.RU

Глава 4 - Втексте использованы песни групп "Беломорс" и "Белая гвардия" на стихи Александра Ульянова и Зои Ященко


Глава 4


Эдгар печально смотрел на обломки фляжки. Увы, вид у него сейчас был не тот. чтобы изображать скорбь – широкие трусы веселенькой расцветки, вислая майка и просачивающееся между трусами и майкой пузико. За своей физической формой Инквизиторы не очень-то следили, видно больше полагались на могучую магию.

– Ты же не в Праге, – попытался я его утешить. – Это Россия. У нас если бутылка не сдается – ее уничтожают.

– Теперь объяснительную писать, – мрачно сказал Эдгар. – Бюрократы в Чехии не хуже российских.

– Зато выяснили, что Лас – не Иной.

– Ничего мы не выяснили, – раздраженно буркнул Инквизитор. – Положительный результат был бы бесспорен. Отрицательный... ну, допустим, он настолько сильный Иной, что почувствовал ловушку. Вот и пошутил... в своем духе.

Я промолчал. Такой вариант и в самом деле нельзя было исключить.

– Не похож на Иного, – тихо сказал Костя. Он сидел на кровати, в одних трусая, мокрый от пота, тяжело дышащий. Похоже, слишком долго резвился в теле летучей мыши. – Я и в "Ассоли" его проверял. Всеми силами. И сейчас тоже... не похож.

– К тебе отдельный разговор, – обрезал Эдгар.

– Зачем носился у самого окна?

– Наблюдал.

– Не мог сесть на крышу и голову свесить?

– На скорости в сто километров? Я хоть и Иной, но законов физики отменить не могу. Сносит!

– Значит, лететь со скоростью сто километров тебе физика не мешает? А усидеть на крыше вагона – не можешь?

Костя насупился и замолчал. Полез в пиджак, не таясь достал оттуда маленькую фляжку. Глотнул – чего-то густого, темно-багрового, почти черного.

Эдгар поморщился:

– Как скоро тебе потребуется... пища?

– Если больше трансформироваться не придется – завтра к вечеру, – Костя поболтал фляжку в воздухе. Что-то тяжело плеснуло. – На завтрак еще хватит.

– Я могу... в связи с особыми обстоятельствами... – Эдгар покосился на меня, – выдать тебе лицензию.

– Нет, – быстро сказал я. – Это нарушает установленный порядок.

– Константин сейчас находится на службе Инквизиции, – напомнил Эдгар. – Светлые получат компенсацию.

– Нет, – повторил я.

– Ему необходимо питаться. А люди в поезде, скорее всего, обречены. Все до единого.

Костя молчал, смотрел на меня. Без улыбки, серьезно так смотрел...

– Тогда я покину поезд, – сказал я. – И делайте, что вам угодно.

– Узнаю Ночной Дозор, – негромко произнес Костя. – Умываешь руки? Вы всегда так поступаете. Сами же отдаете нам людей – и сами же презрительно морщитесь.

– Молчать! – рявкнул Эдгар, вставая и оказываясь между нами. – Оба – молчать! Не время для перебранок! Костя, тебе необходима лицензия? Или ты можешь продержаться?

Костя покачал головой:

– Не надо мне лицензии. Где-нибудь в Тамбове будем стоять, вылезу, поймаю пару котов.

– Почему именно котов? – заинтересовался Эдгар. – Почему... э... не собак, к примеру?

– Мне собак жалко убивать, – объяснил Костя. – Котов тоже... но где я в Тамбове возьму корову или овцу? А на маленьких станциях поезд недолго стоит.

– Будет тебе в Тамбове баран.. – пообещал Эдгар.

– Нечего... мистику плодить. С этого все и начинается – находят обескровленные трупы животных, пишут статьи в желтой прессе...

Он достал мобильник, выбрал в адресной книжке какой-то номер. Подождал – долго, пока мирно спящий человек не снял трубку.

– Дмитрий? Не верещи, спать некогда, родина зовет... – покосившись на нас Эдгар четко произнес:

– Привет тебе от Соломона, с подписями и печатями.

Какое-то время Эдгар молчал, то ли давал человеку опомниться, то ли слушая его реплики.

– Да. Эдгар. Вспоминаешь? Вот именно так, – сказал Эдгар. – Мы о тебе не забыли. И ты нам нужен. Через четыре часа в Тамбове остановится поезд Москва – Алма-Ата. Нам нужен баран. Что?

На секунду убрав трубку от лица и – прикрыв микрофон Эдгар с чувством произнес:

– Какие они ослы, эти вольнонаемные сотрудники!

– Осел меня тоже устроит, – усмехнулся Костя. Эдгар вновь произнес в трубку:

– Нет, не ты. Нужен именно баран. Животное такое. Или овца. Или корова. Это меня не волнует. Через четыре часа ты стоишь поблизости от вокзала с животным. Нет, собака не годится! Потому, что не годится! Нет, есть его никто не будет. Мясо и шкуру сможешь забрать. Все, я позвоню, когда приедем.

Спрятав трубку Эдгар пояснил:

– В Тамбове у нас очень ограниченный... контингент. Никого из Иных там сейчас нет, только наемный сотрудник из людей.

– Ото, – только и сказал я. В Дозорах людей никогда не было.

– Бывает необходимо, – туманно пояснил Эдгар. – Ничего, справится. Не зря же свой хлеб ест. будет тебе баран, Костя.

– Спасибо, – мирно ответил Костя. – Лучше, конечно бы, овцу. Но и баран сгодится.

