.RU

Глава двадцать вторая - Новолуние перевод


Глава двадцать вторая

Полет


Деметрий оставил нас в пышущей благополучием приемной, где за конторкой из красного дерева по-прежнему сидела молодая Джина, а из встроенных колонок лилась совершенно безобидная бодрая музыка.

– До наступления темноты не уходите, – напом нил стражник Волыури. Каллен кивнул, и Деметрий поспешил прочь.

Судя по всему, подобный обмен фразами нисколько не удивил Джину, хотя она и смерила проницательным взглядом накидку, которую пришлось позаимствовать Эдварду.

– Ты в порядке? – спросил Каллен слишком тихим для ушей смертных голосом. Беспокойство сделало баритон грубоватым, насколько может быть грубым шелковистый бархат. «Похоже, сам еще в себя не пришел», – подумала я.

– Лучше усади ее, – посоветовала Элис. – Белла чуть на ногах стоит!

Только сейчас я поняла, что трясусь, сильно трясусь. Дрожь колотила все тело, даже зубы стучали, а приемная покачнулась и поплыла перед глазами. Интересно, Джейкоб чувствует нечто подобное, когда превращается в волка?

Я услышала что-то непонятное, хриплый надрывный звук, совершенно не в такт бравурной мелодии, льющейся из динамиков. Увы, сильная дрожь мешала разобрать, что это за звук и откуда.

– Тише, Белла, тише! – Каллен подталкивал меня к диванчику, стоящему дальше других от любопытной администраторши.

– У нее истерика. Может, шлепнешь по щекам? – посоветовала Элис.

Эдвард обжег сестру яростным взглядом.

Теперь все понятно… Господи, это же я хриплю! Надрывный звук – рыдания, сотрясающие мою грудь.

– Все в порядке, ты в безопасности, все в поряд ке, – скороговоркой повторял Эдвард. Посадив на колени, он прикрыл меня толстой шерстяной накид кой, чтобы защитить от холода своей кожи.

Зачем так глупо себя вести? Кто знает, сколько осталось любоваться его прекрасным лицом? Я в безопасности, он тоже, значит, сможет уйти, как только мы поднимемся в город. Туманить глаза слезами, лишаясь шанса наслаждаться его красотой, – какая расточительность, полное безумие!

Но никакие слезы не могли смыть будоражащий сознание образ: перепуганное лицо женщины с четками.

– Боже, несчастные люди… – всхлипывала я.

– Да, знаю, – прошептал он.

– Так ужасно…

– Понимаю… Жаль, что тебе пришлось это увидеть!

Прижавшись щекой к холодной груди, я вытирала слезы толстой накидкой. Несколько глубоких вдохов: нужно скорее успокоиться.

– Могу я чем-то помочь? – спросил вежливый голос.

Склонившись над плечом Эдварда, Джина смотрела на нас со странной смесью тревоги и профессиональной отстраненности. Похоже, девушку нисколько не волнует, что ее лицо всего в нескольких сантиметрах от вампира из вражеского лагеря. Она либо находится в полном и блаженном неведении, либо отлично вышколена.

– Нет, – холодно ответил Эдвард.

Девушка кивнула и исчезла за конторкой.

Едва Джина вышла из зоны слышимости, я спросила:

– Она знает, что здесь творится? – Мой голос прозвучал очень низко и хрипло, и, делая глубокие вдохи, я попыталась привести в порядок дыхание.

– Да, Джина в курсе.

– Она отдает себе отчет, что однажды ее тоже могут убить?

– Ну, скорее, понимает, что это возможно. Я удивилась.

– Надеется, что они ее не уничтожат. Мои щеки зарделись.

– Хочет стать одной из них?

Коротко кивнув, Эдвард внимательно посмотрел на меня.

– Как можно этого хотеть? – содрогнувшись, прошептала я. – Как можно смотреть на людей, вхо дящих в ужасный зал, и мечтать в этом участвовать?

Прекрасное лицо Каллена дрогнуло: его задели мои слова.

Пытаясь понять, какие именно, я вглядывалась в любимого и внезапно осознала: сейчас, хоть ненадолго, Эдвард держит меня в объятиях и в этот мимолетный миг нас не убьют.

– Ох, Эдвард!.. – Я начала всхлипывать. Какая глупость! Слезы снова заслоняют его лицо, и это непростительно. Времени-то у меня только до захода солнца. Совсем как в сказках, в которых у волшебства есть временные границы.

– Ты что? – с тревогой спросил Каллен, бережно растирая мне спину.

Я обвила руками его шею – в худшем случае он просто отстранится – и прижалась покрепче.

– Очень глупо в такой момент чувствовать себя счастливой? – срывающимся голосом спросила я.

Эдвард не отстранился, а притянул меня к себе и обнял так крепко, что стало больно дышать, хотя в груди не осталось ни одной раны.

– Прекрасно понимаю, о чем ты, – шепнул он. – Но повод для счастья есть, и не один. Во-первых, мы живы.

– Да, – кивнула я, – отличный повод!

– Еще – мы вместе, – прошептал Эдвард. Дыхание у него такое свежее, такое сладкое, что голова закружилась.

Я только кивнула, уверенная, что эти слова не несут для него такого смысла, как для меня.

– И, если повезет, доживем до завтра.

– Надеюсь, – с тревогой отозвалась я.

– Перспективы вполне радужные, – заверила меня Элис. Она сидела не шевелясь, и я почти забыла о ее присутствии. – Менее чем через двадцать четыре часа я увижу Джаспера!

Счастливица, уверена в будущем! Но я не могла отвести взгляд от Эдварда дольше, чем на минуту, и, глядя на него, искренне желала, чтобы никакого будущего вообще не было. Чтобы этот момент длился вечно, а если не получится, чтобы я умерла вместе с ним.

Каллен повернулся ко мне. Карие глаза светились лаской, и вообразить, что наши чувства взаимны, не составило никакого труда.

Тонкие пальцы коснулись моих отекших век.

– У тебя усталый вид…

– А у тебя – голодный, – прошептала я, вглядываясь в багровые синяки под почерневшими глазами.

– Пустяки, – пожал плечами Каллен.

– Точно? А то могу посидеть с Элис, – с неохотой предложила я. Пусть лучше убьет, чем отодвинется хотя бы на сантиметр.

– Не говори ерунду, – вздохнул он, лаская меня дыханием. – Никогда не контролировал эту сторону своего естества лучше, чем сейчас.

Вопросов накопилось целый миллион. Первый почти сорвался с губ, но я вовремя сдержалась. Не хотелось разрушать чарующую магию момента, пусть даже несовершенную, во вселяющей ужас приемной под взглядом будущего монстра.

В объятиях любимого так легко вообразить, что я ему нужна. О наиболее вероятных мотивах – опасность еще не миновала, поэтому Эдвард меня и успокаивает, или чувствует вину за то, что мы здесь оказались, вперемешку с облегчением: можно не корить себя в моей гибели – думать не хотелось. Вдруг после долгих месяцев разлуки ему со мной нескучно? Хотя это не важно, фантазировать гораздо приятнее.

Я нежилась в его объятиях, заново запоминала лицо, фантазировала, воображала…

Каллен смотрел на меня, будто занимаясь тем же, хотя на самом деле они с Элис решали, как вернуться домой. Говорили быстро и тихо, и Джина точно ничего не разобрала. Я и сама понимала лишь каждое второе слово. По-моему, речь шла об очередном угоне… Интересно, желтый «порше» уже вернулся к законным хозяевам?

