.RU

Глава 7. ЗВЕЗДА НАД КАБУЛОМ - Верстаков От "Правды"


^ Глава 7. ЗВЕЗДА НАД КАБУЛОМ

В конце декабря 1979-го у меня было особенно хорошее предновогоднее настроение. Во-первых, обжился в газете, завел немало друзей, научился справляться с редакционной текучкой, правильно "ставить себя" в команди­ровках, добывать нужную информацию и быстро "отписываться". Во-вторых, забрезжила надежда получить-таки квартиру в Москве: на лианозовской окраине достраивался дом для низшей обслуги ЦК (официанток, уборщиц, водителей), от которого ЦК заранее отказался — из-за глухоманного положения и близости к железнодорожным путям; несколько квартир, по слухам, могли перепасть журналистам "Правды".

Были и предпраздничные бытовые везения. Сумел, например, получить неплохой продуктовый заказ, героически отстояв многочасовую очередь в издательском Доме быта, и даже достал отличную елку - через приятелей из "Комсомольской правды": в их редакции партийная скромность не соблюдалась, елки они закупали централизованно, прямо в лесопитомнике.

Вечером 28-го настроение усложнилось. В редакцию для обязательной публикации поступила ТАССовская заметка с заголовком "Обращение правитель­ства Афганистана". Поскольку эта небольшая заметка возвестила начато поч­ти десятилетней войны, приведу ее полностью:

"Кабул, 28 (ТАСС). Кабульское радио передало сегодня заявление прави­тельства Демократической Республики Афганистан. В нем говорится:

"Правительство ДРА, принимая во внимание продолжающееся и расширяюще­еся вмешательство и провокации внешних врагов Афганистана и с целью защи­тить завоевания Апрельской революции, территориальную целостность, наци­ональную независимость и поддержания мира и безопасности, основываясь на Договоре о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве от 5 декабря 1978 г., обратилось к СССР с настоятельной просьбой об оказании срочной политичес­кой, моральной, экономической помощи, включая военную помощь, с которой правительство Демократической Республики Афганистан ранее неоднократно обращалось к правительству Советского Союза.

^ Правительство Советского Союза удовлетворило просьбу афганской стороны".

Дальнейшие события мне описывать трудно - по той естественной причине, что делал это неоднократно: в газетных и журнальных публикациях, в нескольких изданиях своей книги "Афганский дневник", разбухавшей после очередных командировок на войну, даже в стихах и песнях, которые до сих пор иногда слышу в переходах метро - их поют под гитару наши бывшие солдаты-"афганцы". Кстати, название этой главы взял из своей давней песни; первый куплет в ней звучал так:

^ Горит звезда над городом Кабулом,

горит звезда прощальная моя.

Как я хотел, чтоб Родина вздохнула,

когда на снег упал в атаке я...

В песне рассказывалось о начале войны, о штурме дворца Амина, в котором участвовали избранные бойцы нашей армии и КГБ. Тогда это было глубокой тайной, сейчас рассекречено и опубликовано в добром десятке мемуарных и даже научных трудов. И все-таки многое до сих пор запутано, неучтено, осталось за кадром.

Вот почему решил все же посвятить несколько страниц своей нынешней книги уточненной версии начала афганских событий. Записал ее в декабре 1994-го, нигде не печатал, но сразу озвучил на радио "Свобода". Как и обещал, позже расскажу в подробностях свой мистически странный роман с этой очень нерусской радиостанцией, пока лишь отмечу, что во времена псевдо-демократического одурения я попросту не имел возможности говорить в отечественной печати мало-мальскую правду, - тем более о "Правде" и героизме советских людей в Афганистане. Итак, вот что прозвучало тогда в эфире "Свободы":

"В декабре 79-го года я был спецкором военного отдела "Правды". Помню возбуждение, которое вдруг охватило редакцию вечером 28-го числа - после получения ТАССовской заметки об оказании Советским Союзом вооружен­ной помощи Афганистану. В наш самый маленький в "Правде" отдел понабежали самые большие газетные люди, задавая десятки вопросов, на которые мы, военные журна­листы, тоже не знали ответов. Впрочем, всеобщее мнение от этого уже не зависело. Мнение было простым: "Вляпались".

