.RU

Глава 4 - Кондратьев Леонид Владимирович Отыгрывать эльфа непросто! Книга 2 Глава 1 Центральный архив нквд. Дело...


Глава 4


Приказ НКВД СССР?00237 о мероприятиях по обеспечению секретности использования медикаментозного состава 'Зелье кошачьего глаза' лётчиками ночных эскадрилий


Москва. 24 июля 1941 г.


Сов. секретно


Содержание:


о мероприятиях по обеспечению секретности использования медикаментозного состава 'Зелье кошачьего глаза' лётчиками ночных эскадрилий


№ 00237


24 июля 1941 г.


В целях обеспечения секретности использования медикаментозного состава 'Зелье кошачьего глаза' лётчиками ночных эскадрилий приказываю:


Начальнику Особого технического бюро НКВД майору Государственной Безопасности В.А. Кравченко:


1. С целью дезинформации противника разработать и установить на самолёты прибор якобы предназначенный для ночных вылетов.


2. Разработать комплекс мер для создания видимости особой важности прибора (охрана, хранение, установка)


3. Снабдить приборы устройствами самоуничтожения, гарантирующими его практически полное уничтожение.


4. Организовать утечку информации о существовании закрытой лаборатории при институте мозга занимающейся проблемой зрения.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л.Берия


Саров С.Г. 'Ночные лётчики и их роль в Великой отечественной войне', Военное издательство министерства обороны СССР, 1992 г. Избранные фрагменты мемуаров.

23.07.1941


К нам на аэродром в сопровождении двух автоматчиков и одного капитана из НИИ ВВС прибыл майор НКВД — Куров Геннадий Степанович. С начальником нашего тридцать третьего ИАП-а Николаем Ивановичем Акулиным майор имел беседу в закрытом кабинете в течение полутора часов. Всё это время перед закрытыми дверьми кабинета стояли прибывшие с майором два сержанта с ППД. Вечером случилась вторая неожиданность: к нам на полосу приземлилось звено 'Мигов' НИИ ВВС, и в здании штаба новоприбывшим срочно выделили комнату с охраной. 24 июля утром нам на собрании объявили о формировании трёх новых звеньев с участием прибывших вчера лётчиков. И что на время полётов экипажи звеньев переведут в отдельную казарму и полностью запретят общение с персоналом не занятым непосредственно обслуживанием этой отдельной эскадрильи. Как мы догадались — привлечение пилотов нашей части к формированию эскадрильи было обосновано знанием района боевых действий. Лётчики НИИ ВВС хоть и изучили район по картам, но полностью уверенными себя не чувствовали. Вот в то утро я и узнал, что переведён во второе звено вновь созданной на базе нашего истребительного полка особой ночной эскадрильи. Первое что меня поразило — подписка о неразглашении, которую заставили подписать всех наших вновь переводимых пилотов, и техников. Потом каждого из нас (и аэродромный персонал тоже), почти четыре часа песочили особисты. А после них была отдельная медкомиссия, промурыжившая нас до глубокого вечера. За этот, показавшийся нам бесконечным день, была провёрнута гора организаторской работы. Фактически эскадрилья была сформирована с нуля за неполных восемь часов. Для её организации не жалели ни людей, ни средств. На обслуживание особой эскадрильи раздёргали БАО. Вдобавок против всех норм и правил были выделены мотористы, оружейники и прибористы и всё это для обслуживания одной эскадрильи. В кратчайшие сроки были выделены помещения для отдельной столовой и для дополнительной охраны в виде двух рот автоматчиков. Всех пилотов, включая новоприбывших, поселили в отдельную казарму и запретили покидать расположение части.


Уже вечером, после медкомиссии, нам на собрании в присутствии капитана НИИ ВВС и майора Курова, теперь являвшегося нашим куратором, наконец объяснили к чему такой уровень секретности.


Оказывается, на базе нашей эскадрильи будет проходить войсковые испытания новый секретный химический состав, дающий возможность безо всяких приборов видеть в темноте.


Тем же вечером под присмотром врачей весь лётный состав эскадрильи принял микстуру. Нам раздали мотоциклетные очки с затемнёнными тёмно-синими стёклами, рассадили по стульям и выдали рекомендации по дальнейшему поведению на период приёма препарата: Днём и в освещённых помещениях находиться только в затемнённых очках. Ни в коем случае не пытаться смотреть на солнце и осветительные приборы в период действия препарата.


Эскадрилья переводилась на полностью ночной образ жизни. Контакты с любыми людьми извне запрещались. Запрещались даже разговоры и общение с охраной и персоналом БАО. Общение с техперсоналом допускалось только в присутствии охраны. Посадка самолётов, даже при технической неисправности или боевом повреждении разрешалась только на нашей полосе. На период проведения испытаний использование парашютов запрещалось, и они изымались — так что первое время мы летали без них. После беседы с особистами нам стало понятно одно, что в случае угрозы плена — лучше застрелиться самим. Так будет лучше для всех, потому что если тайна этого состава уйдёт к немцам, то их ночные бомбёжки столицы усилятся, а их результативность возрастёт.


Через несколько минут после приёма наступила небольшая дезориентация. Потом начались странные изменения в окраске окружающих предметов. Лично меня особенно поразил цвет ремней портупеи — они внезапно стали розовыми. Довольно тёмное помещение, в котором нас собрали, освещённое только одной керосинкой, внезапно начало светлеть. Даже не так — не светлеть. Места, ещё недавно покрытые густой непроглядной тенью, теперь стали видимы из-за того, что тени, щедро заполнявшие помещение потеряли свою насыщенность и стали серебристо-прозрачными. Кроме этого все находящиеся в помещении внезапно начали светиться насыщенным красным светом. Впрочем, мои руки и видимые части тела тоже светились. А находящаяся на столе перед нами керосинка засияла как прожектор. И у меня, и у остальных испытуемых глаза очень быстро приспособились к новой чувствительности и странностям в освещении. Как нам объяснили находившиеся рядом медики, на период действия препарата глаз человека начинает воспринимать невидимое инфракрасное излучение, и возрастает чувствительность к световому излучению видимого диапазона. Также происходит процесс изменения зрачка, что хоть и позволяет более быстро приспосабливаться к изменению освещённости, но немного сужает поле зрения пилота. Кто-то из медиков НИИ ВВС, сейчас уже не помню кто — да и не представлялись они поначалу, высказал мысль о том, что своим действием препарат на голову превосходит испытываемые микстуры на основе белладонны. Те вызывают лишь расширение зрачка и увеличение количества проникающего к глазному дну света, но не позволяют работать в условиях переменного освещения. Также при их использовании сильно теряется острота зрения. В довершение своих слов он попросил включить свет. Вспыхнувшие под потолком ещё недавно слабые электрические лампы залили помещение почти нестерпимым голубым светом. Инстинктивно я зажмурился, но это не помогло, так как свет лампочки продолжал пробиваться даже сквозь веки. Лишь натянув очки, я смог чуть приоткрыть глаза. Даже в очках окружающий свет был очень ярок, а без них он просто физически приносил боль. Через некоторое время глаза несколько приспособились к освещению, но всё равно по отзывам лётчиков, столь яркий свет вызывал раздражение, и поэтому было ощущение, что в глаза порошило пылью. Видя наше состояние, электрическое освещение в комнате отключили, оставив его только в коридоре за закрытой дверью. Тогда мы ещё не знали, что стали первыми испытателями не просто фармацевтического препарата, а первого препарата с магической составляющей.


После приёма препарат действовал ещё двадцать часов, а вылеты у нас были каждую ночь и не по одному разу. Поэтому довольно быстро сложилась следующая система приёма препарата: за час до конца светового дня нас будили, потом были процедуры и медосмотр, на котором мы и принимали препарат или зелье, как иногда шутили медики. Довольно быстро, из-за изменившегося в результате приёма зрачка, препарат стали называть зельем кошачьего глаза. А весь лётный состав нашей эскадрильи прозвали котами из-за вытянутых вертикальных зрачков. А за глаза ещё и мартовскими…


У препарата обнаружилась ещё одна неприятность, о которой нас не предупредили медики — зелье абсолютно не сочеталось со спиртным, так как вызывало длительные головные боли и световые пятна перед глазами даже при приёме спиртного в незначительных дозах. От курения вначале тоже пришлось отказаться — огонёк папиросы, находящийся непосредственно перед глазами, слепил не хуже прожектора. Некоторые, правда, пытались пользоваться длинными мундштуками, но это быстро сошло на нет, после изобретения одним предприимчивым лётчиком, так и оставшимся неизвестным, способа курить 'через картонку'.