– Вы уже закончили гастрономическую тему? – не выдержал я.

Эдгар наставительно произнес:

– Наша боеспособность – тоже важный вопрос., . Итак, ты утверждаешь, что на этого... Ласа... было произведено магическое воздействие?

– Именно. Этим утром. Ему внушили желание поехать в Алма-Ату на поезде.

– Смысл есть, – согласился Эдгар. – Если бы ты не обнаружил след, мы всерьез взялись бы за мужика. Потратили бы уйму сил и времени. Но это значит...

– Что преступник прекрасно знаком с делами Дозоров, – кивнул я. – Он в курсе расследования в "Ассоли", знает, кто был у нас под подозрением. То есть...

– Кто-то из самого руководства, – согласился Эдгар. – Пять-шесть Иных в Ночном, столько же в Дневном Дозорах. Ну, допустим, два десятка... Все равно – очень, очень мало.

– Или кто-то из Инквизиции, – сказал Костя.

– Ну-ну. Имя брат, имя, – Эдгар усмехнулся. – Кто?

– Витезслав, – Костя помолчал секунду уточнил. – Например.

Несколько секунд мне казалось, что невозмутимый обычно Темный маг примется ругаться нагом. И, непременно, с прибалтийским акцентом. Но Эдгар сдержался:

– Ты не слишком устал от трансформации, Константин? Может быть, тебе пора баиньки?

– Эдгар, я помоложе тебя, но оба мы – младенцы перед Витезславом, – спокойно ответил Костя. – Что мы видели? Одежду, набитую прахом. Мы проверяли этот прах?

Эдгар молчал.

– Я не уверен, что по останкам вампира можно что-то определить... – вставил я.

– Зачем бы Витезслав... – начал Эдгар.

– Власть, – коротко ответил Костя.

– Да при чем тут власть? Если он решил украсть книгу – зачем было сообщать о ее находке? Взял потихоньку – и скрылся. Он был один, когда ее нашел! Понимаешь? Один!

– Мог не сразу понять с чем имеет дело, – парировал Костя. – Или не сразу решиться на преступление. Но инсценировать собственную смерть и удрать с книгой, пока мы ловим его убийцу – великолепный код!

Эдгар задышал чаще. Кивнул:

– Хорошо. Я попрошу проверить. Я сейчас же свяжусь с... с Высшими в Москве и попрошу проверить прах.

– Для подстраховки попроси проверить останки и Гесера, и Завулона, – посоветовал Костя. – Мы не можем быть уверены, что они оба непричастны.

– Не учи батьку детей делать... – буркнул Эдгар. Уселся поудобнее – и отключился.

Да, Гесеру с Завулоном этой ночью выспаться тоже не придется...

Я зевнул и сказал:

– Господа, вы как хотите... я – спать.

Эдгар не ответил – мысленно беседовал с кем-то из Великих. Костя кивнул и тоже полез под одеяло.

Я забрался на верхнюю полку, разделся, впихнул джинсы и рубашку на полочку. Снял часы, положил рядом – не люблю спать в часах. Костя внизу щелкнул выключателем ночника, стало темно.

Эдгар сидел не шевелясь. Уютно стучали колеса. Говорят, в Америке, где используют длиннющие цельнолитые рельсы, в них специально делают пропилы – чтобы имитировать стыки и создавать этот самый уютный перестук колес...

Мне не спалось.

Кто-то убил Высшего вампира. Или же сам вампир инсценировал свое убийство. Неважно. В любом случае этот кто-то обладал немыслимой Силой.

Зачем ему бежать? Прятаться в поезде – с риском, что весь поезд будет уничтожен, или, к примеру, его окружит сотня Высших и устроит тотальную проверку? Глупо, ненужно, рискованно. Стал самым сильным Иным – рано или поздно, власть к тебе придет. Через сто лет, через двести – когда все позабудут и про ведьму Арину, и про мифическую книгу. Уж кто-кто, а Витезслав должен был это понимать.

Это... это как-то слишком по-человечески. Сумбурно и нелогично. Никак не похоже на действия мудрого сильного Иного.

Но только такой Иной был способен убить Витезслава.

Опять все не складывается...

Внизу шевельнулся Эдгар. Вздохнул, зашуршал одеялом, забираясь на полку.

Закрыв глаза я постарался максимально расслабиться.

Представил, как тянутся за поездом рельсы... через станции и полустанки, мимо городов и городишек, до самой Москвы, и как разбегаются от вокзала дороги, чтобы за кольцевой сморщиться от выбоин, чтобы за сотым километром превратиться в разбитые шоссейки, подползти к захудалой деревеньке, к старому бревенчатому дому...

"Светлана?"

"Я ждала, Антон. Как вы там?"

"Едем. Что-то странное творится..."

Я постарался максимально открыться перед ней... ну, или почти максимально. Размотать свою память, будто рулон ткани на столе закройщика. Поезд, Инквизиторы, разговор с Ласом, разговор с Эдгаром и Костей...

"Странно" – после короткой паузы произнесла Светлана. "Очень странно. Такое ощущение, что кто-то с вами играет. Мне это не нравится, Антон".

"Мне тоже. Как Надя?"

"Спит давно".

В таком разговоре, доступном лишь Иным, нет интонаций. Но что-то, все-таки, их заменяет – я почувствовал легкую неуверенность Светланы.

"Ты не дома?"

"Нет. Я... в гостях у одной старушки".

"Светлана!"