Еще через день поползли жутковатые слухи: дескать, первый де­сант на Кабул наполовину погиб, наших парашютистов расстреляли еще в воздухе и добивали ножами на земле. Министерство обороны в ответ на наши телефонные запросы отмалчивалось, - причем не из вредности, а действительно по незнанию: начало и первые этапы операции "Шторм" были и впрямь глубоко засекречены.

А в новогоднюю ночь мне позвонил знакомый десантник и сказал, что, по слухам, в Афгане погиб наш общий друг, лучший комбат ВДВ Леонид Хабаров, - нельзя ли как-нибудь уточнить этот слух по пар­тийным каналам, поскольку военные наглухо перекрыты. Увы, пар­тийные каналы информации в те дни как бы и вовсе отсутствовали. В общем, слухи, неразбериха, ужасы.

В Афганистан я попал только дней через десять. Переоделся в военную форму, взял редакционную командировку в Ташкент, и оттуда почти нелегально перелетел военно-транспортным самолетом в Баграм, а затем в Кабул и Шинданд.

^ На месте картина ввода войск прояснилась. Если не вдаваться в политику, она была такова.

Во-первых, наши войска вошли, а точнее влетели в Афганистан не в декабре 79-го, а на пять месяцев раньше. Еще в июле на авиабазу в Баграм, это в пятидесяти километрах от афганской столицы, высадился 1-й батальон Ошского парашютно-десантного полка Ферганской дивизии. Десантники без боев, этакой тихой сапой установили над Баграмом надежный контроль, тихо-мирно жили до самой зимы и лишь в декабре получили первый внятный приказ: тайно встретить прилетающих из Союза пятерых афган­цев, обеспечить секретность их пребывания на авиабазе и абсолютную личную безопасность. Впрочем, к этому времени в Баграме появился еще один батальон, спецназовский, то есть подчиняющийся Главному разведывательному управлению, набранный из советских людей азиатского происхождения, немедленно переодетых в Баграме в афганскую военную форму. Этот батальон вошел в ис­торию под именем "мусульманского". Сюда же, в Баграм, вскоре прилетели и вовсе загадочные люди - по виду и повадкам бойцы покруче даже спецназовцев. Лишь много позже станет известно их кодовое название: отряды "Зенит" и "Гром" группы "А" Коми­тета госбезопасности. В декабре 79-го их называли, согласно легенде прикрытия, "геологами".

^ Дата же ввода собственно войск - трех мотострелковых и од­ной десантной дивизии, нескольких отдельных полков и бригад - неоднократно переносилась. В конце концов председатель Революционного Совета Афганистана Хафизулла Амин, умолявший ввести войска как можно раньше, догадался, что загвоздка в нем самом: видимо, встречать советские дивизии должен уже не он, а какой-то другой, новый глава партии и страны. Тогда и прошел по за­секреченной связи в афганские военные части приказ о "нейтрализации" советских военных советников. Один из них, полковник Виктор Дмитриевич Жуков, который служит сейчас в Ленинграде, рассказывал мне, как сумел избежать этой нейтрализации. Во-первых, в тот же день, но чуть раньше, он, советник командира афганского пехотного полка, получил приказ по засекреченной же советнической связи: обеспечить временную непригодность техники и тяжелого оружия полка к ведению боевых действий. Этот приказ он еще выполнял, когда штабной посыльный срочно вызвал его к командиру полка. По дороге в штаб Жукова перехватил друживший с ним офицер-афганец и успел сказать, что получен какой-то секретный приказ, касающийся советников. У Жукова была с собой граната "лимонка". Он выдернул из нее чеку, прижал предохранительную скобу и опустил руку с гранатой в карман. Так и провел получасовую беседу с командиром полка, кото­рый, к счастью, колебался, выполнять или нет внезапный приказ о нейтрализации, то есть расстреле советников. В конце разго­вора Жуков вытащил руку с гранатой из кармана - рука была бе­лой. Побелело и лицо афганского командира. Чеку вставить не удалось, так что гранату они выбросили на улицу, за угол штаба.

По разным данным, в эти декабрьские дни 79-го года было "нейтрализовано" от 15 до 25 наших военных советников. Точная цифра до сих пор не известна, поскольку военные советники направлялись в Афганистан по линии Министерства иностранных дел, а МИД в России традиционно не считает военных людьми, соответственно и потери их не подсчитывает и не сообщает.