– А что там было сказано о певицах? – неожиданно поинтересовалась Элис.

– La tua cantante, – повторил Каллен, в устах которого итальянский казался музыкой.

– Да, точно, – кивнула подруга, и мне пришлось сосредоточиться: интересно, что же имел в виду Аро?

Эдвард пожал плечами:

– Они так называют смертных, на запах которых реагируют так же, как я на Беллин. Для Вольтури Белла – моя певица, потому что меня зачаровывает песня ее крови.

От усталости клонило в сон, но я с ним боролась. Не хотелось терять ни секунды времени, которое осталось провести рядом с Эдвардом. Разговаривая с сестрой, он то и дело наклонялся, чтобы меня поцеловать, – гладкие, как стекло, губы касались волос, лба, кончика носа. Каждый раз привыкшее к долгой спячке сердце будто пронзал электрический разряд, и казалось, его бешеный стук слышен по всей приемной.

Настоящий рай посреди ада!

Я совсем потеряла счет времени и запаниковала, лишь когда Эдвард еще крепче сжал меня в объятиях, и они с Элис настороженно посмотрели в сторону холодного каменного вестибюля. Прижавшись к груди любимого, я увидела, как в двойные двери вошел Алек. Глаза молодого вампира стали ярко-рубиновыми, на светло-сером костюме ни пятнышка. Поразительно, особенно если вспомнить, каким был его ленч!

Однако парень принес хорошие новости.

– Можете идти, – заявил он с сердечностью луч шего друга. – Просим не задерживаться в городе!

Каллен притворяться не стал, его ответ прозвучал сухо и холодно:

– Никаких проблем.

Алек улыбнулся, кивнул и исчез за дверью.

– Идите по коридору направо до первых лиф тов, – объясняла Джина, пока Эдвард помогал мне встать. – Фойе двумя этажами ниже и выходит на улицу. Счастливо добраться! – весело добавила она.

Интересно, опыт и профессионализм спасут эту девушку?

Элис окинула администраторшу хмурым взглядом.

Как хорошо, что обратно придется идти другим путем! Кто знает, вынесла бы я еще одно путешествие по подземному лабиринту?

Мы вышли через роскошно и со вкусом отделанное фойе. На средневековый замок, скрывавшийся за тщательно спроектированным современным фасадом, оглянулась только я. С этой стороны башню видно не было, что очень меня обрадовало.

На улицах полным ходом шло празднование. Мы быстро шагали по переулкам. Небо над головой было унылого блекло-серого цвета, но дома стояли так плотно друг к другу, что казалось темнее. Зажигались фонари.

Наряды гуляющих тоже изменились, и длинная мантия Эдварда не привлекала к себе внимания. Сегодня же по улицам Вольтерры бродило немало мужчин в черных шелковых накидках, а пластиковые клыки, которые я утром видела на ребенке, завоевали поклонников и среди взрослых.

– Ерунда какая! – пробормотал Каллен.

Я даже не заметила, когда и куда исчезла шедшая рядом Элис: повернулась, чтобы о чем-то спросить, а ее нет.

– Где Элис? – испуганно прошептала я.

– Пошла забирать сумки там, куда их спрятала сегодня утром.

А я и забыла, что взяла с собой зубную щетку! У меня даже настроение улучшилось.

– Наверное, и машину угоняет? – догадалась я.

– Нет, этим она займется чуть позже, за стенами Вольтерры, – усмехнулся Каллен.

До ворот мы шли целую вечность. Эдвард догадался, что я выбилась из сил, и, крепко обняв, фактически волок по улицам.

Проходя под мрачной каменной аркой, я невольно содрогнулась. Тяжелая древняя решетка совсем как в гигантской клетке: сейчас опустится и мы окажемся в плену.

Эдвард подтолкнул меня к темной машине с заведенным мотором, притаившейся в закоулке справа от ворот. Почему-то он не захотел сесть за руль, а вслед за мной скользнул на заднее сиденье.

– Простите, – извиняющимся тоном проговорила Элис, – выбирать было особенно не из чего.

– Все в порядке, милая, – усмехнулся брат, – не на каждой стоянке найдешь «Порше-911 Турбо»!

Девушка вздохнула:

– Наверное, придется обзавестись такой игрушкой законным путем. Сказка, а не машина!

– Договорились, подарю на Рождество, – пообещал Эдвард.

Элис повернулась к брату, а я перепугалась: разве петляющую вниз по холму дорогу можно выпускать из вида? Особенно раз скорость уже набрали…

– Желтую! – попросила она.

Эдвард сжимал меня в объятиях. В его накидке так тепло и уютно! Более чем уютно…

– Попробуй заснуть, Белла, – прошептал он. – Все кончено…

Понятно, он имел в виду опасность и кошмары старого города, но в горле образовался неприятный комок, и, прежде чем ответить, я нервно сглотнула.

– Спать не хочу и совсем не устала. – Я соврала лишь наполовину. Закрывать глаза не хотелось: салон освещали только неоновые указатели приборной панели, однако этого было достаточно, чтобы разглядеть любимое лицо.

– Постарайся! – шепнул Каллен, прильнув губами к моей мочке.

Я покачала головой.

– Упрямство никуда не делось, – вздохнул Эд вард.

Упрямства мне точно не занимать: с его помощью я боролась с тяжелыми веками и выиграла.

На темной автостраде было сложнее всего, зато очень помогли яркие огни аэропорта Флоренции, а также возможность переодеться и почистить зубы. Элис купила брату новую одежду, а серую накидку бросила в кучу мусора на одном из поворотов. Перелет в Рим оказался слишком коротким, и усталость не успела затянуть в сети, но я прекрасно понимала: путешествие в Атланту будет совершенно иным испытанием, и попросила у стюардессы колу.

– Белла! – зная мою чувствительность к кофеи ну, покачал головой Эдвард.

Элис сидела в соседнем ряду, и я слышала, как подруга шепчется по телефону с Джаспером.

– Не хочу спать, – напомнила я, а объяснение дала вполне реальное, потому что оно было прав дой: – Если закрою глаза, увижу то, что видеть не хочется. Кошмары замучают.

Больше Каллен спорить не стал.

В полете можно было вдоволь наговориться и получить ответы на все вопросы, интересующие и одновременно страшащие – я заранее содрогалась от того, что скажет Эдвард. Впереди столько свободного времени, и в самолете Каллену от меня не скрыться – ну, по крайней мере, скрыться непросто. Кроме Элис, нас никто не услышит: уже поздно, большинство пассажиров отключают свет и приглушенными голосами просят подушки. Во время разговора и с усталостью проще бороться!

Однако вопреки здравому смыслу бесконечные вопросы тяжелыми цепями сковали язык. Наверное, на ход мыслей повлияло нервное и физическое истощение, но мне казалось, не задав вопросы сейчас, я смогу купить хоть несколько часов и, подобно Шахерезаде, растянуть общение с Эдвардом еще на одну ночь.

Поэтому и продолжала пить колу, боясь даже моргнуть. Каллену, похоже, нравилось молча сжимать меня в объятиях и, будто рисуя, водить пальцами по лицу. Я тоже осторожно касалась его щек, губ, глаз; понимала: потом, когда останусь одна, будет больно, но остановиться не могла. Он целовал мои волосы, лоб, запястья… губ старательно избегал. Пожалуй, так даже лучше. В конце концов, сколько боли может вынести человеческое сердце? За последнее время мне пришлось немало пережить, но сильнее я от этого не стала. Наоборот, чувствовала себя бесконечно слабой. Одно-единственное слово – и разобьюсь вдребезги.