"Именно в гостях, не беспокойся! Решила обсудить с ней ситуацию... и узнать кое-что о книге".

Да, мне надо было сразу понять, что не только беспокойство за дочку заставило Светлану нас покинуть.

"И что ты выяснила?"

"Это была книга "Фуаран". Та самая. Настоящая. И... насчет сына Гесера мы были правы. Бабушка веселилась от души... и восстанавливала полезные контакты".

"А потом пожертвовала книгой?"

"Да. Оставила ее, в полной уверенности, что тайник быстро найдут – и прекратят поиски".

"И что она думает о случившемся?" – я старательно избегал называть имена, будто такой разговор можно подслушать.

"Мне кажется, она в панике. Хотя и хорохорится".

"Светлана, как быстро "Фуаран" может превратить человека в Иного?"

"Почти мгновенно. Требуется минут десять, чтобы произнести все заклинания, потом нужно несколько ингредиентов... или, можно сказать, один... кровь двенадцати человек. Хотя бы по капли крови, но от двенадцати разных людей".

"Зачем?"

"Это надо саму Фуаран спрашивать. Уверена, вместо крови сгодилась бы любая жидкость, но ведьма привязала заклинание к крови... В общем – десять минут подготовки, двенадцать капель крови – и можешь превращать человека в Иного. Или целую группу людей, главное – чтобы все они были в поле твоего зрения".

"И какова будет их сила?"

"Разная. Но слабых можно подтянуть до более высокого уровня следующим заклинанием. Теоретически из любого человека можно создать Высшего мага".

Что-то тут было, в ее словах. Что-то важное. Вот только пока я не мог поймать эту нить...

"Света, а чего боится... старушка?"

"Массового превращения людей в Иных".

"Не собирается явиться с повинной?"

"Нет. Собирается немедленно делать ноги. И я ее понимаю".

Я вздохнул. Все-таки стоило бы привлечь Арину к ответственности... стоило бы, не выдвигай против нее Инквизиция обвинения в саботаже. И опять же

– Гесер...

"Света, спроси ее... спроси, для чего похититель мог отправиться на восток? Может быть, в тон месте, где "Фуаран" был написан, книга обретет большую силу?"

Пауза. Как жалко, что это не сотовая трубка, что нельзя поговорить с ведьмой напрямую. Увы, прямой разговор возможен лишь между близкими людьми. Хотя бы единомышленниками.

"Нет... Она очень удивилась. Говорит, что никакой привязки к местности у "Фуарана" нет. Книга будет работать хоть в Гималаях, хоть в Антарктиде, хоть на Берегу Слоновой Кости.

"Тогда... тогда узнай, мог ли ей воспользоваться Витезслав? Все-таки вампир, низший Иной..."

Снова пауза.

"Мог. Хоть вампир, хоть оборотень. Хоть Темный, хоть Светлый. Никаких ограничений. Единственное, что книгой не смог бы воспользоваться человек".

"Это понятно... Больше ничего?"

"Ничего, Антон. Я надеялась, что она сможет дать нам зацепку... но ошиблась".

"Ладно. Спасибо. Я люблю тебя".

"И я тебя. Отдыхай. Вот уверена, утром все станет яснее..."

Тонкая ниточка, протянувшаяся между нами, порвалась. Я заерзал, устраиваясь поудобнее. Потом не удержался, посмотрел на стол.

Стрелка "компаса" по-прежнему вращалась. "Фуаран" была в поезде.

Ночью я просыпался два раза. Один раз, когда к Эдгару явился кто-то из Инквизиторов, доложить об отсутствии каких-либо докладов. Второй раз, когда поезд остановился в Тамбове и Костя тихо вышел из купе.

Встал я после десяти.

Эдгар пил чай. Костя, порозовевший и свежий, жевал бутерброд с колбасой. Стрелка вращалась. Все по-прежнему.

Я оделся прямо на полке, спрыгнул вниз. В комплекте с бельем шел крошечный кусочек ныла, к которому и сводилась вся доступная мне гигиена.

– Берн, – буркнул Костя, пододвигая мне полиэтиленовый пакет. – Я там взял кое-чего... в Тамбове...

В пакете нашлась упаковка одноразовых бритв, флакончик геля для бритья "Жилет", зубная щетка и паста "Новый жемчуг".

– Одеколон забыл, – добавил Костя. – Не подумал.

Неудивительно, что забыл – вампиры, как и оборотни, не слишком-то жалуют сильные запахи. Может быть и эффект от чеснока, по большому счету для вампиров совершенно безвредного, связан с тем, что он мешает им искать жертву?

– Спасибо, – сказал я. – Сколько я тебе должен?

Костя махнул рукой.

– Я ему уже выдал, – сообщил Эдгар. – Тебе, кстати, тоже командировочные положены. Пятьдесят долларов в день, плюс на питание – по кассовым чекам.

– Хорошо живет Инквизиция, – съязвил я. – Новостей нет?

– Гесер и Завулон пытаются разобраться с останками Витезслава, – он так и сказал, "с останками", торжественно и официально. – Трудно что-либо понять. Ты же знаешь, чем старше вампир, тем меньше от него остается после смерти...

Костя сосредоточенно жевал бутерброд.

– Ну да, – согласился я. – Пойду, умоюсь.

В вагоне уже почти все проснулись, только пара купе, где гуляли слишком уж активно, оставались закрытыми. Я выстоял короткую очередь и втиснулся в казарменный уют вагонного сортира. Теплая водичка лениво сочилась из железной пипки крана. Отполированный стальной лист, заменяющий зеркало, был давно и безнадежно запачкан мыльными брызгами. Чистя зубы жесткой китайской щеткой я вспоминал ночной разговор со Светой.