Первый тренировочный полёт в ночь с 24 на 25 прошёл без эксцессов. Уже знакомые нам красноватые силуэты техников и охраны светящиеся кожухи моторных отсеков и красивые мерцающие в серебристой темноте шлейфы выхлопных газов. Привычная предполётная суета, расцвеченная для нас теперь новыми красками.


На двигатели в срочном порядке были установлены специальные глушители трубчатого типа, под кожухами которых выхлопные газы охлаждались набегающим потоком воздуха. Это значительно улучшило обзор из кабины. Хороший эффект дала, идея техника Шебарова Ильи. По его предложению кожух моторного отделения был усилен дополнительным листом фанеры, закреплённым прямо на кожухе со значительным зазором, с помощью керамических изоляторов от электропроводки и шурупов. Воздушная прослойка, продуваемая набегающим воздухом, значительно уменьшила засветку зрения пилотов от нагретого капота двигателя. И позволила без помех производить прицеливание.


На вводной перед полётом, специалисты из НИИ ВВС выдали свои предложения по поводу тактики, которую необходимо было применять нашей эскадрилье. Во-первых, не гнаться за высотой, так как на фоне неба самолёт будет более заметён для вражеских пилотов. Во-вторых, работаем по прямой наводке ВНОС за пределами прожекторных полей, во избежание ослепления. Центральной идеей предложенной тактики являлся перехват самолётов противника непосредственно на маршруте следования, пока они ещё не вошли в зону зенитного противодействия и не рассыпались на мелкие группы. Главная задача состояла в том, чтобы незамеченными подкрасться в темноте и в упор расстрелять самолёт противника. Благодаря установленным глушителям на моторах и отсутствию опознавательных огней нам это удавалось довольно легко.


Нас особенно порадовали установленные на каждом самолёте радиостанции РСИ-3 'Орёл'. Так что в дальнейшем наводили нас на цель исключительно по данным ВНОС командами с земли. В ночь с двадцать четвёртого на двадцать пятое мы сделали несколько тренировочных вылетов. Так сказать, прилетались к самолётам и потихоньку начали привыкать к ночному виду неба и земли. Как и ожидалось, самолёты в ночном зрении выделялись очень сильно, особенно на фоне ночного неба. При приближении сперва виделась красная точка, которая увеличившись, дополнялась красным силуэтом с хорошо видимым тепловым шлейфом. После обмена впечатлениями от увиденного все сошлись во мнении, что больше всего след горячего выхлопа двигателя похож на фату` невесты. Посмеялись конечно — как же без этого. А потом, как-то к слову пришлось, вот и стали называть ночные вылеты на перехват 'кошачьими свадьбами'. В дальнейшем этот термин плотно вошёл в лётный жаргон, и даже появилась шуточная пословица 'Кот жениться обещал — фриц не понял и упал'. Так что, увидев старлея, бегущего от штаба к лётному полю, техники понимали — «кот» отправляется на «свадьбу».


По просьбе начальника эскадрильи, нам был выделен один 'Тб-3' с наблюдателями для экспериментального определения возможности незамеченными подкрасться в темноте к самолёту. Затеянная после взлёта карусель в полной (для наблюдателей) темноте была строго отрежиссирована на земле. Каждые несколько минут к кружащемуся в небе 'Тб-3' по команде с земли подлетал кто-нибудь из истребителей, а наблюдатели по третьему каналу делились с землёй — заметили они приблизившийся самолёт или нет. По результатам испытаний оказалось, что обычный наблюдатель без применения спецсредств не может заметить самолёт даже подкравшийся вплотную, за исключением нахождения искомой цели в верхней полусфере и при идеальной видимости. В этом случае наблюдатели замечали закрытие самолётом звёзд и обнаруживали его по тёмному силуэту. Обнаружить же самолёт на тёмном фоне земли было практически невозможно. На основании проведённых испытаний была выработана следующая тактика — для обеспечения большей вероятности перехвата, самолёты идут звеньями до района обнаружения врага, а потом расходятся в индивидуальный поиск и охоту. При условии столь малой заметности доработанного ночного истребителя, атака одной цели целым звеном была признана нерациональной. Также на основании проведённых ночных стрельб техперсоналу эскадрильи была поставлена задача срочно доработать стволы орудий пламегасителями и исключить из их БК трассирующие боеприпасы (во избежание засветки зрения лётчиков).


Приказ НКВД СССР?00245 о мероприятиях по организации приёма, содержания и отправки лётчиков ночных эскадрилий совершивших вынужденную посадку в прифронтовой полосе


Москва. 25 июля 1941 г.


Сов. секретно


Содержание:


о мероприятиях по организации приёма, содержания и отправки лётчиков ночных эскадрилий совершивших вынужденную посадку в прифронтовой полосе


№ 00245


25 июля 1941 г.


В целях лучшей организации своевременного приёма, содержания и отправки лётчиков ночных эскадрилий совершивших вынужденную посадку в прифронтовой полосе приказываю:


Начальникам аэродромов, начальникам особых отделов Московского военного округа:


1. При запросе посадки самолётов с опознавательными знаками 5 эскадрильи 33 ИАП принять меры по охране самолёта.


2. По запросу от командования 33 ИАП организовать поиск и охрану места посадки/крушения самолётов, приземления пилотов.


3. Пресекать попытки разговоров с пилотом. Принять меры по сохранению тайны личности пилота.


4. В случае необходимости медицинской помощи обеспечить изоляцию, как пилота, так и медперсонала.


5. Запрещается освещать севший самолёт во время и после посадки, запрещается закатывать в ангар или капонир самолёт, совершивший посадку на вверенном аэродроме. Самолёт укрыть брезентом немедленно.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л.Берия


Первый ночной бой запомнился своей сумбурностью. Тогда ещё не была отработана тактика применения ночных истребителей, мы только приблизительно догадывались, какие плюсы и минусы имеем мы в ночном небе. Поэтому в ночь на двадцать шестое июля на аэродроме стояли самолёты с самым различным вооружением. Пушечные 'ЛАГГ-3' с двадцатимиллиметровой ШВАК. Пулемётные с полным набором Березинских двенадцать и семь. И даже один пулемётный 'ЛАГГ' с установленными на подвеску шестью реактивными снарядами. Владельцем данного чуда был мой сосед по комнате Сергей Шамин, на предполётном совещании он чуть ли не грудью встал на защиту своих любимых РС-ов. Дистанционные трубки на них были выставлены на расстояние в сто метров, что, по мнению Сергея, было достаточно для ночного боя с невидящим тебя противником. Впрочем, об этом позже.


Всё началось с сообщения постов ВНОС южнее Звенигорода в деревне Мартьяново, а чуть позже Кобяково о многочисленных шумах самолётных двигателей смещающихся в сторону Москвы. По команде мы выдвинулись на перехват.


На основании информации ВНОС моё звено было направлено в район деревни Чигасово.


Поэтому поднявшись и направившись на восток, мы немного взяли южнее для того чтобы выйти на цель сбоку. Шли на низкой высоте, чтобы избежать обнаружения и иметь лучший обзор неба. Командир всё правильно рассчитал, поэтому нам удалось подкрасться к группе 'Не 111' незамеченными. Впрочем, называть это построение группой можно было только условно. В условиях практически полной темноты самолёты противника рассыпались в небе широким фронтом, всего мы насчитали семнадцать сдвоенных красных пятен, крадущихся на высоте в сторону нашей столицы. На фоне холодного ночного неба моторы бомбардировщиков буквально сияли теплом. Только в этот момент мы наконец поняли, что такое безоговорочное превосходство над противником. Все эти вражеские самолёты несущие смерть на спящий город были как на ладони. Нам оставалось только прихлопнуть этого кровожадного зверя. Набрав высоту, мы заложили вираж и, разойдясь в стороны, зашли в хвост самолётам противника.