Движение через советско-афганскую границу основной массы войск, составивших знаменитую впоследствии 40-ю армию, нача­лось 25 декабря в 15 часов по московскому времени. Пятью днями раньше мусульманский батальон, усиленный тремя подразделениями баграмских десантников, взяв на свои бронемашины отряды "Гром" и "Зенит", выдвинулся из Баграма в Кабул и расположился лагерем в пятистах метрах от новой резиденции Хафизуллы Амина - трехэтажного дворца в пригороде Кабула Дар-уль-Амане.

27 декабря, в 18.25, на три с лишним часа раньше запланированного времени, начался штурм аминовского дворца. Перенос времени штурма объяснялся неудачей предыдущей акции - отравления Амина.

Кто именно пытался его отравить - в точности не известно. Вероятнее всего - сами афганцы, по согласованию, ес­тественно, с КГБ. Амина чудом спасли, практически вытащив с того света, вызванные во дворец из Кабульского госпиталя советские военные врачи-советники. Один из них, полковник Виктор Кузнеченков, погибнет во время штурма.

Сам штурм был ужасен. Получился этакий огненный слоеный пирог. Внутри дворца личная охрана Амина и отборные офицеры афганской гвардии пытались сдержать ворвавшихся в здание бойцов "Зенита" и "Грома". Мусульманский батальон и 9-я рота десантников из Баграма, вплотную окружив дворец, отбивались от внешней охраны - афганских коммандос и танкового полка. Тех, в свою очередь, атаковали высадившиеся на Кабульском аэродроме и брошенные в Дар-уль-Аман десантники 103-й, так называемой Витебской дивизии. А тут еще по дворцу, по всем атакующим и обороняющимся ударили прибывшие из Баграма спаренные зенитные установки "ЗУ-23"…

^ Так выглядел самый знаменитый бой 27 декабря 1979 года. Но в Кабуле тем вечером были и другие бои: у здания Генерального штаба, возле тюрьмы Пули-Чархи, в центре города на площади Пуштунистан… А из Баграма мчалась бронеколонна 2-го батальона 345-го парашютно-десантного полка, везущая в Кабул Бабрака Кармаля и его главных сподвижников в новом правительстве Афганистана (та самая пятерка афганцев, тайно переправленная в Баграм из Москвы)".

Примерно таким было мое выступление по "Свободе" в декабре 1994-го. Разумеется, в эфире говорил не по бумажке, отклонялся от написанных тезисов, импровизировал. Сейчас, спустя еще двенадцать лет, хочется опять слегка отклониться, кое-что пояснить, добавить личных деталей.

Да, общее мнение в "Правде" о вводе войск в Афганистан поначалу было единодушным: вляпались и т.д. Вслух и я говорил то же самое, но - неудобно сейчас вспоминать - был затаенно счастлив: ведь это "моя" война, и я обязательно на нее попаду - и потому, что молод, и потому, что военный, и потому, что работаю в "Правде". Вовсе не хотел никого убивать, заранее страдал по неизбежным потерям в наших войсках, заранее трусил (только бы в плен не попасть и не стать бы калекой), но внутреннее счастливое возбуждение не проходило.

Вернувшись из первой афганской командировки - точнее, из самовольной отлучки на войну, я, не заезжая домой, явился в редакцию, доложил Гай­дару обстоятельства своего нелегального попадания в Афганистан и тамош­нюю военную обстановку. Гайдар позавидовал и похвалил, но сказал, что дело серьезное: могут и по шее накостылять за подобную самодеятельность.

- Отоспись, продумай короткий доклад, завтра пойдем каяться к Афанасьеву.

Назавтра, после редколлегии, выпили с Тимуром для храбрости коньяку, взяли карту Афганистана с подрисованными на ней нашими первыми гарнизона­ми, отрепетировали виноватый, но гордый вид, и спустились на четвертый этаж (военный отдел был на пятом).

Не помню уж почему, но ту нашу тройственную встречу я в свой дневник по свежим следам не записал. Возможно потому, что после нее снова пили коньяк – с Гайдаром, Студеникиным, с друзьями-соседями по этажу... Но кое-что помнится и без дневника.

Главный встретил неласково:

- Ну что, снова вляпались? Англичан там дважды побили, и вас разобьют. Постреляете кучу народу, а потом будете думать, как живыми сбежать.

Гайдар дипломатично обиделся:

- Вы же знаете, Виктор Григорьевич, решение принимали не мы, не военные...

Я обиделся менее дипломатично:

- Там Амин уже столько людей настрелял, сколько мы и за десять лет не сумеем.