Эдвард молчал: надеялся, что я засну, или просто ему было нечего сказать.

Я снова выиграла битву с тяжелыми веками и, когда приземлились в аэропорту Сиэттл-Такома, даже увидела встающее над плотными облаками солнце. Потом Эдвард опустил козырек, но я все равно гордилась собой: отлично, ни минуты не потеряла!

Нас ждали. Если Калленов это не удивило, то я ни на что подобное не надеялась. Первым на глаза попался Джаспер. Впрочем, ему было не до меня. В плотной толпе прибывших он не видел никого, кроме Элис. Встретившись, они не стали, подобно другим влюбленным, целоваться и обниматься, а просто смотрели друг другу в глаза. В этом было столько личного, даже интимного, что я поспешно отвернулась.

Карлайл с Эсми ждали в закутке, подальше от очереди, тянущейся к металлоискателям. Эсми прижала меня к себе крепко, но как-то неловко, потому что руки ее приемного сына до сих пор обвивали мои плечи.

– Спасибо огромное! – шепнула она, а потом обняла Эдварда. В глазах миссис Каллен светились такие переживания, что, наверное, умей она плакать, точно бы разрыдалась. – Никогда, никогда больше не заставляй меня так волноваться!

– Прости, мама… – с раскаянием пробормотал Эдвард.

– Спасибо, Белла! – поблагодарил Карлайл. – Мы так тебе обязаны!

– Ну, это вряд ли… – прошептала я. Усталость все-таки взяла надо мной верх; казалось, мои голова и тело существуют отдельно.

– Белла едва на ногах стоит! – набросилась на сына Эсми. – Нужно срочно отвезти ее домой.

Не уверенная, что хочу вернуться домой, ничего не видя от усталости, я брела по аэропорту. С одной стороны меня поддерживал Эдвард, с другой – Эсми. Элис с Джаспером, наверное, шли следом; обернуться и проверить не было сил.

Сознание отключилось почти полностью, но, когда мы подошли к машине, я каким-то чудом стояла на ногах. Разглядев в полумраке гаража Розали и Эмметта у черного седана, я удивилась так, что даже усталость отступила. Тело Эдварда сжалось в тугую пружину.

– Не надо! – шепнула Эсми. – Ей и так плохо.

– И поделом! – прорычал парень, изо всех сил стараясь не сорваться на крик.

– Розали не виновата, – с трудом ворочая распухшим от усталости языком, пролепетала я.

– Позволь ей хотя бы извиниться, – попросила Эсми. – Мы с отцом сядем в машину Джаспера.

Глядя на невероятно красивую блондинку, Эдвард зарычал.

– Пожалуйста, не надо! – взмолилась я. Ехать вместе с Розали мне хотелось не больше, чем ему, но сколько можно ссорить Калленов? Из-за меня и так столько проблем и раздоров!

Тяжело вздохнув, парень потащил меня к машине.

Не сказав ни слова, Эмметт с Розали устроились впереди, а меня Эдвард снова усадил на заднее сиденье. Понятно, бороться с тяжелыми веками мне больше не под силу. Окончательно капитулировав, я прижалась к груди любимого и закрыла глаза. Мотор седана ожил с негромким урчанием.

– Эдвард… – начала Розали.

– Я все знаю! – бесцеремонно оборвал брат.

– Белла! – нерешительно позвала блондинка.

От изумления у меня даже веки распахнулись.

Непосредственно ко мне надменная красавица еще не обращалась.

– Да, Розали, – с опаской проговорила я.

– Белла, извини меня, пожалуйста. Я… чувствую себя ужасно из-за всей этой истории и страшно бла годарна зато, что ты, несмотря на мои глупости, спас ла Эдварда. Умоляю, скажи, что ты меня прощаешь!

От волнения слова звучали неловко, чуть напыщенно, однако вполне искренне.

– Ну, конечно, Розали, – прошептала я. Может, хоть теперь она не будет так сильно меня ненави деть? – Разве ты виновата? Это меня угораздило спрыгнуть с той дурацкой скалы! Естественно, я тебя прощаю!

Язык меня почти не слушался.

– Роуз, Белла без сознания, так что извинение не считается! – усмехнулся Эмметт.

– Я в сознании! – захотелось возразить мне, но получилось что-то вроде невнятного мяуканья.

– Дай ей поспать! – осадил брата Эдвард уже без прежней злости.

Повисла тишина, нарушаемая лишь мерным урчанием мотора. Наверное, я уснула, потому что, казалось, буквально через секунду дверца распахнулась и Эдвард вынес меня из машины. Глаза не открывались, и я решила, что мы до сих пор в аэропорту.

А потом услышала голос Чарли.

– Белла! – где-то вдалеке кричал он.

– Чарли… – отозвалась я, пытаясь стряхнуть с себя сон.

– Ш-ш-ш! – зашипел Каллен. – Все в порядке. Ты дома, в полной безопасности.

– Как у тебя хватило наглости сюда вернуться! – орал на Эдварда Чарли.

– Папа, перестань! – простонала я. Меня, естественно, не слышали.

– Что с ней? Что случилось?

– Она просто устала, очень устала, – спокойно заверил отца Каллен. – Дайте ей выспаться!

– Не смей мне указывать! – орал Чарли. – От дай ее мне! Не смей прикасаться к Белле!

Эдвард попробовал сделать, как ему говорят, но я вцепилась в него мертвой хваткой. Отец безуспешно пытался разжать мои пальцы.

– Папа, перестань! – чуть громче прошептала я и, кое-как разлепив веки, уставилась на отца мут ными глазами. – Меня ругай!

Мы около нашего дома. Входная дверь распахнута настежь. Толстая пелена облаков мешает определить, какое сейчас время суток.

– Буду, можешь не сомневаться! – пообещал Чарли. – Заходи!

– Ладно, – вздохнула я, – отпустите!

Эдвард поставил меня на ноги. Я устояла, хотя ног под собой не чувствовала. Что же, все равно нужно идти… Шаг, другой, и подъездная аллея бросилась на меня, словно хищная кобра. Поцеловать асфальт не дали сильные руки Каллена.

– Позвольте только занести ее наверх, – попросил Эдвард, – потом сразу уйду.

– Нет! – в панике закричала я. А как же мои вопросы? Он ведь должен остаться и все объяснить, разве не так?

– Я буду рядом, – прильнув к моему уху, прошептал Эдвард так тихо, что Чарли бы в жизни не услышал.

Эдварду позволили войти в дом. С открытыми глазами я продержалась только до лестницы, и последним, что я чувствовала, проваливаясь в беспамятство, были холодные руки Каллена, отдирающие мои пальцы от своей рубашки.


^ Глава двадцать третья

Правда


Такое ощущение, что я очень долго спала: тело затекло, будто за все это время ни разу не пошевелилась. Оцепеневший мозг еле работал; странные цветные сны и кошмары кружились в моем сознании. Они были такими яркими! Ужасное и восхитительное – все спуталось в один пестрый клубок. В нем были томительное ожидание и страх – неотъемлемые части неприятных снов, в которых твои ноги движутся не так быстро, как хотелось бы… В нем были целые орды монстров, красноглазых демонов, еще более жутких из-за своей жеманной любезности. Сон проник в сознание настолько, что я даже помнила их имена. Но самое сильное впечатление произвел вовсе не ужас, а ангел с прозрачными крыльями, оставивший в моей душе неизгладимый след.