Что-то важное было в ее словах. Было – но так и осталось непонятым, ни Светланой, ни мной.

И я должен это понять.

В купе я вернулся пусть и не приблизившись к истине, но с идеей, показавшейся мне плодотворной. Попутчики уже закончили завтракать, и я, закрыв дверь, сразу перешел к делу:

– Эдгар, есть идея. На длинном перегоне твои ребята начинают отцеплять вагоны. Один за другим. Чтобы поезд не остановился, кто-то из ник контролирует машиниста. Мы следим за компасом. Как только будет отцеплен вагон с книгой – стрелка на это укажет.

– Ну и? – кисло спросил Эдгар.

– Мы локализуем книгу. С точностью до вагона. А потом можно окружить вагон, и поодиночке отводить в сторону каждого пассажира с его багажом. Как только найдем убийцу – стрелка на него укажет. Все! Нет никакой необходимости уничтожать поезд!

– Я над этим думал, – неохотно сказал Эдгар. – Тут есть только один, но решающий довод против. Преступник поймет, что происходит. И сможет нанести удар первым. – Пусть прибудут Гесер, Завулон, Светлана, Ольга... есть у Темных еще сильные маги? – я посмотрел на Костю.

– Найдутся, – уклончиво ответил Костя. – А сил хватит?

– Против одного Иного?

– Не просто Иного, – напомнил Эдгар. – Согласно легенде, чтобы уничтожить Фуаран собрались несколько сотен магов.

– Соберем и мы. В Ночном Дозоре почти две сотни сотрудников, в Дневном – не меньше. Да еще сотни резервистов. Каждая сторона сможет выставить по тысяче Иных, не меньше.

– В основном – слабых, шестого-седьмого уровня. Настоящих магов, от третьего уровня и выше, наберется не больше сотни, – Эдгар говорил так уверенно, что сомнений не оставалось – он и впрямь обдумывал вариант силового противостояния. – Этого может хватить – если усилить Темных и Светлых Инквизиторами, использовать амулеты и соединить обе Силы вместе. Но может и не хватить. Тогда самые сильные бойцы погибнут и у преступника окажутся развязаны руки. Ты не предполагаешь, что он рассчитывает именно на такой вариант?

Я покачал головой.

– А я думал и над этим, – с мрачным удовлетворением произнес Эдгар. – Преступник может рассматривать поезд как ловушку, к которой соберутся все сильные маги России. Он мог обвесить весь поезд заклинаниями, которые мы не почувствуем.

– Тогда к чему все наши усилия? – спросил я. – Зачем мы тут? Ядерная бомба – и нет проблем!

Эдгар кивнул:

– Да. Именно ядерная, она поражает все слои Сумрака. Но вначале надо убедиться, что цель не ускользнула в последний момент.

– Ты встал на позицию Завулона? – уточнил я.

Эдгар вздохнул:

– Я стою на позициях здравого смысла. Тотальная проверка поезда с привлечением больших сил чревата магическим побоищем. Люди, кстати, все равно погибнут. Уничтожение поезда... да, жалко людей. Зато глобальных потрясений избежим.

– Но если есть еще шанс... – начал я.

– Есть. Поэтому предлагаю продолжить поиски, – согласился Эдгар. – Мы с Костей берем в помощь моих ребяток и прочесываем поезд – от хвоста и головы одновременно. Будем использовать амулеты, в подозрительных случаях – попытаемся проверить подозреваемого сквозь Сумрак. А ты еще раз поговори с Ласом. Все-таки он у нас под подозрением.

Я пожал плечами. Все это ужасно напоминала имитацию поисков. В глубине души Эдгар сдался.

– Когда "час X"? – спросил я.

– Завтра к вечеру, – ответил Эдгар. – Когда будем проходить безлюдные районы вблизи Семипалатинска. Все равно там бомбы взрывали... одним тактическим зарядом больше – невелика беда.

– Удачной охоты, – сказал я и вышел из купе. Все это профанация. Все это – лишь строчки в отчете, который уже готовится писать Эдгар. "Несмотря на предпринятые усилия локализовать преступника и обнаружить "Фуаран"..."

Мне иногда приходила в голову мысль, что Инквизиция – это реальная альтернатива Дозоров. Ведь чем мы занимаемся? Разделяем людей и Иных. Следим за тем, чтобы действия Иных максимально не затрагивали людей. Да, это практически невозможно, часть Иных – паразиты по своей природе. Да. противоречия между Светлыми и Темными таковы, что столкновения неизбежны.

Но есть еще Инквизиция, она стоит над Дозорами, она тоже хранит равновесие, она – третья сила и разделяющая структура более высокого порядка, она исправляет ошибки Дозоров...

Все оказалось не так.

Нет никакой третьей силы. Нет и не было никогда.

Инквизиция – это инструмент разделения Темных и Светлых. Только и всего. Она следит за соблюдением Договора, но вовсе не в интересах людей, лишь в интересах Иных. Инквизиция – те Иные, кто знает – мы все паразиты, ничем Светлый маг не лучше вампира.

И пойти работать в Инквизицию – это значит смириться. Это значит – окончательно повзрослеть, сменить наивный юношеский максимализм на здоровый взрослый цинизм. Признать – есть люди, есть Иные, и ничего общего между ними нет.

Я готов это признать?

Да, наверное.