И рассказал, как в Баграме наши десантники лопатами расчищали от ссохшейся крови полы в каменных приаэродромных бараках - при Амине там расстреливали партийную оппозицию и мусульманских священников.

Главный посмотрел на меня более внимательно, даже выслушал мои торопливые пояснения к карте: сколько дивизий, бригад и полков вошли, где разместились, какие получили задачи. В конце встречи сказал:

- Ладно, пиши. Пусть мы и вляпались, но замалчивать это дело не будем.

Впрочем, пора вернуться к началу событий, к моему пересказу их в эфире "Свободы". Упомянул тогда Леонида Хабарова. Это с ним и десантниками его разведроты Петр Студеникин прыгал на Памирские горы и ходил "на выжива­ние" в раскаленную пустыню. Но я Леонида до Афганистана не видел, только разговаривал по телефону. Не встретились и в Афганистане, хотя слух о его гибели в новогоднюю ночь оказался явно преувеличенным. Да, его 4-й батальон 56-й десантно-штурмовой бригады пересек госграницу впереди всех колонн, с ходу ворвался на высокогорный перевал Саланг, обеспечил прохождение главных сил и был оставлен на перевале для охраны и обороны тоннелей - это на высоте четырех километров, при страшном в том году северном ветре и снежных бурях. Но потерь батальон еще не имел.

Накарканное тяжелое ранение Хабаров получил уже весной, в особенный, как он потом грустно шутил, день: 13 апреля, в понедельник, в возрасте Иисуса Христа, в високосном году (1980-м). Его батальон бросили на самый восток, в начало Панджшерского ущелья, куда, кстати, за всю войну наши войска больше не добирались. Боевую задачу десантники выполнили, но на обратном пути попали в засаду. Хабаров почти одновременно получил два ранения в руку, причем одна из пуль была разрывной, но сознание не потерял, продолжал руководить боем, вывел батальон из-под огня. Кость предплечья была раскрошена, однако руку, как ни странно, удалось спасти: сделал это в Кабульском госпитале великий военный хирург Владимир Николенко, ко­торый в Афганистане спас многих наших бойцов и который, похвастаюсь, однажды оперировал и меня.

Заглядывая вперед, скажу, что руку Хабаров – после пятнадцати операций! - не только сохранил, но и разработал ("Рюмку и автомат держу без проблем"), стал командиром полка, затем снова сражался в Афганистане, воспитал двух сыновей-десантников. Да, мы - военный отдел "Правды" - пытались ему помогать: и публикациями, и ходатайствами перед военными чиновниками. А потом оглянулись и вдруг увидели: ведь это он помогал нам, журналистам, не терять оптимизма, жить и надеяться на справедливость.

Но вернусь к своему выступлению по "Свободе". Не помню конкретной причины, по которой слишком уж хлестко обругал Министерство иностранных дел. Да, военные советники отравлялись в Афганистан через МИД, но подчинялись, конечно, не столько ему, сколько Министерству обороны. Число по­гибших от "нейтрализации" я уточнить не сумел, всего же в Афганистане погибли и умерли за время войны 190 военных советников.

Помню, что существовала легкая зависть армейцев к офицерам-советникам: те получали значительно больший оклад, а некоторые, числившиеся при высоких афганских начальниках, жили в относительно неплохих бытовых условиях, даже имели квартиры в Кабуле. Но позавидовав, армейские офицеры признавали, что служить и воевать среди своих все-таки лучше. К тому же большинство военных советников находились под огнем и в зоне боев гораздо чаще и дольше, чем большинство армейцев. Недавно подсчитал со своим другом Олегом Брылевым, который два года служил советником начальника 7-го управления ("спецпропаганда") Главного политуправления армии ДРА, сколько реально времени он пробыл "на боевых": получилось 222 дня. Таких "двоечников" даже среди офицеров-десантников были считанные единицы.

И последнее, по поводу "Свободы", краткое уточнение - об отравлении Хафизуллы Амина. Сделал это не афганец, а наш офицер КГБ, капитан, по совместительству личный повар Амина. Мне довелось познакомиться с ним на послевоенной встрече "Зенита" и "Грома", когда он впервые открыто появился среди коллег-комитетчиков. Его приняли с пониманием, но и с укором:

- Ты каким ядом пытался Амина травить - крысиным, что ли?

Капитан, низенький человек восточного вида и происхождения, застенчи­во возражал:

- Теоретически яд был надежный, но у афганцев другой организм, да и наши врачи слишком быстро приехали, помешали.