Отпускать его очень не хотелось. Сон будто не желал отправляться в архив, где пылилось все то, о чем мне проще не вспоминать. Но я старалась, и сознание, взяв курс на реальность, понемногу просыпалось. Какой сегодня день, я не помнила, зато знала: меня ждут Джейкоб, работа, школа или еще что-нибудь. Глубоко вздохнув, я стала думать, как переживу еще один день.

Лба легонько коснулось что-то холодное.

Я покрепче зажмурилась: сон пугающе напоминает реальность. Еще немного, совсем чуть-чуть, и я проснусь, а Эдвард исчезнет…

Нет, творится что-то неладное, ощущения слишком реальны. Сильные руки, которые во сне сжимали меня в объятиях, слишком материальны. Если пустить все на самотек, потом об этом пожалею. Еще раз вздохнув, я разлепила глаза, полная решимости развеять иллюзию.

– Ой! – Из груди вырвался сдавленный вздох, а ладони судорожно метнулись, чтобы закрыть глаза.

Очевидно, я зашла слишком далеко, не следовало выпускать воображение из-под контроля. Ну, «не следовало выпускать» – не совсем честно. Я не выпустила, а вытолкнула его из-под контроля, фактически послав в погоню за иллюзиями, вот рассудок и не выдержал.

Доли секунды хватило, чтобы сообразить: возможно, я повредилась умом, зато могу наслаждаться галлюцинациями, благо пока они приятные.

Эдвард не исчез, его прекрасное лицо в каких-то сантиметрах от моего.

– Напугал? – В серебряном баритоне слыша лась тревога.

Сладостный бред продолжался. Любимое лицо, голос, запах – все это куда лучше, чем тонуть в быстрине. Прекрасный плод больного воображения с тревогой наблюдал за чередой отражающихся на моем лице чувств. Радужка черная, как смоль, под глазами синюшные круги. Странно, раньше в галлюцинациях Эдвард мне таким голодным не являлся!

Я часто заморгала, пытаясь вспомнить последнее стопроцентно реальное событие. Мне снилась Элис; интересно, она правда приехала или то было всего лишь начало безумия? Итак, она якобы вернулась в день, когда я сама чуть не утонула…

– Черт!

– Что случилось, Белла?

Я расстроенно насупилась, и на красивом лице Каллена мелькнула тревога.

– Я ведь умерла, верно? Все-таки утонула! Черт, черт, черт! Представляю, что будет с Чарли…

Теперь нахмурился Эдвард:

– Ты не умерла.

– Тогда почему не просыпаюсь? – удивилась я.

– Белла, ты не спишь.

– Да, конечно! – покачала головой я. – Ты пытаешься мне это внушить, а потом проснусь, и будет еще больнее. Если вообще проснусь… а этого не случится, потому что я умерла. Как ужасно! Бедный Чарли! Рене, Джейк… – Я осеклась, содрогнувшись от чудовищности своего поступка.

– Похоже, ты путаешь меня с кошмаром! – Мимолетная улыбка Каллена получилась мрачной. – Не представляю, что такого ты могла натворить, чтобы попасть в ад. Признавайся, сколько убийств совершила за время моего отсутствия?

– Прекрасно знаешь, что ни одного, – поморщилась я. – Да и вместе мы бы в ад не попали!

Каллен вздохнул.

Сознание понемногу прояснялось. Неохотно оторвавшись от прекрасного лица, глаза метнулись к темному, распахнутому настежь окну, а потом обратно. Я начала вспоминать подробности… и почувствовала, что впервые за долгое время щеки заливает румянец – Эдвард здесь, со мной, а я по-идиотски теряю время.

– Неужели все это правда?

Мой невероятный сон – реальность? Уму непостижимо!

– Смотря что ты имеешь в виду. Если то, как в Италии нас чуть не растерзали, то да.

– Как странно! – вырвалось у меня. – Поездка в Италию… А ты знаешь, что раньше я нигде западнее Альбукерке не была?

Эдвард закатил глаза:

– По-моему, тебе лучше снова заснуть, а то болтаешь невесть что.

– Хватит, больше не хочу! – Постепенно мысли приходили в порядок. – Сколько времени? Долго я спала?

– Сейчас половина второго ночи, значит, получается около четырнадцати часов.

От долгого сна ныло тело, и я с наслаждением потянулась.

– А где Чарли?

– Спит, – нахмурился Каллен. – Думаю, тебе стоит знать, что в данный момент я нарушаю табу. Ну, с формальной точки зрения нет, потому что Чарли запретил переступать порог вашего дома, а я влез через окно… Тем не менее ясно, что он имел в виду.

– Папа не разрешает тебе у нас появляться? – Недоверие в моем голосе быстро сменилось гневом.

– А разве это удивительно? – Прекрасное лицо погрустнело.

От злости мои глаза сузились. Придется поговорить с отцом: возможно, стоит ему напомнить, что я уже совершеннолетняя. Конечно, дело не в этом, а в принципе.

Что ж, совсем скоро и запрещать будет нечего, а сейчас лучше подумать о чем-то менее болезненном.

– Так какова официальная версия? – спросила я с искренним любопытством и в то же время стараясь сделать разговор как можно непринужденнее, чтобы удержать себя в руках и не напугать страстным, неистовым желанием, бушевавшим внутри.

– О чем ты?

– Что сказать Чарли? Где я была целых… как долго меня не было? – Я мысленно пересчитала часы невероятного путешествия.

– Всего три дня. – Его взгляд стал напряженнее, а улыбка, наоборот, потеплела. – Я сам ничего не придумал, надеялся, у тебя есть правдоподобное объяснение.

– Чудесно! – простонала я.

– Может, Элис подскажет, – попытался успокоить меня Каллен.

Я на самом деле успокоилась. Какая разница, что случится потом! Каждая секунда рядом с Эдвардом – он так близко, прекрасное лицо сияет в слабом свете цифр моего будильника – драгоценность, которой нужно радоваться.

– Итак, – начала я, выбрав наименее важный вопрос. Вернув меня домой, Каллен может в любую минуту исчезнуть, так что нужно его разговорить.

Тем более без переливчатого баритона этот недолго вечный рай кажется несовершенным. – Чем ты за нимался до приезда в Вольтерру?

Улыбка тут же исчезла.

– Так, ничем особенным…

– Конечно… – буркнула я.

– Зачем делать такое лицо?

– Ну… – я задумчиво поджала губы, – во сне ты сказал бы именно так. Наверное, у меня воображение выдохлось.

– Если расскажу, поверишь наконец, что это не кошмар?

– Кошмар! – с презрением повторила я, но Эдвард действительно ждал ответа. – Наверное… Если пойму, что к чему.

– Я… охотился.

– И это объяснение? Где доказательство того, что я не сплю?

Эдвард выдержал паузу, а потом заговорил медленно, тщательно подбирая слова:

– Я охотился… не ради еды. Скорее учился… выслеживать, это всегда у меня не очень получалось.

– Кого выслеживал? – полюбопытствовала я.

– Так, даже говорить не стоит.

– Ничего не понимаю…

Каллен снова замешкался; его лицо, зеленоватое в свете цифр электронного будильника, было каким-то потерянным.

