками в значительной

мере реабилитировала принципы отреагирования и катарсиса в качестве

важнейших аспектов психотерапии. Я знаю по своему опыту, что неудачи с

отреагированием, описанные в психиатрической литературе, были результатом

того, что его не доводили достаточно далеко и использовали несистематично. Те-

рапевты пытались вызвать его на сравнительно поверхностном уровне

биографических травм и не допускали до эмпирических крайностей, хотя обычно

как раз это и ведет к успешному разрешению. На перинатальном уровне эти

переживания могут включать пугающее удушье, потерю контроля, отключение,

рвоту и другие Драматичные проявления. Важно подчеркнуть, что механическое

отреагирование бесполезно; оно должно произойти в особенной форме,

отражающей природу эмпирического гештальта и тип блокировки энергии.

Если испытатель систематически уклоняется от какого-либо конкретного

аспекта эмпирического комплекса, механическое повторение остальных аспектов

не принесет разрешения. Нужно, чтобы эмоциональная и моторная разрядка

переживалась в связи с соответствующим бессознательным содержанием. И не

стоит надеяться на значительный терапевтический эффект в применении

абреактивных методов, если пациенту не предоставлена неограниченная свобода

по всем аспектам переживания, включая перинатальные и транс персональные

явления. Несмотря на все то, что я сказал в защиту отреагирования, было бы

ошибкой сводить технику, которую я опишу ниже, к одному лишь отреагированию,

так как она включает много других важных элементов.

Человек, желающий использовать эту немедикаментозную технику, должен

принять полулежачее положение на удобной большой кушетке, на матрасе или на

полу с мягкой подстилкой. Затем его просят концентрироваться на дыхании и на

телесных ощущениях, отключив, насколько это возможно, интеллектуальный

анализ. По мере того, как дыхание углубляется и учащается, полезно представить

облако света, нисходящее по телу и наполняющее все органы и клетки. Короткий

период этой начальной гипервентиляции с фокусированным вниманием обычно

усилит уже существующие телесные ощущения и эмоции или вызовет какие-то

новые. Как только этот паттерн четко проявился, можно начинать эмпирическую

работу.

Основной принцип - убедить испытателя полностью отдаться возникающим

ощущениям и эмоциям, искать подходящий способ их выражения (звуками,

движениями, позами, гримасами или сотрясениями), не судя и не анализируя их. В

нужный момент ассистент оказывает ему помощь. Работу ассистента может выпол-

нять один человек, хотя лучше, если в паре работают мужчина и женщина. До

начала сеанса испытателю нужно сказать, чтобы он старался на протяжении всего

процесса как можно меньшим количеством слов выразить то. что происходит его в

его теле под воздействием энергии: местоположение блокировок, избыточные

заряды в определенных областях, давление, боль или спазмы. Также важно

сообщать о качестве эмоций и о различных физиологических ощущениях - о

тревоге, чувстве вины, гневе, удушье. тошноте или давлении в области мочевого

пузыря.

Функция ассистентов заключается в том, чтобы следить за потоком энергии,

усиливать проявляющиеся процессы и ощущения, способствовать их полному

переживанию и выражению. Когда клиент сообщает о давлении в голове или в

груди, они подчеркивают давление именно в этих областях, просто положив туда

руку. Аналогично, различные виды мышечной боли должны быть усилены

глубоким массажем, иногда приближающимся к рольфин-гу. Если пациент

чувствует, что он толкается во что-то, ассистенты обеспечивают сопротивление.

Ритмичным надавливанием или массажем они могут способствовать позывам к

рвоте или спазматическому кашлю, переходящему в рвоту или выделение слизи.

Ощущения удушья и сдавливания в области горла, очень часто встречающиеся в

эмпирической терапии, могут быть проработаны, когда пациенту предлагают

сильно выкручивать полотенце, одновременно проецируя ощущение удушья на

руки и на скручивание ткани. Также можно надавить на какую-либо твердую точку

вблизи горла, например, на нижнюю челюсть, лестничную мышцу (scalenus) или

ключицу; по вполне очевидным причинам гортань - одно из тех мест, где нельзя

применять прямое нажатие.