- Плохому танцору… - Ну и так далее.

А теперь коротко о своем опыте и приемах журналистской работы в Афга­нистане. Они очень быстро свелись к внешне странному правилу: не гоняться за информацией и событиями – сами тебя найдут. Ни разу не использовал диктофон, не сделал на войне ни одной фотографии. При этом отнюдь не скрывал, что я журналист, что буду писать о том, что вижу, и о тех, с кем общаюсь. Но писать буду после, когда уеду, а пока хочу просто пожить в гарнизоне, пройти по обычному маршруту в обычной колонне, сходить на будничные, давно запланированные "боевые"…

В Афганистане переодевался в солдатскую "эксперименталку" - полевую форму со множеством карманов, в которую нынче одета вся армия, но которая впервые появилась именно в начале афганских событий. Если давали - брал автомат, но без крайней нужды не стрелял. Бронежилет не надевал никогда. По Кабулу ходил без оружия, однако предпочитал ездить. В первое время – даже на БТРе!

Именно на броневике я приехал в январе 1980-го из окраинного Дар-уль-Амана, где вблизи покореженного аминовского дворца стоял пала­точный городок штаба армии, в центр афганской столицы, к отелю "Кабул". Кто-то из армейских политработников накануне сказал, что слышал в посольстве (куда я появляться боялся – документов-то не было), что в этом отеле на днях поселился большой журналист из "Правды". Отель охранялся афганской армией, солдатики перед входом попробовали было потыкать меня в живот автоматами, но БТР за моей спиной газанул, пулеметная башен­ка правильно повернулась, и в отель меня пропустили.

Большим журналистом оказался Е.Демченко – член редколлегии "Правды", редактор по отделу развивающихся стран. Павел Епифанович прилетел в Афганистан уже вполне легально – с загранпаспортом, валютой и с заданием выяснить политическую обстановку.

Встретились мы хорошо: обнялись, выпили, поговорили. Демченко рассказал мне политическую обстановку, я - конкретные детали военной. Подобное разделение журналистских интересов сохранялось все годы афганских событий. Наши между­народники, приезжие и собкоры, в войска не совались (единственное исключе­ние было ближе к концу войны, о нем позже и расскажу), мы, за исключением лично Гайдара, не лезли в политику.

Прощаясь, Павел Епифанович спросил, хорошо ли меня вооружили. Я отодвинул тяжелую портьеру окна, показал на БТР перед отелем. Демченко рассмеялся:

- А я хотел тебя удивить. - И достал из-под подушки пистолет, а из шкафа новенький автомат АКМ. - В посольстве всучили; надеюсь, не пригодится…