– Должен… – он набрал в грудь побольше воз духа, – должен перед тобой извиниться. Конечно, я должен… да нет, обязан тебе гораздо большим, про сто пойми… – слова неслись бешеным потоком, как всегда, когда Эдвард нервничал, и, чтобы ничего не пропустить, мне пришлось сосредоточиться, – я ни о чем не подозревал. Не подозревал, какой хаос ос тавил после себя. Мне-то казалось, здесь ты будешь в безопасности. В полной безопасности. Я не допус кал, что Виктория… – произнося это имя, Каллен оскалился, – решит вернуться. Признаюсь, единственный раз, когда ее видел, я гораздо больше интересовался мыслями Джеймса. Не думал, что Виктория способна на месть, и в голову не приходило, что она так к нему привязана. Теперь понимаю почему: она слишком верила в Джеймса и не представляла, что его планы могут сорваться. Излишняя уверенность и заслонила ее истинные чувства, помешав мне разглядеть крепкую связь между Джеймсом и Викторией.

Я не пытаюсь оправдаться: по моей милости ты столько пережила в одиночку! Когда я услышал от Элис твой рассказ – да она сама видела более чем достаточно! – когда понял, что тебе пришлось отдать свою жизнь в руки оборотней, незрелых, эмоционально неустойчивых, да они первое зло Форкса, если не считать Викторию… – Каллен содрогнулся и буквально на секунду замолчал. – Не знаю, поверишь ли ты, но ни о чем подобном я не подозревал! Ненавижу себя, простить себе не могу даже сейчас, когда сжимаю тебя в объятиях! Я самый ничтожный…

– Не надо! – В глазах Эдварда столько боли, что я постаралась подобрать нужные слова, слова, которые освободили бы его от воображаемого обязательства, причинявшего столько боли. Успокоить его будет непросто; кто знает, выдержит ли моя нервная система? Но попытаться нужно, не желаю нести в его жизнь страдания! Эдвард должен быть счастлив, чего бы мне это ни стоило!

Мне так хотелось отсрочить этот разговор! Он станет последним и разрушит наш недолговечный рай.

Благодаря многомесячному притворству и лицедейству перед Чарли мне удалось сохранить внешнее спокойствие.

– Эдвард, – произнесла я, чувствуя, как пылает на губах любимое имя. Старая рана в груди запуль сировала, готовая вскрыться, едва Эдвард исчезнет.

Не знаю, как переживу это во второй раз… – Не надо! Пожалуйста, не надо так говорить. Нельзя, что бы… чувство вины разрушило твою жизнь. Нельзя считать себя ответственным за то, что со мной слу чилось. Ты не виноват, просто так вышло. Поэтому в следующий раз, когда я поскользнусь перед отъез жающим автобусом или что-нибудь в этом духе, не проклинай себя. Не сбегай в Италию, стыдясь того, что не смог меня удержать. Пусть даже я прыгнула со скалы, это был мой выбор, а не твоя ошибка. По нимаю, ты… ты привык винить себя абсолютно во всем, но нельзя же доходить до крайностей! Поду май об Эсми, Карлайле…

Больше не могу, еще немного – и истерика начнется! Старясь успокоиться, я глубоко вдохнула. Нужно освободить его и постараться, чтобы подобное никогда не повторилось.

– Изабелла Мари Свон! – Красивое лицо Каллена исказила престранная гримаса. Боже, да у него почти безумный вид! – Ты думаешь, я из чувства вины просил Вольтури о смерти?

В голове все перемешалось.

– Ты не чувствовал себя виноватым?

– Виноватым? Ты даже не представляешь как!

– Тогда… о чем вообще речь? Не понимаю…

– Белла, я отправился к Вольтури, потому что думал, что ты умерла, – тихо сказал парень, буравя меня глазами. – Даже не окажись я замешан в твоей гибели… – на страшном слове он содрогнулся, – даже не будь я виноват, все равно поехал бы в Италию. Конечно, следовало быть осмотрительнее и поговорить с самой Элис, вместо того чтобы слушать Розали. Но что я мог подумать, когда тот парень заявил: Чарли на похоронах? Какая мне была разница? Разница… – скорее для себя прошептал Эдвард, так тихо, что я решила, что ослышалась. – Разница всегда не в нашу пользу! Надо же, ошибка за ошибкой… Никогда больше не стану осуждать Ромео!

– И все-таки не понимаю, почему это так на тебя подействовало?

– Что?

– Почему на тебя так подействовала весть о моей гибели?

Прежде чем ответить, Эдвард целую минуту буравил меня недоверчивым взглядом.

– Неужели ты не помнишь, что я говорил тебе раньше?

– Нет, помню все…

Абсолютно все, включая ужасные слова, перечеркнувшие все остальное.

Холодный палец очертил контур моей нижней губы.

– Белла, ты сплошное недоразумение! – Закрыв глаза, Каллен покачал головой и невесело улыбнул ся. – Вроде бы однажды я уже все объяснил. Ви дишь ли, я не могу существовать в мире, где нет тебя.

– Я… – хотелось поточнее выразиться, но мыс ли испуганно разбегались, – в замешательстве. – Да, верно, не могу понять смысла его слов!

В пронзительном, устремленном на меня взгляде не было ни капли притворства.

– Белла, я умею врать виртуозно и убедительно.

Приходится…

Я так и застыла, тело сжалось в комок, будто от сильного удара. Рубец в груди запульсировал, и от боли перехватило дыхание.

Каллен осторожно коснулся моего плеча:

– Пожалуйста, дослушай до конца. Я виртуозный лгун, но ты так легко поверила! – Он поморщил ся. – Для меня это было настоящим… потрясением.

Не в силах сдвинуться с места, я ждала продолжения.

– Помнишь тот день в лесу… Я сказал тебе «про щай».

Нет, не желаю вспоминать!

– Ты не собиралась сдаваться, – прошептал Эдвард. – Я чувствовал и не хотел тебя отталкивать, боялся, что умру, если решусь на нечто подобное! Но при этом знал: если не поверишь, что я больше тебя не люблю, пережить расставание будет куда труднее. Малодушно надеялся: если поймешь, что у меня новая жизнь, тоже начнешь все сначала.

– Полный разрыв, – сорвалось с моих непослушных губ.

– Я и не рассчитывал так легко тебя убедить. Думал, возникнут непреодолимые трудности и ты будешь настолько уверена в правде, что придется часами выжимать из себя ложь, дабы посеять в твоем сознании хоть зерно сомнения. Я врал… прости меня, прости, что причинил боль, прости, что мой план потерпел крах. Прости, что не смог защитить от самого себя. Хотел при помощи лжи спасти, но ничего не вышло…

Только как же ты поверила? Я тысячу раз повторял, что люблю тебя, а ты позволила одному-единственному слову подорвать веру в мои чувства?

Я не ответила: потрясение было настолько велико, что в голову не приходило ничего вразумительного.

– Тогда я по глазам понял: ты правда поверила, что больше меня не интересуешь. Это же абсурд и нелепость, разве я смог бы жить без тебя?!

Я так и не решилась пошевелиться. Слова Эдварда непостижимы, потому что это… это просто невозможно!

Каллен снова потрепал меня по плечу, не сильно, но к реальности вернул.

– Белла, – вздохнул он, – о чем ты только ду мала?!

Тут я разрыдалась: слезы застилали глаза и стремительным потоком катились по щекам.

– Так и знала! Знала, что сплю!