Я пристроился к облюбованному мной «Хейнкелю» чуть сзади и сбоку. В темноте ночного неба двигатели бомбардировщика сияли кострами, оставляя за собой мягкий красный шлейф тёплого воздуха. Также на контуре самолёта выделялись мерным свечением остеклённые кабины, и небольшие струйки тёплого воздуха вырывались из пулемётных амбразур. Но рассматривать врага не было времени — в наушниках прозвучала команда «Огонь! и пальцы привычно нажали на гашетку. Корпус моего 'Лага' затрясся от уже ничем несдерживаемой мощи четырёх пулемётов и авиационной пушки. В окружающей темноте летней ночи вдруг стало видно, что количество красных тепловых струй стелящихся за самолётом врага резко увеличилось и на поверхности его обшивки стали загораться и гаснуть яркие цветы разрывов. Немного качнув ручку управления, я добился того что линия разрывов прошла по правому борту и упёрлась в основание двигателя. Яркая вспышка и громадный язык пламени, рванувший за самолётом, внезапно ослепили меня, поэтому резко сбросив обороты двигателя, я отвернул в сторону. В полукилометре от меня в воздухе медленно гас гигантский шар огня — судя по радостным воплям Сергея в шлемофоне, его затея с РС-ами себя оправдала. Проследил взглядом свою недавнюю мишень, неудержимо несущуюся к земле, и стал выбирать следующую.


Мы работали как слаженный неуловимый оркестр смерти. Вылетающие из темноты, обрушивающие очередь за очередью в панически отстреливающиеся в пустоту самолёты врага и исчезающие во тьме. Тогда нами полностью завладел азарт, и мы мстили, мстили за всё — за разрушенные города и сёла, за страх и слёзы детишек с ужасом ждущих налёта вот этих ещё недавно гордых собой тевтонских ястребов. Сбив четыре 'Хейнкеля' и хорошо пройдясь огнём ещё по пятерым, мы заставили оставшихся в панике поспешно высыпать бомбы и лечь на обратный курс, форсируя моторы. Закончившийся боезапас вынудил нас прекратить преследование. Связавшись с землёй, мы рванули к родной бетонке. Приземлившись, даже не стали вылезать из кабин — в наушниках уже звучала новая цель, и стук сердца подпевал звуку мотора. Потом были другие сражения, другие битвы, но никогда раньше и позже этого боя я не ощущал себя настолько живым и всемогущим. Мы были соколами — соколами Сталина и нашей Советской Родины без устали и пощады рвущими в небе над Москвой вражеское вороньё.


^ ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР


ПО ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЕ г. МОСКВЫ


№ 249


26 июля 1941 г. г. Москва


В ночь на 26 июля немецко-фашистская авиация пыталась нанести удар по Москве.


Благодаря бдительности службы воздушного наблюдения (ВНОС) вражеские самолёты были обнаружены, несмотря на темноту ночи, задолго до появления их над Москвой.


На подступах к Москве самолёты противника были встречены нашими ночными истребителями и организованным огнём зенитной артиллерии. Хорошо работали прожектористы. В результате этого более 200 самолётов противника, шедших эшелонами на Москву, были расстроены и лишь одиночки прорвались к столице. Возникшие в результате бомбёжки отдельные пожары были быстро ликвидированы энергичными действиями пожарных команд. Милиция поддерживала хороший порядок в городе.


Нашими истребителями и зенитчиками сбито по окончательным данным 37 самолёта противника.


За проявленное мужество и умение в отражении налёта вражеской авиации ОБЪЯВЛЯЮ БЛАГОДАРНОСТЬ:


1. Ночным лётчикам-истребителям Московской зоны ПВО;


2. Артиллеристам-зенитчикам, прожектористам, аэростатчикам и всему личному составу службы воздушного наблюдения (ВНОС);


3. Личному составу пожарных команд и милиции г. Москвы. За умелую организацию отражения налёта вражеских самолётов на Москву ОБЪЯВЛЯЮ БЛАГОДАРНОСТЬ:


Командующему Московской зоной ПВО, генерал-майору Громадину.


Командиру соединения ПВО генерал-майору артиллерии Журавлёву.


Командиру авиационного соединения полковнику Климову.


Генерал-майору Громадину представить к правительственной награде наиболее отличившихся.

Народный комиссар обороны Союза ССР И. СТАЛИН


Уже под утро в штабе нас ждал разбор полётов.


По результатам этой длинной и кровавой ночи эскадрилья недосчиталась двух самолётов. Причём оба самолёта были потеряны из-за слишком близкого расстояния между самолётом и целью при взрыве атакуемых бомбардировщиков противника.


По неподтверждённым итогам ночного боя одна наша эскадрилья сбила одиннадцать самолётов противника. Причём один из них с помощью РС-ов. Практически все лётчики отметили необходимость увеличения боекомплекта бортового оружия, так как применяемая тактика позволяла проводить многократный перехват целей. Количество заходов сдерживалось только размером БК. В целом итоги боя в ночь на двадцать шестое июля были признанны положительными.


Результаты ночного применения снарядов РС-82.


Всего за период с 26 июля (день первого ночного вылета самолётов с заряженными РС-82) по 15 августа 1941 г. особая ночная эскадрилья под командованием капитана Н.И.Звонарева совершила 19 боевых вылетов и участвовала в двенадцати воздушных боях, применяя РС-82, и в шести боях, применяя пулемётный огонь.


По данным командного пункта полка и данным наземных войск группой ночных истребителей специальной ночной эскадрильи было сбито 7 немецких самолётов. В число сбитых самолётов не включены коллективные победы, которые были добыты в бою на пулемётах совместно с самолётами, вооружёнными только пулемётами.


По маркам число сбитых самолётов противника выглядит так: истребителей Messerschmitt Bf.110


— 1 шт., бомбардировщиков He-111 — 3 шт. и Ju 88 — 3 шт.


В воздушных боях израсходовано 72 снаряда, что в среднем составляет 10,02 снаряда на один сбитый самолёт. Общий расход снарядов РС-82 составил 104 шт. (32 снаряда израсходованы для учебных целей).


Выводы:


Из опыта боевого применения снарядов РС-82 на ночных истребителях особой эскадрильи против немецкой авиации при воздушной обороне г. Москва были сделаны следующие выводы:


1. Применение реактивных снарядов РС-82 в ночном воздушном бою против истребителей и бомбардировщиков себя частично оправдало. По сравнению с другими средствами, снаряды оказались наиболее мощным видом авиационного вооружения, но не обеспечивали безопасность использования, вызывая засветку зрения пилотов. Это частично исправляется предложенным старшим лейтенантом С.Г. Шаминым способом стрельбы с разворотом, при котором выхлопы от РС заслоняются телом самолёта и минимизируется засветка. Но даже при применении данного метода время засветки довольно значительное и запуск РС требуется согласовывать по радиосвязи с другими самолётами звена.


2. В воздушном бою на минимальных расстояниях применение РС приводит к моментальному разрушению цели и детонации бомбовой нагрузки, что позволяет в полой мере использовать эффект внезапности. В связи с этим не рекомендовать слишком сближаться с целью, во избежание повреждения собственного самолета.


3. Наивыгоднейшим методом стрельбы следует считать стрельбу залпом. Стрельба по одиночным самолётам нерациональна. Трубку следует устанавливать шкалой с шагом 0,2 с.


5. Наивыгоднейшим подразделением самолётов, вооружённых РС-82, считать звено трехсамолетного состава на одну эскадрилью истребителей с обычным вооружением. Наиболее рациональная дистанция для ночной стрельбы для звена самолётов, при отсутствии установщика трубки на самолёте, равна 400 м.


Несмотря на большое рассеивание РС-82, появление в бою самолётов, вооружённых реактивными снарядами, было встречено нашими лётчиками положительно, т. к. противник, подвергшийся залповому огню реактивных снарядов, впадал в панику и часто самолёты, не подвергшиеся непосредственной атаке, сбрасывали бомбовую нагрузку и ложились на обратный курс.


За успешные боевые действия на самолётах с новым видом вооружения капитан Н.И.Звонарев был награждён орденом Красного Знамени. Боевых наград были удостоены и все лётчики особой эскадрильи.»