Но вот перейти в Инквизицию, почему-то, не хочу.

Лучше уж тянуть лямку в Ночном Дозоре. Заниматься никому не нужной работой по защите никому не нужных людей.

Кстати, почему бы мне не проверить единственного подозреваемого? Пока еще есть время.

Лас уже не спал. Сидел в своем купе, мрачно разглядывая унылые виды за окном. Столик был приподнят, в раковине, под тонкой струйкой воды, охлаждалась бутылка кумыса.

– Нет холодильника, – грустно сказал он. – Даже в самом хорошем вагоне – холодильник в купе не предусмотрен. Хочешь кумыса?

– Я уже.

– Тогда?

– Ну, чуть-чуть... – согласился я.

Коньяка Лас и впрямь налил по капле, только губы смочить. Мы выпили и Лас задумчиво произнес:

– И что на меня вчера нашло, а? Ну скажи, с какой это стати разумный человек поедет отдыхать в Казахстан? Ну – в Испанию. Ну – в Турцию. Ну – в Пекин, на фестиваль поцелуев, если уж хочется экстремального туризма. А в Казахстане что делать?

Я пожал плечами.

– Это была странная флюктуация сознания, – сказал Лас. – Я тут подумал...

– И решил слезть, – предположил я.

– Верно. И снова залезть. На встречный поезд.

– Здравое решение, – сказал я искренне. Во-первых – мы избавлялись от одного подозреваемого. Во-вторых – спасется хороший человек.

– Через пару часов – Саратов, – вслух рассуждал Лас. – Там и выйду. Сейчас деловому партнеру позвоню, попрошу встретить. Хороший город – Саратов.

– И чем же он так хорош? – заинтересовался я.

– Ну... – Лас вновь наполнил рюмочки, теперь чуть щедрее. – На территории Саратова испокон веков жили люди. Этим он выгодно отличается от районов крайнего Севера и приравненных к ним. В царские времена там была губерния, но отсталая, недаром Чацкий говорил КБ глушь, в Саратов!" Ныне же это – промышленный и культурный центр региона, крупный железнодорожный узел.

– Ну-ну, – осторожно сказал д. Непонятно было, всерьез он говорит, или просто несет пургу, в которой слово "Саратов" легко заменить на "Кострому", "Ростов" или любой другой город.

– Самое ценное – крупный железнодорожный узел, – пояснил Лас. – Перекушу в каком-нибудь "Макдональдс" – и в обратный путь. Еще там есть старинный собор, непременно его осмотрю. Не зря же я ехал?

Да, все-таки наш неведомый противник переосторожничал. Внушение было слишком слабым и развеялось за сутки.

– Слушай, а с чего ты все-таки сорвался в Казахстан? – осторожно спросил я.

– Говорю же – просто так, – вздохнул Лас.

– Совсем-совсем просто так?

– Ну... сижу, никого не трогаю, струны на гитаре меняю. Вдруг звонок. Номером ошиблись, искали какого-то казаха... даже имени не запомнил. Я трубку положил, стал размышлять, сколько в Москве живет казахов. А у меня как раз на гитаре две струны было, как на домбре, я их подтянул и стал тренькать. Смешно так вышло. Мелодия какая-то получилось... навязчивая такая, притягательная. И думаю – дай съезжу в Казахстан!

– Мелодия? – уточнил я.

– Ага. Притягательная такая, зовущая. Степи, кумыс, все такое...

Неужели, все-таки, Витезслав? Магия обычно незаметна для простого человека. Но магия вампиров – это что-то среднее между полноценной магией и очень сильным гипнозом. Она нуждается во взгляде, звуке, прикосновении – каком-то, пусть самом крошечном контакте вампира и человека. И она оставляет след – ощущение взгляда, звука, прикосновения...

Старый вампир надул всех нас?

– Антон, – задумчиво сказал Лас. – А ведь ты не молоком торгуешь.

Я смолчал.

– Будь на мне что-нибудь, интересное ФСБ, я в уссался от страха, – продолжил Лас. – Только мне кажется, тут и ФСБ впору испугаться.

– Давай не станем углубляться в этот вопрос? – предложил я. – Так будет лучше.

– Угу, – быстро согласился Лас. – Верно. Так что мне, выходить в Саратове?

– Выходи и вали домой, – кивнул я, вставая. – Спасибо за коньяк.

– Слушаюсь, – сказал Лас. – Всегда рад помочь. Ерничает ли он – было непонятно. Видимо, у некоторых людей такая манера говорить получается автоматически.

Обменявшись с Ласом в меру торжественным рукопожатием, я вышел в коридор и двинулся в наш вагон.

Итак – Витезслав? Ай да умник... ай да проверенный сотрудник Инквизиции!

Меня распирал азарт. Ясное дело, усилившись до невообразимости Витезслав способен маскироваться под кого угодно. Хоть под этого сопливого ребенка двух лет от роду, осторожно выглядывающего из родного купе. Хоть под толстую девицу с невообразимо огромными золотыми серьгами. Хоть под проводника, лебезящего перед Эдгаром – да почему бы и нет?

Даже под самого Эдгара или Костю...

Я остановился, глядя на Инквизитора и вампира, стоящих в коридоре напротив нашего купе. А если и впрямь...

Нет, стоп. Это уже безумие. Все возможно, но не все случается. Я – это я, Эдгар – это Эдгар, Витезслав – это Витезслав. Иначе работать невозможно.

– Есть информация, – сказал я, вставая между Костей и Эдгаром.

– Ну? – Эдгар кивнул.