– Нет, это невозможно! – раздраженно хохотнул Каллен. – Как же выразиться, чтобы ты поверила? Ты не спишь и не умерла; я здесь и очень тебя люблю, любил и всегда буду любить. Во время разлуки я ежесекундно думал о тебе, а закрывая глаза, видел твое лицо. Можно сказать, я богохульствовал, когда заявил, что ты мне больше не нужна…

Я качала головой, из глаз продолжали литься слезы.

– Ты не веришь? – прошептал Эдвард, и даже в полумраке я заметила, что его лицо стало бледнее обычного. – Почему лжи веришь, а правде – нет?

– Потому что твоя любовь всегда казалась невероятной. – Мой голос срывался буквально через слово.

Темные глаза сузились, брови нахмурились.

– Я докажу, что ты не спишь, – пообещал Каллен и, не обращая внимания на все попытки вырваться, зажал мое лицо стальными ладонями.

– Пожалуйста, не надо! – лепетала я.

– Почему? – спросил он, лаская дыханием щеку. Перед глазами все поплыло.

– Когда проснусь… – Эдвард открыл рот, чтобы возразить, поэтому пришлось перестраиваться на ходу: – Ладно, забыли! Когда ты исчезнешь, и без этого будет непросто.

Отстранившись буквально на несколько сантиметров, он заглянул мне в глаза:

– Вчера на ласку ты реагировала, как раньше, только чуть осторожнее и сдержаннее. Скажи, почему? Потому что я опоздал? Причинил слишком много боли? Или ты по моему совету начала все сначала? Это было бы… вполне справедливо. Не стану оспаривать твое решение, и, пожалуйста, не жалей меня, просто скажи, можешь ли любить меня после всего, что я сделал?

– Какой идиотский вопрос!

– Ответь на него, пожалуйста!

Целую минуту я буравила его мрачным взглядом.

– Мои чувства не угаснут никогда. Конечно же, я люблю, и тебе этого не изменить!

– Больше мне ничего и не нужно.

Эдвард снова склонился надо мной, и на этот раз отстраниться я не смогла. И не потому, что он в тысячу раз сильнее, а потому, что, когда наши губы встретились, сила воли рассыпалась в прах. Поцелуй получился не таким осторожным, как предыдущие, что подходило мне идеально. Раз уж решила себя губить, взамен нужно получить как можно больше.

Я сама впилась в его губы. Сердце отбивало какой-то рваный, судорожный ритм, дыхание превратилось в свист, а пальцы жадно потянулись к любимому лицу. Прижимаясь к безупречному, как у мраморной статуи, телу, я радовалась, что Каллен не послушал меня и не ушел – никакая боль на свете не оправдывала добровольный отказ от такого… Я ласкала холодные скулы, а Эдвард очерчивал контур моих губ и в перерывах между поцелуями шептал слова любви.

От страсти закружилась голова, и он отстранился – для того лишь, чтобы прильнуть ухом к моей груди.

Погруженная в блаженный ступор, я ждала, когда дыхание и пульс придут в норму.

– Кстати, – совершенно будничным тоном про изнес Каллен, – я не собираюсь никуда исчезать.

В моем молчании Эдварду почудилось сомнение. Приподнявшись, он заглянул мне в глаза:

– Я никуда не поеду, разве что только с тобой.

Всегда мечтал, чтобы ты жила нормальной челове ческой жизнью, и лишь поэтому решился на разлу ку. Я понимал, чем чревато наше общение: ты постоянно в опасности, отдаляешься от своего мира, каждую проведенную со мной секунду рискуешь… Поэтому нужно было попытаться. Нужно было что-то делать, и единственный выход, казалось, – уехать. Без твердой уверенности, что ты от этого выиграешь, я бы ни за что не решился. Я ведь настоящий эгоист, а важнее собственных потребностей… собственных желаний для меня только ты. Хочу я одного – быть с тобой и теперь понимаю, что уже никогда не решусь на отъезд. Тем более, хвала небесам, причин остаться хоть отбавляй! Похоже, куда бы я ни прятался, как далеко бы ни бежал, безопасность тебе не гарантирована. Белла Свон физически несовместима с этим состоянием!

– Пожалуйста, не нужно ничего обещать, – про шептала я. Если начну надеяться, а потом окажется, что напрасно… я просто не переживу. То, с чем не справились беспощадные вампиры, сделает несбыв шаяся надежда.

В черных глазах холодно блеснул гнев.

– Думаешь, я и сейчас лгу?

– Нет, не лжешь, – покачала головой я, пытаясь мыслить логически и обдумать все с холодной объективностью, чтобы не стать жертвой пустых надежд. – Может, сейчас ты правда так думаешь, но что будет завтра, когда вспомнишь причины, которые заставили тебя уехать в прошлый раз? Или через месяц, когда на меня бросится Джаспер?

Каллена передернуло.

Я вспоминала последние дни до его отъезда, пыталась переосмыслить те события, соотнося их с только что услышанным. Если Эдвардом двигала любовь и он решился на отъезд ради меня, его мрачная задумчивость и молчание приобретают совершенно иной смысл.

– Ты ведь и в тот раз как следует все обдумал, верно? Значит, и сейчас поступишь так, как сочтешь правильным.

– Ну, ты переоцениваешь мои силы, – отозвался Эдвард. – А «правильно» и «неправильно», «хорошо» и «плохо» давно потеряли свою значимость. Я так и так собирался вернуться. Еще до того, как Розали сообщила страшную новость. Недели, да что там, дни казались нестерпимо долгими. Каждый час давил тяжким грузом. Вскоре я постучал бы в твое окно, на коленях умоляя принять обратно. Если хочешь, готов проделать это прямо сейчас.

– Пожалуйста, не надо так шутить!

– Я не шучу, – прожигая разочарованным взглядом, сказал Эдвард. – Может, все-таки выслушаешь? Может, дашь объяснить, что ты для меня значишь?

Он внимательно изучал мое лицо и заговорил, лишь убедившись, что я сосредоточилась.

– Белла, до тебя моя жизнь казалась безлунной ночью, темной, озаренной лишь сиянием звезд – источников здравого смысла. А потом… потом по небу ярким метеором пронеслась ты. Пронеслась и осветила все вокруг, я увидел блеск и красоту, а когда ты исчезла за горизонтом, мой мир снова по грузился во мрак. Ничего вроде бы не изменилось, но, ослепленный тобой, я уже не видел звезд, и все лишилось привычного смысла.

Очень хотелось поверить, только это описание больше подходило моему существованию в тяжелую пору разлуки…

– Глаза привыкнут, – пробормотала я.

– Не могут! В том-то и беда.

– А как же развлечения?

– Развлечения? Часть моей виртуозной лжи! – невесело рассмеялся Каллен. – При… хм, агонии никакие развлечения не нужны. Целых девяносто лет сердце считай, что не билось, но на этот раз все было иначе: оно будто исчезло, покинув пустую оболочку. Моя душа осталась здесь, с тобой.

– Даже смешно… – вырвалось у меня.

– Смешно?

– Хотела сказать «странно», думала, такое происходит только со мной! Меня словно на части разобрали! Все это время даже дышать нормально не могла. – Я с наслаждением набрала в грудь побольше воздуха. – А сердце билось как-то… вхолостую.

Эдвард снова прижал ухо к моей груди, а я окунулась в его волосы, наслаждаясь их шелковистой густотой и завораживающим запахом.