Глава 5


— Копайте Шура! Копайте! Всё что выкопаете — ваше. — Дроу, бурча себе под нос примерно такие жизнеутверждающие слова, всё ожесточенней всаживал лопату в сочащийся влагой болотный грунт. Вот так и низвергаются к свету все романтические представления о магии. Казалось бы, что заставляет горбатиться в узком неудобном коридоре с самодельной деревянной лопатой, колдани чем-нибудь посильнее и вуаля — столь ненужный грунт сам собой покинет наше новое подземное жилище. Но тут такое дело — затраты на вынос грунта магическими средствами гораздо выше чем если просто выкопать всё вручную, да и заклинаний способных справиться с таким объемом, не повредив при этом стены резиденции, не знал никто из присутствующих. Правда человеческая часть коллектива вообще никаких заклинаний не знала, а три индивидуума из нечеловеческой части интересовались исключительно возможностью по уши извозиться в выкапываемом грунте и как следует попытаться погрызть лопату, ведь если все по очереди с ней возятся, и самое главное — не дают ее погрызть — значит, она очень вкусная. Непосредственно в выносе грунта были задействованы все бойцы небольшого партизанского отряда. Да и сам процесс был организован довольно непривычно на взгляд присутствующих хумансов. Никаких носилок, никаких ведер или тем более корзин. Всего лишь деревянная лопата и расстеленный за землекопом брезент с привязанными за углы веревками. После того, как на нем образовывалась внушительная куча земли, брезент вытаскивали, и грунт аккуратно рассыпали по окружающей местности. Уже на следующий день, не без помощи Духа Чащи, окружающая трава выглядела совсем не потревоженной.


И так день за днём. Пять дней, за которые было выкопано почти сто кубометров грунта, сломано или сгрызено семь лопат и отдавлен один чрезмерно любопытный хвост. Вечером пятого дня, при очистке одной из малых каморок, Сергей обнаружил странную находку — везет вообще парню на различные находки — то Дроу, то вот это…




— Командир! — Скорее сюда! — Гулко донеслось из тоннеля и отвлекло меня от аккуратного приклеивания оперения на древко стрелы. Все же примотанное оперение не особенно надёжно и стрела с ним гораздо менее точна, чем с хорошо приклеенным. А уж варить костный клей научился еще в детстве, да и по прочности он не уступает даже суперсовременным. Единственно — варить надо порядком, да и застывает он долго. Аккуратно отложив щепочку, которой промазывал место прилегания оперения, Ссешес двинулся в сторону входа в подземелье. Его очередь копать должна была наступить еще не скоро, и поэтому он в лучших традициях следовал замечательному принципу — 'Лучший отдых — смена деятельности'.




— Ох, ни бобра себе! — В задымленном самодельными факелами помещении, дополнительно немного освещаемом слабым отблеском света из вентиляционной шахты, куда и уходил основной чад факелов, столпились все. Как вы догадались вентиляционные шахты входили в первоначальный план строительства и были выполнены по той же технологии, что и стены.


— Командир, ты знаешь что это? — с очумевшим видом Сергей тыкал лопатой в свою покрытую грязью находку. Сверкающую в одном месте свежим разломом.


— Хм? А выкапывать поосторожнее нельзя было?


Больше всего находка напоминала хвост. Да! Именно большой пушистый хвост, сделанный из камня похожего на белый мрамор.


— А я что. Тут до меня старшина стенку понизу выбирал. Я только лопатой коснулся, как она и обвалилась. А фигню эту я уже потом из грунта откопал.


Старшина протер рукой находку и задумчиво изрек:


— Хвост. Вроде на собачий похож или на лисий. Тут что статуй какой закопан? Может, еще что найдём?


Приглашающе махнув Сергею рукой, я добавил:


— Копайте Сергей, копайте. Только осторожнее. Так — на всякий случай.


Последовавшие за этой моей фразой двухчасовые раскопки привели к обнаружению комплекта из еще пяти хвостов, такой же сохранности и обломанности. В конце концов, мы всё же откопали, как метко выразился старшина — 'СтатУй'. Статуя сидящей трёххвостой лисы высотой примерно мне по бедро, выполненная из всё того же белого мрамора. Довольно подробная статуя. Фактически неведомый скульптор до последней черточки передал внешний вид зверька и даже умудрился показать навечно застывшее на мордочке выражение, какого-то ехидного любопытства. Мельчайшие волоски, изгибы тела, бугрящиеся под шубкой мышцы, способные в любой момент сорвать изображенное существо в стремительный бег. Статуя как статуя. Следов эрозии не наблюдается. В каком стиле выполнена — тоже никто из присутствующих сказать не может, нет среди присутствующих искусствоведов. На вкус — бяка! Это видно по выражению лица старшины, когда одна из девочек попыталась в лучших драконьих традициях изучить объект методом покусывания. В этом драконы, оказывается, роднятся с акулами — те тоже интересующий их предмет сперва от чрезмерного любопытства кусают.


С учетом позднего времени суток и того знаменательного факта, что из-за этой находки мы пропустили ужин, статуей решили заняться завтра с утра — всё равно никуда не денется, да и утром можно будет Духа Чащи попытать на предмет археологических находок. Зря я тогда отмахнулся от его слов о том, что в холме что-то закопано, но тут и меня понять можно было — в тот момент мне только исторического экскурса не хватало, все мысли были заняты реализацией проекта. Впрочем, долго обдумывать данную проблему у меня не получилось. Поужинав и на автопилоте допив чай, я удалился в объятия морфея — уж слишком насыщенными физической работой были эти пять дней. Вкалывали как ломовые лошади и поэтому от усталости к вечеру буквально валились с ног.


Утро порадовало замечательной погодой и легким ветерком. Сооруженные вокруг костра навесы из лапника, под которыми посапывали партизаны, были мокрыми от росы. Она серебрилась на траве мелкими бесчисленными алмазами, отражающими лучи утреннего солнца. В общем — довольно противное зрелище — холодно, просыпаться не хочется, но неудержимое любопытство толкает на подвиги. Уж слишком сильно заинтересовала меня вчерашняя находка. И слишком много вопросов роятся в моём мозгу: Откуда? Кто смог сделать такую подробную скульптуру? Почему она была закопана? Нет — конечно можно подождать когда к полудню на чай зайдёт Дух Чащи и выяснить всё интересующее у него. Но — тут есть одно но! Возможность разговора будет только через примерно шесть часов. Поэтому, неохотно поднявшись и закутавшись в плащ, еще нагретый после сна, я двинулся в сторону подземелья. Все же красиво Леший умеет оформлять местность — такую лужайку увидишь не перед каждой дачей олигарха.


Темно-серое оплавленное кольцо входа, окруженное колышущимся зеленым морем травы, манило меня как валерьянка кота. А вдруг там еще что-нибудь кроме статуи? Мы же ведь вчера даже ничего не осматривали, слишком уставшие были. Воображение, разгоряченное любопытством, уже рисовало скрывающиеся под слоем грунта кучи золота, драгоценных камней и почему-то компьютеров. Все же происходящие вокруг события конечно поддерживают психику в тонусе, но информационный голод ощущается. Даже газет нет. Не говоря уж о книгах и интернете. Спускаясь по наклонному тоннелю, я умудрился перебрать все возможные айтишные железяки от которых я бы сейчас не отказался и пожалеть о несбыточном. Что стоило взять на игру свой любимый ноут? Так нет — идем надолго, заряжать негде — зачем брать лишнюю тяжесть. Блин! У меня там только одних справочников и научной литературы было на хорошую библиотеку, не говоря уже об игрушках и музыке с фильмами. Эх! — С такими нерадостными мыслями об утерянных возможностях, я вступил под свод центрального зала и застыл в немом удивлении. Впрочем быстро переросшем в бурные комментарии. Значит, пока я спал — кто-то из моих вояк умудрился спереть статую. Отломанные хвосты, как валялись так и валяются. Вон в углу белеют чуть присыпанные песком — их вчера Сергеич чтобы не мешались переложил. А вот грунт вокруг перекопан — значит, этот кто-то не только украл каменную лисицу, но и, проверив окружающий грунт, мог поживиться всем, что могло тут скрываться.


Свет! Свет его побери! Как ребёнка! Из-под самого носа! Кто — кто это мог быть? Мои? Так я не слышал, чтобы кто-нибудь поднимался ночью. И как назло — поверив утверждениям Духа Чащи, ночью мы уже два дня не дежурили. А если?…


Размытая фигура в наброшенном на плечи плаще, сверкающем в полутьме подземного коридора черной шелковой подкладкой, стремительно двигалась к выходу. Широко распахнутые красные глаза на гордо вскинутом черном лице с застывшей на нем злой презрительной гримасой, развевающаяся, чуть всклокоченная после сна непослушная грива белых волос и леденящее кровь шипение переходящее временами в рычание — valsharen Ril'lintar обдумывал происшествие…


В это самое время проснувшиеся злые красноармейцы учиняли глобальный шмон в лагере, периодически кидая косые взгляды на старшину с его чешуйчатой троицей.