– На Ласа воздействовал вампир. Он вспоминает... что-то вроде музыки, позвавшей его в дорогу.

– Как поэтично, – фыркнул Эдгар. Но улыбаться не стал, а одобрительно кивнул:

– Музыка? Очень похоже на кровосо... извини, Костя. На вампиров.

– Можешь сказать политкорректно: "на гемоглобинозависимых", – одними губами улыбнулся Костя.

– Гемоглобин тут не при чем, сам знаешь, – отрезал Эдгар. – Что ж. Это ниточка. – Он вдруг заулыбался и похлопал меня по плечу:

– А ты упрямый. Что ж, у поезда есть шанс. Подождите меня здесь.

Эдгар быстро двинулся по коридору. Я решил было, что к своим бойцам, но Эдгар вошел в купе начальника поезда и закрыл дверь.

– Что он задумал? – спросил Костя.

– А я знаю? – я покосился на парня. – Возможно, есть какие-то особые заклинания для выявления вампиров?

– Нет, – отрезал Костя. – Все как у прочих Иных. Если Витезслав скрывается среди людей – никакими заклинаниями его не прошибить. Глупость какая...

Он занервничал – и я его понимал. Все-таки тяжело принадлежать к самому отверженному меньшинству мира Иных – и охотиться на своего собрата. Как он мне однажды сказал... молодому, глупому, отважному охотнику на вампиров: "Нас очень мало. Когда кто-то уходит, мы сразу это чувствуем".

– Костя, а ты почувствовал смерть Витезслава?

– Ты о чем, Антон?

– Ты когда-то говорил, что вы чувствуете смерть... своих.

– Чувствуем, если вампир лицензированный. Когда убивает регистрационная печать – отдачей всех в округе скручивает. У Витезслава печати не было.

– Но Эдгар явно что-то придумал, – пробормотал я. – Какие-нибудь инквизиторские штучки?

– Наверное, – Костя сморщился. – Почему так, Антон? Почему нас единственных постоянно травят... даже свои? Темные маги тоже убивают!

Он вдруг заговорил со мной как раньше. Как будучи еще невинным мальчишкой-вампиром... хотя, какая уж невинность у вампира?

И это было ужасно, это выворачивало меня наизнанку – проклятые вопросы и проклятая предопределенность, но уже от того, кто перешел границу. Кто стал охотиться и убивать...

– Вы убиваете... ради пищи, – сказал я.

– А ради власти, ради денег, ради забавы – более благородно? – горько спросил Костя. Повернулся ко мне, заглянул в глаза:

– Почему ты со мной так разговариваешь... брезгливо? Когда-то мы были друзьями. Что изменилось?

– Ты стал Высшим вампиром.

– И что с того?

– Я знаю, как вампиры становятся Высшими, Костя.

Несколько секунд он смотрел мне в глаза. А потом начал улыбаться. Той самой, вампирской улыбочкой – вроде бы и нет еще никаких клыков во рту, а уже чувствуешь их на горле.

– Ах, да... Надо пить кровь невинных девушек и детей, убивать их... Старый, классический рецепт. Так стал Высшим старина Витезслав... Ты хочешь сказать, что ни разу не заглянул в мое досье?

– Нет, – ответил я.

Он даже обмяк. И улыбка стала жалкой, растерянной.

– Совсем ни разу?

– Нет, – уже понимая, что когда-то и в чем-то ошибся, ответил я.

Костя неловко развел руками – и заговорил, обходясь исключительно союзами, междометиями и местоимениями:

– Ну и... это... вот... ну ты... я-то... да... ну ты и...

– Не хочу я заглядывать в досье на друга, – сказал я и неловко добавил:

– Пусть даже бывшего.

– А я-то думал, ты смотрел, – сказал Костя. – Ясно. На дворе двадцать первый век, Антон. Вот... – он полез в карман пиджака и достал свою фляжку. – Концентрат... донорской крови. Двенадцать человек сдают кровь – и никого не надо убивать. Гемоглобин, конечно, не причем! Куда важнее эмоции, которые испытывает человек, сдавая кровь. Но ты и представить себе не можешь, сколько людей до смерти боятся, но все-таки идут к врачу, сдают кровь для родных. Мой личный рецепт... "пропись Саушкина". Только ее обычно называют "коктейль Саушкина". Наверняка в досье записано.

Он торжествующе смотрел на меня... и, наверное, никак не мог понять, почему же я не улыбаюсь. Почему не бормочу виновато: "Костя, прости, я-то тебя считал сволочью и убийцей... а ты честный вампир, добрый вампир... современный вампир..."

Да, он таким и был. Честным, добрым и современным. Не зря работал в НИИ гематологии.

Бог только почему он сказал про состав? Про кровь двенадцати человек?

Хотя, понятно, почему. Откуда мне знать содержание "Фуарана". Откуда мне знать, что для заклинания требуется именно кровь двенадцати человек?

У Витезслава не было под рукой этих двенадцати. Он не мог сотворить заклинание из "Фуарана" и повысить свою силу.

А у Кости была фляжка.

– Антон, ты что? – спросил Костя. – Ты что молчишь?

Эдгар вышел из купе проводника, что-то говоря пожал начальнику поезда руку, направился к нам – все еще с довольной улыбкой на лице.

Я посмотрел на Костю. И все прочел в его глазах.

Он понял, что я понял.