– Получается, слежка отвлечься не помогла? – спросила я не столько из любопытства, сколько стараясь отвлечься сама. Радужные надежды манили и переливались яркими красками. Долго сопротивляться не получится. Сердце бешено колотилось и пело радостный гимн.

– Нет, – вздохнул Каллен, – это было не развлечение, а скорее обязанность.

– Что это значит?

– Это значит, даже не считая Викторию опасной, я бы не оставил безнаказанными ее… Увы, я уже говорил, мои навыки далеко не на высоте. Я шел за ней до Техаса, а потом ложный след увел в Бразилию, а Виктория явилась сюда. Даже с континентом не угадал! – простонал Эдвард. – Подобного я и в наихудшем раскладе не предвидел…

– Так ты охотился на Викторию? – потрясенная, вскричала я.

Мерный храп Чарли на секунду затих, затем послышался снова.

– Без особого успеха, – отозвался парень, смущенно разглядывая мое разъяренное лицо. – В следующий раз будет лучше. Недолго ей осталось портить воздух своим мерзким дыханием!

– Об этом… не может быть и речи! – выдавила я. Что за безумие! Даже если помогут Эмметт или Джаспер. Даже если помогут Эмметт и Джаспер. Это куда страшнее, чем являлось мне в кошмарах: зловещая, по-кошачьи гибкая фигура Виктории наступает на Джейкоба Блэка. Представить на его месте Эдварда я даже не решалась, хотя с Калленом справиться куда сложнее, чем с моим другом-оборотнем.

– У нее нет шансов! В иной ситуации я, возможно, не стал бы вмешиваться, но сейчас, после того, как она…

Я снова перебила, стараясь говорить, как можно спокойнее.

– Ты же только что обещал не уходить! – выму чила я, мысленно отторгая слова: нельзя, нельзя, что бы они отпечатались в подсознании. – Разве это совместимо с интенсивной слежкой?

Эдвард нахмурился, с трудом сдерживаемый рык сотряс грудь.

– Белла, я сдержу слово, но Виктория… – рык чуть не вырвался на свободу, – умрет!

– Давай не будем принимать скоропалительных решений, – пытаясь побороть панику, предложила я. – Вдруг она не вернется? Вдруг стая Джейка ее спугнула? Искать ее бессмысленно, к тому же у меня есть дела поважнее, чем Виктория.

Каллен презрительно сощурился, но все-таки кивнул:

– Точно, с оборотнями хлопот не оберешься.

– Речь не о Джейкобе! – фыркнула я. – Моя задача поважнее и посложнее своры волчат, которым нравится наживать себе проблемы.

Эдвард уже собрался что-то сказать, однако в последний момент передумал. Судорожно стиснув зубы, он процедил:

– Неужели? И что за дела такие? По сравнению с чем даже возвращение Виктории отходит на второй план?

– Ну, назовем это второй по важности задачей… – уклончиво ответила я.

– Хорошо, пусть так, – с подозрением кивнул Каллен.

Я запнулась, не зная, отважусь ли назвать фамилию.

– За мной могут прийти другие, – чуть слышно прошелестела я.

Эдвард вздохнул, но отреагировал не так бурно, как я опасалась.

– Значит, Вольтури всего лишь проблема номер два?

– По-моему, они тебя не слишком беспокоят, – отметила я.

– Ну, времени на подготовку более чем достаточно. Видишь ли, они воспринимают время совершенно иначе, чем ты или даже я. Годы для Вольтури – то же самое, что для тебя дни. Не удивлюсь, если до твоего тридцатилетия они ни разу о нас не вспомнят, – беззаботно пояснил парень.

Я похолодела от ужаса.

До тридцатилетия…

Получается, все обещания были пустыми… Раз мне суждено стать тридцатилетней, значит, Эдвард не рассчитывает остаться надолго. Как больно… А это доказывает, что я все-таки начала мечтать и надеяться, хотя так старалась держать себя в руках.

– Ничего не бойся, – успокоил он, с тревогой наблюдая за слезами, выступившими на моих глазах. – Я не позволю им тебя обидеть.

– Пока ты здесь, да…

Господи, да какая разница, что случится, когда я снова останусь одна?

Зажав мое лицо между мраморными ладонями, Эдвард впился в меня черными, словно ночь, глазами. Как же отвернуться, если они притягивают сильнее любого магнита?

– Я никогда тебя больше не оставлю.

– Сам же говорил о тридцатилетии! – Прорвав невидимую плотину, по щекам покатились слезы. – Говорил же? Ты что, останешься и позволишь мне стареть?

Взгляд смягчился, хотя холодные губы превратились в жесткую полоску.

– Именно так я и собираюсь поступить. А что еще остается? Жить я без тебя не могу, но и душу твою губить не намерен.

– Неужели это так… – Я старалась говорить спокойно, однако вопрос был мне явно не по зубам. Услужливая память тут же воскресила лицо Эдварда, каким оно было, когда Аро чуть ли не умолял сделать меня вампиром. Отвращение и неприязнь – вот что оно выражало. Чем объясняется его упрямство? Стремлением спасти мою душу – или неуверенностью, что я буду нужна ему до скончания веков?

– Неужели?.. – напомнил Каллен, рассчитывая услышать вопрос целиком.

Пришлось задать другой, не менее сложный.

– Что будет, когда я состарюсь и буду годиться тебе в матери или даже в бабушки? – раздраженно спросила я, вспомнив, как во сне увидела в зеркале бабулю.

Родное лицо светилось нежностью и участием, а холодные губы смахнули с моей щеки непрошеную слезинку.

– Для меня ты навсегда останешься самой пре красной и желанной, – прошептал он. – Конеч но… – на секунду помрачнев, запнулся он, – если с возрастом ты потеряешь ко мне интерес и захочешь большего, я пойму. Пойму и, если решишь уйти, не стану задерживать.

Взгляд его был нежен, а судя по тону, Эдвард бесчисленное множество раз обдумывал свой идиотский план.

– Понимаешь, что я рано или поздно умру?

К такому вопросу он тоже подготовился.

– Я последую за тобой при первой возможности.

– Это же самое настоящее… – я лихорадочно подбирала нужное слово, – безумие.

– Белла, другого выхода просто нет.

– Давай вернемся на минутку назад! – Оказывается, злость помогает быть сильной и решительной. – Ты помнишь слова Вольтури? Они не дадут мне умереть от старости, появятся в Форксе и убьют. Пусть даже вспомнят о нас лишь в канун моего тридцатилетия, – процедила я, – ты же не надеешься, что они забудут!

– Не-ет, – качая головой, протянул Каллен, – не забудут. Вот только…

– Что только?

Поймав мой настороженный взгляд, он ухмыльнулся. Может, помощь психиатра не мне одной требуется?

– Есть у меня кое-какие планы…

– И эти планы, – перебила я, и с каждым словом мой голос звучал язвительнее и язвительнее, – все как один основаны на том, что я останусь смертной.

Соответствующая реакция не заставила себя ждать.

– Естественно, – с открытым вызовом процедил Каллен, а на лице застыла надменная маска.

Целую минуту мы буравили друг друга сердитыми взглядами, затем я с тяжелым вздохом расправила плечи и, решив сесть, вырвалась из его объятий.

– Хочешь, чтобы я ушел?

– Нет, я сама уйду!

Под недоверчивым взглядом почерневших глаз я выбралась из постели и, не включая свет, стала на ощупь искать туфли.

– Позволь узнать, куда ты собираешься?