А всё началось с того, что подхватившийся раньше всех Сергей увидел, что в мешках и ящиках с честно нажитым добром кто-то очень сильно покопался. И не просто так — аккуратно, по-тихому покопался, а наоборот. Некоторые мешки порваны, содержимое раскидано по поляне, остатки вчерашнего мяса, которым и предполагалось завтракать, доедены. В общем, если кратко, то утреннее солнце осветило картину чем-то похожую на два переезда, четыре пожара или один приезд свекрови (ну или тёщи — кому что ближе). Судя по многочисленным следам зубов и явно нечеловеческому прикусу — это явно были не немцы и не выползшие ночью из болота оголодавшие окруженцы. Сделано всё было без малейших сантиментов, тихо и планомерно. Об этом говорили следующие факты: была обследована вся поклажа без исключения, никто не проснулся — включая драконов. Впрочем, если придерживаться логики — то они-то как раз и были первыми подозреваемыми в этом акте вандализма.


Поэтому передвигаясь по лагерю и собирая вещи, бойцы то и дело бросали косые взгляды на чешуйчатых сорванцов, уж слишком ярким было воспоминание о недавнем драконьем пиршестве, закончившем бренное существование запасов копченой лосятины. Чувствуя взгляды и эмоциональный фон, дракошки облепили старшину и осторожно выглядывали из-за 'мамы'. Попытки старшины доказать невиновность питомцев натыкались на осуждающие взгляды окружающих.


— Ребята, ну не они это! Не они! Я уж спрашивал, да и после вчерашнего ужина они как налопались, так всю ночь рядом со мной и спали. Ночью никто даже на горшок не захотел. А вот теперь хотят, и есть тоже хотят.


Как будто про себя, но так чтобы услышали окружающие, молчаливый обычно Геннадий буркнул:


— Проглоты, ночью все мясо съели. А теперь еще есть хотят.


Нагибающийся в этот момент за скомканными гимнастерками Юра добавил:


— Вот мелочь гадская, ну сожрали мясо, так на хрена мешки грызть и все раскидывать?


Встряхнув гимнастерку он осмотрел ее со всех сторон и нехотя добавил:


— Хоть вещи не порвали. Видно остатки совести еще есть.


В общем, накал эмоционального фона на стоянке отряда присутствовал. И причем самый неприятный тип накала — когда обвиняемая сторона уверена в своей невиновности, а обвинители стопроцентно уверены в обратном. Перчинку к ситуации добавляло то, что виновником выступало начальство и одновременно самый уважаемый человек в команде. Ведь чешуйчатые сорванцы уже давно воспринимались окружающими как дети старшины. И ништо что разговаривать не могут — смышленые да понятливые, когда к ним обращаются понимают, правда попроще говорить надо. А за детские проказы испокон веков родители отвечали…

Всё то же утро 26.07.1941 г. Ссешес Риллинтар


Разговор на повышенных тонах я услышал, еще не доходя до стоянки. Хм? Неужели тот неведомый вор, утащивший у меня из-под носа древнюю тайну, запах которой не давал мне спокойно заснуть этой ночью, не успокоился и дополнительно решил нас просто ограбить? И как он умудрился всё так быстро провернуть, никого при этом не потревожив? Когда я поднялся, всё в лагере было спокойно, а сейчас — если судить по комментариям бойцов там творится полный бедлам. Выйдя на поляну и кинув строгий взгляд в сторону раздухарившихся комментаторов, я добился благословенной тишины. В мозгу при этом подобно сумасшедшим синицам бились сразу несколько мыслей: Промежуток между моим уходом и подъемом личного состава был максимум тридцать минут. Как можно умудриться за это время провернуть такой глобальный шмон? Почему никто не проснулся? Первоначально в голове звучал и третий вопрос — неужели это дракончики постарались? Но присмотревшись к ближайшему порванному мешку, я отбросил эту мысль — на земле валялся кусок мыла с явным отпечатком зубов. Причем тот кто его грыз имел размер челюсти превышающую таковую у дракончиков в несколько раз. Тут поработал кто-то с более крупной пастью. И кстати размеры этой пасти мне знакомы. Ну что ж будем спасать старшину от злых наветов окружающих, а окружающих от мордобоя со стороны Сергеича и покусания драконами.


— Так, заканчивайте брить дварфа! Вот лишь бы только поругаться, ведь вроде глаза на месте, посмотрите сюда — неужели не видно, что следы зубов не драконьи?


Нет, всё же народ подобрался хороший — все моментально успокоились, а парни потупились — стыдно видимо стало, что на невиновных детей поклёп наводили. Олег так вообще даже покраснел чуть. Да и старшина сразу воспрял и давай меня вопросами забрасывать:


— Так кто же это? И командир, неужто ты его не видел?


Ну, началось! Где был, что делал — вот любопытный! Не понятно, что ли? Пил, курил и шлялся по падшим женщинам! Что еще можно делать в этой чаще! Правда ни первого, ни второго, тем более третьего тут не наблюдается.


— Кто это? Тут загадка похитрее! Скорее всего, правильный вопрос звучит так — что это? Неужели не догадались, где такую челюсть в последний раз видели? Ну, кто первый догадается? Правда, сушеного слизня не обещаю. Сам бы не отказался.


Всегда было интересно смотреть за изменениями, происходящими на лице человека, который только что совершил для себя находку или догадался о чем-нибудь. Еще в бытность преподавателем любил подсматривать такие вот моменты озарения у студентов — когда лицо разглаживается, а в глазах появляется безграничное удивление окружающим миром и всей сложностью простоты его устройства. Вот и теперь рассматривая выражение лица Сергея, словившего 'У', как сказали бы в Китае, я силой воли гасил на своем лице довольную улыбку — в комплекте с клыками она выглядит не особенно дружелюбно. Зачем пугать окружающих? Через секунду тишины Сергей выпалил:


— Так это что? Статуя? Как такое возможно?


Нет, это просто праздник какой-то! Теперь в состояние полной прострации скатились все окружающие, кроме драконов, тем ожившей статуей больше — ожившей статуей меньше, если она невкусная (а она невкусная — вчерась пробовали) то и хрен с ней. Как такое возможно — как такое возможно? Тьфу! Блин, да если бы я знал, как такое возможно. Единственное предположение, которое возникает в голове звучит слишком фантастически.

Всё то же утро 26.07.1941 г. Сергей Корчагин


Стоим мы, значит, как молнией прибитые, а Ссешес и говорит:


— Вероятнее всего мы с вами вчера умудрились откопать голема. Причем не стандартного, а скорее всего экспериментальную разведывательную модель. За это утверждение говорят следующие факты: бесшумность и успешность проведенной акции, чрезмерное любопытство сразу после пробуждения. Все это указывает на наличие развитого интеллекта, высокую подвижность и координацию движений.


Тут Сергеич добавляет свои пять копеек:


— Так это что вообще — живое? И отчего проснулось?


— Старшина, не о том ты думаешь. Вопрос надо было задавать таким образом — почему все здесь находящиеся живы? Если это всё же разведывательно-диверсионный голем, то лежал он тут с еще тех времён. А за десять тысяч лет, кристаллы-накопители с занесенной в них поведенческой программой должны были стереться, даже просто от старости. Особенно в условиях почти полного отсутствия магического фона. А со стертой поведенческой моделью у голема остается только одно любимое занятие — крушить всё вокруг. Вот мне и интересно, почему я вижу вас живыми, а не в виде фарша и требухи на деревьях?


Страшно стало, до мурашек. Как подумал, что ночью пока спали, это мертвенное холодное изваяние вокруг ходило, аж передернуло — если оно мешки от любопытства рвало, то ведь могло тем же макаром нас загрызть. Страх-то какой. Это что теперь делать? Тут даже если ночью караулить — так оно же каменное. Что ему наши пули? Вот это надо срочно и выяснить:


— Командир, что делать, если оно на нас нападёт — например, сегодня ночью?