– Где ты прячешь книгу? – спросил я. – Быстро. Это твой последний шанс. Единственный шанс. Не губи себя... в этот миг он ударил. Без всякой магии – если не относить к магии нечеловеческую силу вампира. Мир взорвался белой вспышкой, во рту хрустнули зубы и челюсть будто отнялась. Я отлетел в конец коридора и затормозил о какого-то пассажира, не вовремя выползшего подышать. Наверное, ему надо было бы сказать спасибо за то, что я не потерял сознания – впрочем, вместо меня отрубился сам пассажир.

Костя стоял, потирая кулак – и его тело мерцало, мгновенно входя и выходя из Сумрака, скользя между мирами. Так поразившая меня когда-то особенность вампиров... Геннадий, отец Кости, идущий ко мне через двор, мать Кости, Полина, обнимающая за плечи совсем еще юного вампира... мы законопослушные... мы никого не убиваем... вот ведь угораздило – жить по соседству со Светлым магом...

– Костя?! – воскликнул Эдгар, останавливаясь.

Костя медленно повернул к нему голову. Я не увидел – почувствовал, что он оскалился.

Эдгар выбросил перед собой руки – и коридор перегородила мутная стена, похожая на пласт горного хрусталя. Возможно, он еще не понял, что к чему, но инстинкты у Инквизитора работали.

Костя издал низкий, воющий звук и уперся в стену ладонями. Стена держала. Вагон потряхивала на стыках, за моей спиной медленно, неторопливо начинала визжать женщина. Костя пошатывался, пытаясь продавить защиту Эдгара.

Я поднял руку и послал в Костю "серый молебен" – древнее заклинание против нежити. Всякую поднятую из могил органику, никакого сознания не имеющую, а живущую лишь за счет воли колдуна, "серый молебен" разваливает на кусочки. Вампиров – замедляет и ослабляет.

Костя повернулся, когда тонкие серые нити окутали его в Сумраке. Шагнул ко мне, встряхнулся – заклинание рвалось на глазах. Никогда еще я не видел такой грубой, но эффектной работы.

– Не мешай мне! – рявкнул он. Лицо Кости заострилось, клыки прорезались по-настоящему. – Не хочу... не хочу тебя убивать...

Я сумел приподняться и поверх поверженного пассажира вполз в купе. На верхних полках начали визжать какие-то мужики внушительных габаритов – ничуть не хуже той женщины, что орала, стоя у дверей в туалет. Подо мной раскатились по полу какие-то стаканы и бутылки.

Костя одним прыжком появился в проеме двери. Только окинул мужиков взглядом – и те замолчали.

– Сдавайся... – прошептал я, садясь на полу у столика. Челюсть двигалась как-то странно – вроде и не вывихнута, но каждое движение отдает болью.

Костя засмеялся:

– Я вас всех тут сделаю... если захочу. Идем со мной, Антон. Идем! Я не хочу зла! Что тебе эта Инквизиция? Что тебе Дозоры? Мы все изменим!

Он говорил совершенно искренне. Даже просительно.

Почему требуется стать самым сильным, чтобы позволить себе слабость?

– Опомнись... – прошептал я.

– Ты дурак! Дурак – делая шаг ко мне, прорычал Костя. Протянул руку – пальцы уже оканчивались когтями. – Ты...

Початая бутылка "Посольской", из которой лениво текла водка, сама попалась мне под руку.

– Пора нам выпить на брудершафт, – сказал я. Он успел отклониться, но брызги все-таки попали на лицо. Костя взвыл, запрокинул голову. Будь ты хоть самый высший вампир, но алкоголь для тебя – отрава.

Я встал, подхватил со столика недопитый стакан, занес руку. Крикнул:

– Ночной Дозор! Ты арестован! Руки за голову, клыки втянуть!

В дверь буквально одновременно втиснулись трое инквизиторов. Вызвал их Эдгар, или сами почувствовали неладное? Они повисли на Косте, все еще растирающем окровавленное лицо. Один пытался прижать к шее Кости серый металлический диск – нечто, под завязку напичканное магией...

И в следующий миг Костя показал, на что он способен.

Удар ноги выбил у меня стакан, я впечатался спиной в окно. Рама затрещала. А на месте Кости крутился серый вихрь – удары рук и ног следовали с неимоверной, лишь киногероям доступной скоростью. Во все стороны летели брызги крови и ошметки плоти, будто кто-то решил смолоть в блендере кусок парного мяса.

Потом Костя прыгнул в коридор, оглянулся – и нырнул в окно, будто не замечая толстого двойного стекла.

Стекло его тоже не заметило.

Костя еще раз мелькнул за окном, кувыркающийся по склону – и поезд унесся прочь.

Слышал я о таком трюке из вампирского арсенала, вот только всегда считал развоплощение досужей выдумкой. Даже в справочниках напротив хождение сквозь стены и стекла в реальном мире" стояло стыдливое "н.п." – "не подтверждено".

В купе бесформенной грудой лежали два инквизитора – изорванные гак, что можно было и не интересоваться наличием пульса.

Третьему повезло – он сидел на койке, зажимая рану в животе.

Под ногами хлюпала кровь.