– К тебе домой, – отозвалась я, продолжая вслепую шарить по комнате.

Мгновенно поднявшись, Каллен встал рядом со мной.

– Вот твои туфли! А как доберешься?

– На пикапе поеду.

– Чарли наверняка разбудишь, – попробовал остановить меня Эдвард.

– Знаю, но меня все равно на несколько недель под домашний арест посадят. Терять нечего.

– Тебе – да. Чарли будет винить во всем меня.

– Если есть идеи получше, я с удовольствием выслушаю.

– Останься! – попросил Каллен без особой надежды.

– Ни за что! А вот ты располагайся поудобнее! – подначила я, удивляясь, как непринужденно прозвучала острота, и направилась к двери.

Эдвард опередил меня и загородил дорогу. Нахмурившись, я повернулась к окну. До земли не так уж далеко, да и перед домом почти везде трава.

– Ладно, – вздохнул парень, – я тебя донесу.

– Как хочешь, – пожала я плечами. – Но по-моему, тебе стоит вернуться домой.

– Стоит? Это еще почему?

– Потому что ты необыкновенно упрям и наверняка захочешь получить шанс озвучить свое мнение.

– Мнение о чем? – сквозь зубы процедил он.

– Решать будем вместе. Извини, но ты не центр мироздания. – В тот момент речь шла не о моем маленьком мирке. – Раз решил навлечь на нас гнев Вольтури только потому, что хочешь оставить меня смертной, думаю, твоя семья тоже имеет право участвовать в обсуждении.

– Обсуждении чего? – чеканя каждое слово, спросил Каллен.

– Моей смертности. Собираюсь выставить ее на голосование.



glava-4-boss-bespodobnij-ili-bespoleznij-immelman-rejmond.html
glava-4-carstvo-prekrasnogo-greciya-i-grecheskij-mir-iv-vek-do-ne-i-vek-ne-istoriya-iskusstva-ernst-gombrih.html
glava-4-cepi-kuyutsya-duglas-rid.html
glava-4-chem-bolshe-mi-znakomimsya-s-drugimi-tem-glubzhe-poznaem-sebya.html
glava-4-chitatelyu.html
glava-4-chto-ozhidaet-nas-v-perspektive-pasport-programmi-informacionnaya-spravka-problemno-orientirovannij.html
  • grade.bystrickaya.ru/niderlandov-centr-zlatoust.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/yanvar-antropov-vasilij-yakovlevich-vremya-i-sobitiya-2010-bibliograficheskij-ukazatel-ukaz-glavi-respubliki-mordoviya.html
  • student.bystrickaya.ru/2-faktologiya-putcha-s-g-kara-murza-manipulyaciya-soznaniem.html
  • abstract.bystrickaya.ru/3-osnovi-predstavleniya-otchetnosti-kratkie-svedeniya-o-licah-vhodyashih-v-sostav-organov-upravleniya-kreditnoj.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/otravlyayushie-veshestva-i-ih-vozdejstvie-na-organizm-cheloveka.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sobyanin-ne-vpolne-udovletvoren-obustrojstvom-dorozhnih-shodov-dlya-invalidov-v-moskve.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/raspisanie-zanyatij-11-30-12-2011-g-specialnost-rodnoj-yazik-i-literatura-russkij-yazik-i-literatura-na-zimnyuyu-letnyuyu-sessiyu-6-kurs-stranica-12.html
  • thescience.bystrickaya.ru/informacionnie-tehnologii-v-prepodavanii-istorii-i-obshestvoznaniya.html
  • books.bystrickaya.ru/dopusk-studenta-k-zashite-diplomnoj-raboti-pravila-oformleniya-spiska-literaturi-23-primeri-bibliograficheskih-opisanij.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/literatura-g-p-shedrovickij-ob-ishodnih-principah-analiza-problemi-obucheniya-i-razvitiya-v-ramkah-teorii-deyatelnosti.html
  • thescience.bystrickaya.ru/igrovoj-programmi-prilozhenie-po-vozmozhnosti-rekomenduetsya-prilozhit-otzivi-uchastnikov-fotografii-otrazhayushie-hod-igri-osnovnie-dejstviya-igrokov-kriterii-ocenki.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tekushie-mezhdunarodnie-proekti-konkursi-granti-stipendii.html
  • turn.bystrickaya.ru/plan-meropriyatij-upravleniya-po-voprosam-semi-opeki-i-popechitelstva-merii-goroda-arhangelska-na-aprel-2012-goda.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/vozniknovenie-drevnerusskoj-pismennosti.html
  • klass.bystrickaya.ru/administracii-mishkinskogo-municipalnogo-rajona-ot-11-06-2010-g-418-administrativnij-reglament-predostavleniya-municipalnoj-uslugi-vidacha-gradostroitelnogo-plana-zemelnogo-uchastka.html
  • urok.bystrickaya.ru/prilozhenie-3-ob-obespechenii-dostupa-organizacij-kaluzhskoj-oblasti-vhodyashih-v-nacionalnuyu-nano-tehnologicheskuyu.html
  • institute.bystrickaya.ru/etapi-realizacii-koncepciya-razvitiya-turizma-i-otdiha-v-pereslavskom-municipalnom-rajone-yaroslavskoj-oblasti-na-2009-2025-godi.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rbk-daily-19042010-teryayut-vse-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-19-aprelya-2010-goda.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-a-golovanov-giroskopicheskoe.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3-analiz-sushestvuyushego-polozheniya-kompleksnaya-gradostroitelnaya-ocenka-territorii.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-12-raskayanie-i-primirenie-valter-skott-ueverli-ili-shestdesyat-let-nazad-valter-skott-sobranie-sochinenij.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/urok-2-temafajli-i-papki-fajli-i-fajlovaya-sistema.html
  • nauka.bystrickaya.ru/verhovnij-sud-rossijskoj-federacii-opredelenie-ot-21-iyunya-2011-g-n-46-d11-9.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/sochineniya-na-svobodnuyu-temu-portret-moego-otca-2.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/mezhdu-federaciej-profsoyuzov-sverdlovskoj-oblasti.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-babushkinom-rayu-b-i-l-nikitini-mi-i-nashi-deti.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predislovie-pod-nauchnoj-redakciej.html
  • education.bystrickaya.ru/3-struktura-podgotovki-specialistov-otchet-po-rezultatam-samoobsledovaniya-otdelenie-delovoj-i-politicheskoj-zhurnalistiki.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplina-ds-02-03-formirovanie-i-ocenka-konkurentosposobnosti-tovarov-indeks-naimenovanie-disciplini.html
  • shkola.bystrickaya.ru/sssr-v-poslevoennih-mezhdunarodnih-otnosheniyah.html
  • literatura.bystrickaya.ru/spektr-teni-timoti-roderik-misterii-temnoj-luni.html
  • spur.bystrickaya.ru/kompleks-pervonachalnih-sledstvennih-dejstvij-osmotr-mesta-pozhara-ustanovlenie-ochaga-pozhara-osmotr-trupa-na-meste-proisshestviya-dopros-svidetelej-i-poterpevshih.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-pomosh-alpinistu-narodi-nashej-velikoj-rodini-po-ustanovivshejsya-tradicii-otmechayut-trudovimi-podvigami-vidayushiesya.html
  • turn.bystrickaya.ru/planirovanie-i-opredelenie-neobhodimogo-obespecheniya-poletov.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-dlya-molodezhi-i-shkolnikov-shag-v-budushee.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.