— Ну, судя по отломанным хвостам, голем сделан из довольно хрупкого материала. При попадании пуль из вашего оружия должны будут откалываться довольно значительные куски. Также можно просто использовать винтовки, как дубины — результат должен быть. Кстати, Сергеич, что-нибудь пропало?


— Только еда, остатки вчерашнего мяса — килограмм десять. Костей тоже нет.


— Хм? Голем питающийся органикой? Как? Кремнийорганика? Зачем? — ушедший в глубины своих размышлений командир говорил всё тише и тише — Если только восстановление отломанных частей? Хм? Универсальный разведывательно-диверсионный голем с возможностью саморемонта в тылу врага? Так, примерно понятно!


Повернув голову в мою сторону, Ссешес выдал результаты своих размышлений:


— Я вроде догадался, почему вы все живы. Если бы не ты, то без трупов бы не обошлось.


— Не понял — а я тут при чем?


Тут ребята тоже вклинились и чуть ли не хором спросили:


— Давай Серега, колись!


А я что? Стою, глазами хлопаю. Когда это я умудрился всех спасти? И чем?


— Ну так вот! Когда Сергей вчера голема откопал, он умудрился отломать от него немало кусков. Но думается, это вас и спасло. Он был больше заинтересован в своем ремонте, чем в ваших жизнях. Да и подозрение у меня, что клыки и когти у него не основное оружие. Повезло нам, что Серега ему хвосты пообломал.


Меня от таких слов аж в пот бросило. Да если бы я знал, я бы эту статую вообще на куски разбил бы. Вот уж пронесло, как пронесло. А если бы я копал аккуратней? После того, как командир с Лешим генератор свой запустили, тут в округе этой странной энергии, которую командир магией зовёт, прибавилось. И уж в целом виде эта статуя, да при подпитке от генератора, от нас бы мокрого места не оставила. Только эти мысли у меня в голове полностью улеглись, да я чуть успокоился, как из глубины леса раздались выстрелы.


Ссешес сразу чуть ли не с рычанием разразился очередью команд:


— Старшина, Юра хватайте по пулемету и на правую сторону поляны, будете прикрывать отход. Драконов в подземелье и если твои питомцы хоть на миг оттуда свои чешуйчатые задницы покажут, я за себя не ручаюсь. Гена, на тебе гранаты, пристройся чуть сбоку и чтобы пока враги не залягут, я от тебя даже писка не слышал. Олег — радиостанцию, котелок и припасы — бегом собрал, руки в ноги и в подземелье. Замаскируешь вход и сюда, хватаешь пулемет, он будет лежать вон под тем деревом, и с фланга огонь на подавление короткими очередями. Будешь садить в мать Тьму, как в гномью задницу — лично порву…

26.07.1941 г. Ссешес Риллинтар


— Мать — мать — мать — мать! Ректора вашего через двадцать два оборота и в центр мирового равновесия! Блин, доверился Лешему! Вот, получите, распишитесь — подарок в виде неизвестного количества немцев. И видимо кого-то гонят. Выстрелы с каждой секундой приближаются к нам. Как будто по ниточке идут, или им кто тропинку вытоптал. Так ладно — собрался! Расклад такой: уж если эти гады идут прямо на нас и идут очень быстро, судя по приближению выстрелов, то на поляну они выскочат не задумываясь — в горячке погони не такую хрень люди творят. Как только они высунутся из зарослей и пройдут хотя бы несколько шагов, по ним, как договорено, ударят старшина и Юра с двух стволов. 'MG-34' машинка надежная и жутко скорострельная. Девятьсот выстрелов в минуту — это внушает. Допустим, по ленте они высадят. Расчет такой: как только пулеметы захлебнутся, их командир обязательно должен подать сигнал к атаке — это единственный способ для него избежать дальнейших потерь. И вот в этот момент фланговым огнем по немцам должен отработать Олег. А другой фланг… Точняк!


Метнувшись к мешкам, я подхватил одну из сэкономленных 'лягух' и понесся на противоположный фланг, одновременно доставая из разгрузки кусок лески. Вот замечательные кустики, как раз. Растягивая леску, привязанную к комлю небольшой березки, я отбивался от мыслей, бродивших в моей голове. Ну, скажите мне, какая сейчас разница может или не может существовать голем такой сложности? Даже в Мензоберранзанской академии магии о таких разработках никто даже не помышлял. Светлые? Да они всё больше живыми организмами занимались. Дварфы? Так они в магии, кроме рунической, профаны полные. Может, эти атлы и до големов с программой додумали? Собрали, значит, такой магический аналог компьютера и учудили Искусственный интеллект. А потом прикопали на всякий пожарный — или того хуже он сам удрал и прикопался. В Японии, конечно, еще таких не делали, но всё к этому шло. Ссвет! На хрен мне эти големы… Тут сейчас стрелять будут, а я о фигне какой то размышляю.


Быстро протянув вторую леску, выше первой на десять сантиметров, я связал их вместе и закрепил на взрывателе. Потом аккуратно вытащил предохранительную чеку. После чего резво побежал к своим ребятам.


К тому времени, как я разобрался с минированием, вещи уже были оттранспортированы, поляна почти прибрана, а бойцы уже пристроились на своих местах. Особенно меня порадовал Сергей, умудрившийся вспорхнуть со своей винтовкой, от щедрот капитана обзаведшейся 'Брамитом', в развилку вершины довольно густой осинки. Во всяком случае, лично я его заметил не сразу. Залез кстати он не высоко — в случае чего спрыгнуть и сделать ноги не составит труда. Только добежал до деревьев и стал метаться взглядом в поисках своего лука и колчана (какая-то добрая душа их тоже видимо переместила), как через поляну метнулось что-то огненно-рыжее и закружилось на месте нашего бивуака. Первый же взгляд показал, что это причина наших утренних тревог. Только вот на голема она не походила абсолютно. На поляне, заваливаясь на раненую переднюю правую лапу, металась жутко испуганная лисица. Во всяком случае, отличалась от лисицы она только размерами и целым букетом из трёх хвостов. Хотя я вживую лисиц и не видел никогда. Тявкая и поскуливая от боли, она кружила на поляне и всё больше смещалась в нашу сторону. Ссвет её забери — сейчас ее даже не завалишь — лук черте где, а стрелять — так немцев всполошим. Увидев рядом заинтересованное лицо старшины, высказал всё что я о нем думаю:


— Сергеич, Ллос тебя залюби стенобитным тараном да с песочком! Где мой лук!


— Да вот он, за деревом!


Матерясь всеми словами которые знал, я быстро откинул крышку колчана и схватив бронебойную стрелу натянул лук.


Пока я возился лисица видимо всё же учуяв нас, из последних сил, подволакивая ногу, рванула через поляну. Ну правильно, куда эта сволочь еще могла рвануть! Сзади немцы, спереди и с одного боку мы, а тут как раз одна сторона свободна. Гадство! Ну и черт с тобой — вперед милости прошу на мины. Ладно, а мы пока подождем немцев.


Ждать пришлось недолго. Видимо, что-то наша находка немцам сделала плохого — и сильно. На поляну они выскочили неширокой цепью. Впереди один довольно толстый хмырь с беснующейся на поводке от азарта и возмущения овчаркой. За ним лейтенант и еще одиннадцать лбов. Как и было договорено прошли они ровно четыре шага. Нет, вру — тот деятель с собакой — целых семь. Видимо в начале войны нормальных специалистов по погоням в партизанских лесах у них еще не было. За что и поплатились. Старшина с Юрой дали по-стахановски закурить! Да так, что только клочья мяса летели. С двадцати метров в два ствола, да по полной ленте? Центр строя выкосило только так. Остальные успели упасть. Да и лейтенант вроде бы тоже сам упал, все, что ему предназначалось, словили кинолог и его собака. Вот — залегли сволочи.


После грома очередей заставивших меня зажать обеими руками уши, позорно выронив лук на землю, наступила блаженная тишина. Подхватив лук и заново натянув, я встал в полный рост и принялся внимательно осматривать поле боя. Внезапно с правого фланга донеслось шевеление и, не успел я туда развернуться, как со стороны Сергеевой засидки раздался приглушенный хлопок и шевеление затихло. Нет — свой, отлично замаскированный снайпер с хорошей винтовкой это вещь. А если винтовка еще и автоматическая, так вообще хорошо. Это утверждение подтвердила серия хлопков и несколько вскриков со стороны залегших товарищей.