formirovanie-informacionnoj-kulturi-lichnosti-v-bibliotekah-i-obrazovatelnih-uchrezhdeniyah-stranica-3.html
formirovanie-informacionnoj-kulturi-molodezhi.html
formirovanie-informacionnoj-obrazovatelnoj-sredi-pedagogicheskogo-vuza.html
formirovanie-innovacionnoj-ekonomiki-i-innovacionnih-sistem-stran-evropejskogo-soyuza-stranica-2.html
formirovanie-inoyazichnoj-kommunikativnoj-kompetentnosti-s-pomoshyu-evristicheskoj-i-proektno-issledovatelskoj-deyatelnosti.html
formirovanie-intellektualno-informacionnoj-podderzhki-innovacionnoj-deyatelnosti-i-mobilnosti-specialista.html
  • college.bystrickaya.ru/32-nalogovoe-planirovanie-putem-vibora-alternativnoj-sistemi-nalogooblozheniya.html
  • education.bystrickaya.ru/3-vmesto-zaklyucheniya-neobhodimost-prekrasheniya-szhiganiya-othodov-alternativnie-puti-resheniya-problemi.html
  • lecture.bystrickaya.ru/4-opisanie-i-rabota-sistemi-mokrogo-hraneniya-rekonstrukciya-i-tehnicheskoe-perevooruzhenie-predpriyatiya-dlya-obespecheniya.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-tovarovedenie-i-ekspertiza-vkusovih-tovarov.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-ostrova-i-zasipal-peplom-cvetushie-goroda-na-nem-no-i-nanes-ogromnij-usherb-v-n-ivanov-tajni-gibeli-civilizacij.html
  • tests.bystrickaya.ru/mdou-detskij-sad-23-kolokolchik-s-chusovitino-bank-ucheta-detej-dlya-predostavleniya-mest-v-municipalnih-doshkolnih.html
  • thesis.bystrickaya.ru/pravila-zemlepolzovaniya-i-zastrojki-bogashevskogo-selskogo-poseleniya-tomskogo-rajona-tomskoj-oblasti-primenitelno-k-chasti-territorii-poseleniya-mkr-anikino.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-14-organizaciya-reklamnoj-deyatelnosti-uchebno-metodicheskij-kompleks-rekomendovano-redakcionno-izdatelskim.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tablica-7-raschet-stoimostnoj-ocenki-godovogo-prirodoohrannogo-effekta-ot.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/problemi-zakonnosti-ponyatie-principi-garantii.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-na-2011-2012-uchebnij-god-1-klassi-stranica-9.html
  • lecture.bystrickaya.ru/54cap-otdel-kadrov-joblcard-ru-obshie-voprosi-lcardlcard-ru.html
  • holiday.bystrickaya.ru/o-prepodavanii-tehnologii-2010-2011-uchebnom-godu-normativno-pravovie-dokumenti-prepodavanie-predmeta-v-2010-2011-uchebnom-godu.html
  • school.bystrickaya.ru/gotichne-rozumnnya-krasi.html
  • znanie.bystrickaya.ru/aventyura-xxi-o-tom-kak-krimhilda-ehala-k-gunnam-v-g-admoni-pesn-o-nibelungah.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplina-teplotehnika-naimenovanie-disciplini-soglasno-uchebnomu-planu-stranica-2.html
  • znanie.bystrickaya.ru/4-rejting-kso-metodika-s-n-smirnov-gosudarstvo-i-modernizaciya.html
  • studies.bystrickaya.ru/izderzhki-obrasheniya-v-sovremennoj-sisteme-upravleniya-torgovim-predpriyatiem.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pri-uchastii-dmitriya-bedareva-stranica-3.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-v-kononova-vladivostokskij-gosudarstvennij-universitet-ekono-stranica-14.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/a-kucherena-prizval-glavu-mosgorsuda-podat-v-otstavku-novosti-rbk-on-line-smi-moskva-10-03-2011-17-stranica-23.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vnutrifrakcionnaya-rabota-radio-gosduma-rf-monitoring-smi-12-dekabrya-2006-g.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/postanovlenie-optimiziruet-process-provedeniya-rassledovaniya-predshestvuyushego-vvedeniyu-specialnih-zashitnih-mer-antidempingovih-mer-ili-kompensacionnih-mer.html
  • composition.bystrickaya.ru/perevod-s-franc-a-a-veselovskogo.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/kriminalisticheskaya-harakteristika-dtp-chast-4.html
  • nauka.bystrickaya.ru/urok-v-forme-poznavatelno-intellektualnoj-igri-umniki-i-umnici.html
  • textbook.bystrickaya.ru/issledovanie-strukturi-sistemi-peredachi-informacii-i-modelirovanie-razlichnih-tipov-signalov.html
  • education.bystrickaya.ru/247-zashita-peredachi-dannih-data-line-security-rukovodstvo-po-programmirovaniyu-soderzhanie-istoriya-izmenenij.html
  • lesson.bystrickaya.ru/rok-akademicki-stranica-48.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sostoyalis-peregovori-kuzbasskih-predprinimatelej-s-predstavitelyami-delovih-krugov-severo-kazahstanskoj-oblasti-sko.html
  • pisat.bystrickaya.ru/torgovie-nacenki-i-skidki.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rm-rilke-otchet-po-individualnomu-issledovatelskomu-proektu-07-01-178-vipolnennomu-pri-podderzhke-nauchnogo-fonda-gu-vshe.html
  • reading.bystrickaya.ru/llektiva-prioritetnimi-ostayutsya-napravleniya-grazhdansko-patrioticheskogo-i-duhovno-nravstvennogo-stanovleniya-lichnosti-rebenka-visokaya-trebovatelnost-k-urovn.html
  • notebook.bystrickaya.ru/i-nauchno-obrazovatelnij-kompleks-tehnologii-izucheniya-osvoeniya-prognozirovaniya-i-upravleniya-georesursami-i-geosistemami.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-11-registraciya-tehnicheskoe-osvidetelstvovanie-i-razreshenie-na-ekspluataciyu.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.