Пассажиры на верхних полках больше не орали – один закрыл голову подушкой, другой смотрел вниз стеклянными глазами и тихонько хихикал,

Я сполз со стола и на негнущихся ногах вышел в коридор. спрашивать, что там было – простой ушиб, трещина или перелом. Починил – и ладно. Вот только два передних зуба остались выбитыми и касаться их языком было неприятно.


glava-77-glen-charlz-kuk.html
glava-77-pravo-ispolzovaniya-rezultatov-intellektualnoj-grazhdanskij-kodeks-rossijskoj-federacii.html
glava-77-torfyanie-elektroustanovki-razrabotano-s-uchetom-trebovanij-gosudarstvennih-standartov-stroitelnih.html
glava-7begstvo-bastinda-i-krilatij-lev.html
glava-7funkcionalnie-rasstrojstva-golosa-lavrova-e-v-logopediya-osnovi-fonopedii.html
glava-7izderzhki-i-sebestoimost-proizvodstva-v-energetike-uchebnoe-posobie-izdatelstvo-tpu-tomsk-2006.html
  • institut.bystrickaya.ru/temi-referatov-po-discipline-otechestvennaya-istoriya.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rassledovanie-prestuplenij-v-sfere-kompyuternoj-informacii.html
  • crib.bystrickaya.ru/ii-11-zemelnie-resursi-osobennosti-ispolzovaniya-ocenki-i-upravleniya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/162-trudoyomkost-obyomi-uchebnoj-raboti-i-napolnyaemost-grupp-obuchayushihsya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otchet-glavi-nefteyuganskogo-rajona-o-rezultatah-svoej-deyatelnosti-i-deyatelnosti-stranica-6.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vsovetskoj-literature-posvyashennoj-velikoj-otechestvennoj-vojne-za-belorussiej-prochno-zakrepilos-nazvanie-partizanskoj-respubliki-vetom-nazvanii-otrazilo-stranica-20.html
  • testyi.bystrickaya.ru/bednie-lyudi-pelevin-generation-p-viktor-pelevin-generation.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-antikrizisnoe-upravlenie.html
  • testyi.bystrickaya.ru/apoldenburgskij-organizator-mediko-socialnoj-sluzhbi-vo-vremya-pervoj-mirovoj-vojni.html
  • predmet.bystrickaya.ru/samostoyatelnaya-rabota-kak-sredstvo-obucheniya-resheniyu-uravnenij-v-5-9-klassah-vipolnil-uchitel-matematiki-stranica-5.html
  • tasks.bystrickaya.ru/21-aprelya--analiticheskaya-zapiska-o-sostoyanii-i-problemah-zakonotvorchestva.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-po-predmetu-russkij-yazik.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhores-ivanovich-alferov-rodilsya-v-belorussii-v-vitebske-15-marta-1930-g-neobichnoe-imya-zhores-otec-starij-bolshevik-dal-emu-v-chest-zhana-zhoresa-osnovatelya.html
  • writing.bystrickaya.ru/7-i-prishel-chelovek-ovca-strannij-rasskaz-cheloveka-so-strannostyami-1.html
  • gramota.bystrickaya.ru/yaponskaya-delovaya-etika-kak-dogovoritsya-s-potomkami-samuraev-chast-2.html
  • composition.bystrickaya.ru/p-erechen-prilozhenij-k-polozheniyu-o-provedenii-voenno-sportivnoj-patrioticheskoj-igri-zarnica.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-iii-antichnij-mir-programma-disciplini-vseobshaya-istoriya-dlya-napravleniya-030100-62-filosofiya-podgotovki.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/organizatori-tovarnogo-rinka.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadacha-2-raschet-fiziko-himicheskih-parametrov-gaza-stroitelnie-konstrukcii.html
  • testyi.bystrickaya.ru/98-uchastnikam-spektaklya-elizaveta-petrovna-k-s-stanislavskij-sobranie-sochinenij-tom-8.html
  • crib.bystrickaya.ru/i-poyasnitelnaya-zapiska-harakteristika-uchebnogo-predmeta-ego-mesto-i-rol-v-obrazovatelnom-processe.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/unit-1-what-do-young-people-face-in-society-today-rabochaya-programma-uchebnogo-predmeta-mou-russko-aktashskoj-sosh.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-7-slastenin-v-a-i-dr-pedagogika-ucheb-posobie-dlya-stud-vissh-ped-ucheb-zavedenij-v-a-slastenin-i.html
  • thescience.bystrickaya.ru/istoricheskie-etapi-strahovaniya-v-regionah-rossii.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-elektivnomu-kursu-semevedenie-dlya-10-klassa-municipalnogo-byudzhetnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/soderzhanie-kursa-uchebno-metodicheskij-kompleks-ekonomiko-matematicheskoe-modelirovanie-dlya-specialnosti-080105.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zakonomerno-narastanie-interesa-k-osobennostyam-stroeniya-socialnomu-stranica-3.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vadim-aleksandrovich-chernobrov-stranica-58.html
  • essay.bystrickaya.ru/biblioteka-priklyuchenij-i-nauchnoj-fantastiki-stranica-7.html
  • report.bystrickaya.ru/kanikuli-kanikuli-programma-obucheniya-v-universitetskom-mediko-biologicheskom-klasse-ministerstvo-zdravoohraneniya.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zhile-plyus-stranica-5.html
  • school.bystrickaya.ru/feodalnaya-razdroblennost-rusi-seredina-xii-xv-vv.html
  • testyi.bystrickaya.ru/akcentuacii-i-psihopatii-u-podrostkov-chast-3.html
  • college.bystrickaya.ru/27-organizaciya-analiticheskogo-ucheta-vneshnetorgovih-sdelok-konspekt-lekcij-krasnoyarsk-2005-avtori-sostaviteli.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-sistemi-upravleniya-himiko-tehnologicheskimi-processami-dlya-specialnosti-240502-tehnologiya-pererabotki-plasticheskih-mass-i-elastomerov.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.