На четвертом хлопке нервы у оставшихся в живых не выдержали и к ближайшим кустам рванули четыре фигуры в фельдграу, спотыкаясь от усердия. Вот по ним и отработал пулемет Олега. Нет — может он и хороший радист, но отвратный стрелок. Ведь говорил же стрелять короткими — так нет, садит до железки, от души. Судя по попаданиям и падающей листве — мотает его отдачей, как сидорову козу. А эти упыри уже почти в зарослях, для полного счастья взгляд выхватывает лейтенанта, рвущего из кобуры ракетницу. Вот ведь гад! На тебе подарок! Попадание стрелы в основание шеи с такого расстояния — гарантированный труп. Еще одного завалил Сергей, а оставшиеся два всё же добежали до спасительных зарослей. Впрочем, раздавшийся буквально сразу взрыв показал, что бежали они в нужном направлении.


После наступившей тишины, мы принялись за разбор полетов. Олег, как я ему и обещал, огрёб по шее. Причем не от меня — старшина расстарался. Быстро обшмонали трупы и прирезали пару тяжелораненых, причем никто даже не поморщился, видимо довоенный гуманизм уже выветрился из голов. Шмон стоял гигантский. Уж если к этому делу подошел такой апологет Марксизма-Ленинизма, а в частности материалистической диалектики, как старшина — то бедному дроу делать там больше нечего. Если только нервно курить.


Мои хомяки под командованием старшины уже умудрились немцев вплоть до ботинок раздеть и аккуратным штабелем сложить всё нечестно закалымленное, включая даже противогазы. Только вот на хрена они нам? Если я правильно помню, то за всю Вторую Мировую никто химоружием и не баловался.


Чтобы не скучать, побрёл искать свой нож. Хотя надежды на его приличный вид падали с каждым шагом в сторону места подрыва 'лягухи'. Но ничего, нашелся, в комплекте со стаканом от мины. На рукоятке две мощные царапины ну и весь грязный. Пока оттирал и разглядывал, глаза сами собой принялись обследовать окружающее. Вот, например, лежит довольно приличный ботинок. Ногу из него можно и вытащить. Кстати надо потом старшине сказать. О — винтовочка! Н-да… с таким стволом из нее только в небо стрелять, эк его винтом-то скрутило. Интересно, а где второй ботинок? Пойду, поищу. Несколько минут поисков не дали результатов — полный комплект из тел наличествовал, но ботинок левой ноги одного из трупов, как корова языком слизнула. Отчаявшись, я уже хотел двинуться обратно на поляну — тем более что время поджимало, но в последний момент увидел под раскидистым кустом кусочек чего-то яркого. Подхожу и — Ба! Кого я вижу! Вот он, валяется. Правда не ботинок, а наш ночной визитёр и одновременно пропажа. Крупная такая лисица, с хорошую собаку размером, причем вся в крови. Судя по повреждениям, она далеко не ушла и попала под раздачу при взрыве 'лягушки'. Причем, хоть и изранена, но дышит. Хм… пойду всем покажу. Кое-как, стараясь не измазаться в крови, поднял на руки и как стратегический лисоносец последовал к бойцам на поляну. Всё же это не голем. Живое существо, только вот как оно могло превратиться в камень, а потом обратно?


Эх, любопытство — любопытство, какое же ты хорошее чувство. Только вот болеют тобой почему-то все, причем повально. В связи с этим массовым заболеванием к приближающемуся скромному мне и моей находке повернуло свои любопытные носы большинство из присутствующих. Не повезло удовлетворить свое любопытство только Олегу — этот недорощеный Робин Гуд был отправлен в дозор, на предмет обнаружения других немцев. Ведь уничтоженное нами отделение явно было не последним в этом лесу. И другие уже должны подтягиваться к этому месту. Всё-таки нашумели мы знатно. Не пройдя и пары десятков шагов в направлении нашего края поляны, я ощутил странные изменения. Из меня и из окружающей местности кто-то со страшной силой начал тянуть магию. Пытаюсь разжать руки, чтобы сбросить это непонятное существо на землю и чуть не падаю на колени от внезапно накатившей слабости. Внезапно тело лисицы кровоточащее у меня на руках вздрогнуло и забившись в конвульсиях принялось расплываться…

26.07.1941 г. Сергей Корчагин


Носимся мы значит по поляне, под строгим взглядом старшины трофеи собираем. А тут из кустов командир выходит. Довольный, что только не светится. Откуда знаю что довольный? Так у него, когда настроение хорошее иногда уши шевелятся. Вот примерно, как сейчас. Чего бы ему не быть довольным, прёт на руках ту самую лисицу которая на нас немцев навела и, судя по всему, оставила без завтрака. Ну тут всем же любопытно, мы значит только к нему развернулись, я как раз три винтовки которые тащил поудобнее на спину закинул, а то мало того, что кровью забрызганы, так у одной ложе немного пулями задели и щепа даже через гимнастерку колет. А Ссешес, как середину поляны прошел, вдруг пошатнулся и, не выпуская из рук лисицы, начал медленно клониться к земле. Я кидаю винтовки и со всей дури несусь к нему. Мало что с ним произошло? Может его ранили и только сейчас плохо стало. Да и не только я один забеспокоился, все остальные тоже вон подбегают. Подбежал, смотрю, командира трусит, как осиновый листик на ветру. Пригляделся — так это не его. Это у него в руках лисица эта странная маревом подернулась и корчит ее по страшному. Тут как начала она кричать, да хруст раздался, да я такой звук вообще впервые в жизни слышал. Как будто кто-то ткань рвет, только ткань эта из мяса и костей состоит. Слишком уж этот хруст влажный какой-то. Мы даже застыли все от неожиданности и омерзения. А у лисицы под маревом видно, как кости из суставов выворачивает и по-новому прилаживает. И как мясо волнами под этим туманом плывет. И звуки при этом такие, что лично меня тошнить потянуло. С каждой минутой процесс переделки этой странной лисицы все ускорялся и ускорялся. Ощущение было, как будто кто-то в нашей Ковыльской МТС из сеялки трактор собирает или наоборот. Те детали, которые не подходят, безжалостно уродуются и с какой-то нечеловеческой мощью переплавляются в нужные.


А лисица уже даже не скулит. Сперва-то она визжала, потом скулить начала, а теперь вот молчит. Только марево все плотнее становится и волны изменений по телу почти непрерывно прокатывают. Тут Ссешес все-таки на колени упал и вперед завалился. Мы вокруг носимся, Сергеич вообще матом кроет, да так что небу жарко, а что делать не знаем. Тут из зарослей быстрым шагом, почти бегом выходит леший и сразу к командиру. Подошел, руки на плечи положил и застыл, а секунды через две от лисицы этой, как волна какая-то, считай дымный взрыв — марево то сорвало. Леший руки отнял, смотрю Ссешес шевелиться стал. Правда, как скорченный сидел, грудью эту лисицу прикрывая, так и сидит, только у него из-под туловища справа и слева нечто новое виднеется. И что там, что там — то, что я вижу, меня в ступор вгоняет. Юра так тот вообще от удивления рот открыл. Я даже присел пальцем потыкал — действительно ноги. А с другой стороны голова. Правда откинута безжизненно и в полуприкрытые веки видно, что глаза-то закатились. Но дышит, с хрипом и бульканьем каким-то, но все равно дышит. Короче — сидит Ссешес на коленях ссутулившись и грудью закрывает вроде девчонку молоденькую, худющую, как смертный грех. Все суставы торчат, жилки все чрез кожу просвечивают. Ничего не понятно — только что лисица была, а теперь накося — выкуси. Вот так фокус. Командир оклемался смотрю, глаза открыл, откинулся и с удивлением принялся рассматривать бывшую лисицу. Действительно девка. Только молоденькая еще — подросток голенастый. Да и по виду ее не один месяц голодом морили или болела страшно. Что-то чувствую, у меня от такого зрелища щеки заполыхали, стыдно стало не передать как. И ведь интересно. Глаза скосил, мол вроде так — только чуть-чуть рассматриваю. Смотрю, а ребята тоже, как маков цвет, красные стоят. Кстати явно не русская, скорее на китаянку похожа. Ну, тут смотрю, что-то мне глаза мозолит, что-то необычное, чего точно не должно быть. Еще раз оглядываю взглядом — подросток, женского полу, молоденькая очень — лет так тринадцать-четырнадцать на вид. Что ж меня так зацепило? Глядь, а у правого колена командира громадный лисий хвост безжизненно лежит и тянется он, да-да именно туда и тянется. Девка оказывается непростая.