Для работы с некоторыми заблокированными участками можно использовать

набор из разных биоэнергетических упражнений и маневров, элементы рольфинга

и полярного массажа. Основной принцип - поддерживать начавшийся процесс, а

не навязывать какую-то схему, отражающую чью-нибудь теорию или идеи ассис-

glava-4-narusheniya-polovogo-razvitiya-75-zadacha-nastoyashej-publikacii-sostoit-v-obobshenii-i-predstavlenii-novejshih.html
glava-4-nauka-o-trezvosti-a-n-mayurov-professor-doktor-pedagogicheskih-nauk-akademik-prezident-mezhdunarodnoj.html
glava-4-ne-daleko-httpwww-spider-world-narod-rushadowland-htm.html
glava-4-nekotorie-svedeniya-o-kapillyarah-cheloveka-sushnost-boleznej-glava-illyuzii-i-realnosti-sovremennoj.html
glava-4-nemeckaya-klassicheskaya-filosofiya-v-v-mironov-predsedatel-e-i-machulskij-p-p-aprishko-p-p.html
glava-4-nevrozi-i-ih-klassifikaciya-uchebnoe-posobie-oglavlenie.html
  • literature.bystrickaya.ru/ekologicheskoe-vospitanie-doshkolnikov-4.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prirodnie-usloviya-i-resursi.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-volodarske-avtomobil-gorel-na-ulice-iz-za-neispravnosti-mehanizmov-informacionnoe-agentstvo-novoe-telegrafnoe-agentstvo-privolzhe-10112011.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osoblivost-pdgotovki-reporterv-dlya-reportazh-rozslduvannya.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-lekcij-na-sentyabr-dekabr-2003g-uchenie-antahkarani.html
  • pisat.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-na-2010-2011-uchebnij-god-7-klass-6-dnevnaya-nedelya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-2-imeni.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnaya-tema-biologicheskoe-raznoobrazie-lesov.html
  • uchit.bystrickaya.ru/uchebnij-kurs-shkoli-navikov-deir-i-i-ii-stupen-spb-nevskij-prospekt-stranica-19.html
  • thesis.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-kurs-teoriya-evolyucii.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-2-kratkij-istoricheskij-ekskurs-5-glava-2-11-tolerantnost-odin-iz-osnovnih-gumanisticheskih-principov-islamskoj.html
  • textbook.bystrickaya.ru/intensivnoe-dihanie-v-rabote-s-nevrozami-sbornik-statej-k-70-letiyu-stanislava-grofa.html
  • college.bystrickaya.ru/11-moe-delo-huzhe-nekuda-1935-1941-d-v-sarabyanov-filonov-sam-po-sebe-i-sredi-drugih-7.html
  • thescience.bystrickaya.ru/katalog-knig-na-russkom-yazike-pravo-socialnie-voprosi-ekonomika-slovari-spravochniki-monografii-poisk-knig-stranica-7.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/itogo-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-pravoohranitelnie-organi-opd-f-23.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-rekomendovano-umo-uchebnih-zavedenij-rossijskoj-federacii-po-obrazovaniyu-v-oblasti-servisa-i-turizma-minobrnauki-rossii-2-e-izdanie-pererabotannoe-i-dopolnennoe.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-nyuhtilin-shpargalki-po-filosofii-chast-50.html
  • tests.bystrickaya.ru/koncepciya-modernizacii-obshego-obrazovaniya-v-rf-zakon-altajskogo-kraya-ob-obrazovanii.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vidi-i-principi-finansovogo-planirovaniya-ego-rol-na-predpriyatii-13-glava-stranica-7.html
  • spur.bystrickaya.ru/kucman-n-n-pourochnoe-planirovanie-po-mirovoj-hudozhestvennoj-kulture-po-uchebniku-danilovoj-g-i-9-klass.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-yakutii-lesnie-pozhari-potusheni-internet-resurs-1snru-29082011-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-8-sentyabr-2011-g.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2274mdec-stucke-elektronik-gmbh-ustrojstvo-upravleniya-i-zashiti-elektroenergeticheskih-ustanovok.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/6-usloviya-opredelyayushie-kachestvo-podgotovki-specialistov-spravka-o-rezultatah-samoobsledovaniya.html
  • studies.bystrickaya.ru/47-gipotalamus-simptomi-porazheniya-1-klassifikaciya-refleksov-bezuslovnie-i-uslovnie-refleksi-reflektornaya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/hronologicheskaya-tablica-kniga-iii.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rasporyazhenie-stranica-11.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-a-vasenev-osnovi-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti-stranica-9.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/psihologiya-mass-i-analiz-chelovecheskogo-ya-stranica-13.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-desyataya-prahlada-uspokaivaet-gospoda-nrisimhadevu-molitvami.html
  • reading.bystrickaya.ru/krasnaya-shapochka-i-serih-polk-moskovskij-komsomolec-pichugina-ekaterina-01102005-223-str-2.html
  • predmet.bystrickaya.ru/saba-sani-68-aptali-saat-sani-2.html
  • bystrickaya.ru/vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-gosduma-rf-monitoring-smi-2-oktyabrya-2007-g.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/logisticheskogo-foruma-bizneslog-2008.html
  • education.bystrickaya.ru/-3-sokrashenie-chislennosti-ili-shtata-rabotnikov-prekrashenie-trudovogo-dogovora-kommentarij-k-glave-13-trudovogo-kodeksa-rf.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-36-oshibka-v-plane-dzhoan-rouling-garri-potter-i-rokovie-moshi-.html
  • literature.bystrickaya.ru/boris-grizlov-prognoziruet-sereznoe-razvitie-otnoshenij-mezhdu-rossiej-i-chernogoriej-v-sfere-torgovli-i-turizma.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.