Тут уж я не выдержал:


— Да когда ж этот дурдом кончится-то! То Леший бегает, то магия какая-то появляется, А теперь и Лиса Патрикеевна, точнее её дочка объявилась?


Вскочил, а чувствую, что у меня настоящая истерика случилась. Как схватил меня смех, скрючило — разогнуться не могу. Хохочу как умалишенный. Меня даже окружающие держать бросились. А ведь всего лишь представил вот такую вот Лису Патрикеевну в тех сказках, которые мне дед по детству рассказывал. Значитца у нас теперь только Царевны Лягушки не хватает, Царевна Лисица уже есть. А где у нас Дуб с котом? Хочу на цепь эту глянуть.


Меня кое-как минут через пять отпустило. Смотрю, а девчонку уже в командирский плащ завернули и Ссешес ее поудобнее у себя на коленях устроил. Вот ведь нелюдь, как он так ноги-то сгибает, чтобы так сидеть? Я один раз попробовал — чуть не взвыл.


Сидят значит, а командир Лешему пистон вставляет — мол, кто говорил, что сюда немцы не пройдут? Кто клялся да божился, что всё под замком да надежно? А тот в ответ на девчонку кивает и отбрёхивается:


— Глава, так кто ж знал, что она после пробуждения к немцам-то попрётся, да еще их сюда на хвосте приведет? Да по дурости охранные круги-то сломает. Я после ее художеств, как пчелка вокруг порхал, иллюзии да круги защитные восстанавливал. Всех остальных завернул, а этот вот отряд прям за ней сюда притопал. Видимо в хвосте её магического следа, вот я и не почуял.


Командир на него посмотрел, по-серьезному так, потом глаза на девчонку перевёл и по голове аккуратно погладил. И говорит:


— Значит, нас можно поздравить с пополнением нашей команды. Как хоть этого оборотня зовут-то?


— ВаСю. А насчет немцев — ты глава не беспокойся, границы уже восстановлены, пусть теперь до ледникового периода это место ищут — не найдут. Лишь бы только некоторые личности защиту не ломали.


Старшина тот тоже рядом с командиром присел и девчушку по голове погладил:


— ВаСю? Опять какое-то не русское имя. Эх — откормить тебя девонька надо. Худюща ведь до невозможности.



glava-31-uslishat-golos-tvoj-ketrin-moris.html
glava-31-vzglyanite-vot-portret-i-vot.html
glava-31nadezhda-dlya-yazichnikov-solomon-glava-hram-i-ego-osvyashenie.html
glava-32-amonashvili-sh-a-amon-pa-legenda-o-kamne.html
glava-32-biografiya-hudozhnika-kak-kulturno-esteticheskaya-problema-uchebnika-dlya-studentov-visshih-uchebnih-zavedenij.html
glava-32-darya-doncova.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vdoklade-prinyati-uslovnie-oboznacheniya.html
  • control.bystrickaya.ru/cekciya-i-obshestvennie-nauki-programma-raboti-konferencii-tuesday.html
  • znanie.bystrickaya.ru/azastan-respublikasini-zai-trelk-turali.html
  • abstract.bystrickaya.ru/13-problemi-ocenki-konechnogo-potrebleniya-na-regionalnom-urovne-avtorskoe-vipolnenie-nauchnih-rabot-na-zakaz.html
  • college.bystrickaya.ru/2-kultura-i-bit-drevnej-rusi-ustnoe-narodnoe-tvorchestvo-pismennost-literatura-hudozhestvennoe-remeslo-zodchestvo-bilet-2.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-sibiri-ploshad-lesnih-pozharov-za-sutki-umenshilas-na-tret-do-553-ga-informacionnoe-agentstvo-rosbizneskonsalting-19052011.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vibor-predmetov-v-forme-i-po-materialam-ege-na-gosudarstvennoj-itogovoj-attestacii-11-klassi.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-na-urokah-fiziki-v-7-11-klassah-vopros-energiya-eyo-prevrashenie-sohranenie-istochniki-proizvodstvo-peredacha-i-ispolzovanie.html
  • knigi.bystrickaya.ru/risunok-1-karta-orenburgskoj-ekspedicii-ik-kirilova-1734-1736-gg-g-s-zaharova-otvetstvennie-za-vipusk.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/pri-oboznachenii-chasa-urok-1.html
  • tasks.bystrickaya.ru/116-sistema-otkritogo-raspredeleniya-klyuchej-1-1-harakteristika-informacii.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sdf04-antikrizisnoe-upravlenie-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-sd-f-04-antikrizisnoe-upravlenie-kod.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-vklyuchaet-celi-osvoeniya-disciplini-mesto-disciplini-v-strukture-oop-bakalavriata-kompetencii-obuchayushegosya-formiruemie-v-rezultate-osvoeniya-disciplini-metodi-psihoterapii.html
  • control.bystrickaya.ru/d-e-romanov-yuzhnij-federalnij-universitet-rgu-g-rostov-na-donu-ideya-iskusstvennih-nejronnih-setej-ins-voznikla-kak-popitka-opisat-processi-vospriyatiya-informacii-proishodyashie-v-mozge-cheloveka-kak-i-mozg.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-3-principi-postroeniya-sistemi-informacionnoj-bezopasnosti-v-n-yasenev-informacionnaya-bezopasnost-v-ekonomicheskih-sistemah.html
  • testyi.bystrickaya.ru/6-harakteristiki-socialno-kulturnoj-sredi-universiteta-obespechivayushie-razvitie-obshekulturnih-kompetencij-obuchayushihsya.html
  • essay.bystrickaya.ru/ekspertnie-metodi-issledovaniya-sistem-upravleniya.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-pyatayavidacha-zamuzh-satyavati-devibhagavata-purana.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/znamya-pobedi-opyat-mozhet-izmenitsya-grizlov-b-v-monitoring-smi-21-23.html
  • letter.bystrickaya.ru/nauchno-issledovatelskaya-rabota-ocenka-fizicheskoj-podgotovlennosti-shkolnikov-razrabotka-metodiki-po-opredeleniyu-individualnogo-urovnya-fizicheskoj-kondicii-uchashihsya.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-21-celi-i-sredstva-v-prave-teoriya-gosudarstva-i-prava-uchebnik.html
  • bukva.bystrickaya.ru/regionalnaya-integraciya-v-sng.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-tematicheskij-plan-kursa-osnovi-kompyuternoj-gramotnosti-dlya-slushatelej-universiteta-3-go-vozrasta.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/redaktor-aleksej-bogoslovskij-sankt-peterburg.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sposobi-vospitatelnogo-vozdejstviya-na-cheloveka-uchebnik-novogo-veka.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-dlya-specialnosti-020400-psihologiya-sostavitel-o-s-chalikova.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/skazka-dlya-devochek.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/saba-debiettk-ou-mektep-taldibla-zhobbm-kn-19-10-2016.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-dobrodetelnoj-zhizni-konfuciya-programma-nravstvennogo-sovershenstvovaniya-lichnosti-v-uchenii-buddi-zapovedi-moiseya-odni-iz-drevnejshih-nravstvennih-kodeksov.html
  • predmet.bystrickaya.ru/shodstva-i-otlichiya-barternih-tovaroobmennih-i-vzaimozachetnih-operacij-tablica-3.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-49-poruchenie-programma-vstupitelnih-ispitanij-ekzamena-v-magistraturu-po-programme-magisterskoj-podgotovki-5214.html
  • writing.bystrickaya.ru/ekonomicheskaya-effektivnost-investicionnogo-proekta.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-izucheniya-kursa-hudozhestvennaya-kultura-mira-19-20vv-vzglyad-iz-rossii.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zayavlenieroditelej-zakonnih-predstavitelej-na-predostavlenie-informacii-o-tekushej-uspevaemosti-ih-rebenka-v-forme-elektronnogo-dnevnika.html
  • abstract.bystrickaya.ru/060108-farmaciya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.