.RU

Глава 1. Пробуждение - Ученик некроманта. Мир без боли


Глава 1. Пробуждение

__________________________________________


Зомби сохранит свои черты такими, какими они были при жизни, за исключением физической силы, которая удвоится. Он беспрекословно выполнит любые указания колдуна и будет функционировать, пока его не расчленят или повредят.

Колдун может уничтожить раба, бросив на него горстку костяной пыли и выкрикнув имена Guede и Baron Samedi наоборот (edeuG и idemaS noraB). Если же некромант, повелевающий не-мертвым, умирает, зомби станет свободным и останется на земле, причиняя людям зло.


Дарион Горгоротский «Существа мифические и божественные. Черные колдуны и некроманты»

__________________________________________


«Будь что будет…» – думал Сандро, обрушиваясь в сплетение вековых крон, насаживаясь на пики дубовых ветвей.

За миг, разделяющий его со смертью, перед глазами пронеслась вся жизнь. Не задерживаясь на муках и страданиях, которыми переполнилось детство, внутренний взор скользнул дальше. Стремглав пролетел мимо отчаяния и злобы, изуродовавших отрочество, и резко остановился, замер перед ярким, слепящим образом, который некогда высек искру для заплутавшего в потемках сердца и подарил черному миру свет. Это была Энин. На ней жизнь оборвалась и началась вновь.

Он вспомнил теплоту незабываемых встреч. Мгновения, проведенные вместе. Разве можно было вычеркнуть их из жизни? Не продлить? Не вернуть утраченное? Разве можно было уйти из мира и оставить ее одну? На растерзание страшной судьбы, которую уготовил ей эликсир бессмертия? Сандро не был способен на такое. Не мог предать свою чистую, пусть и безответную любовь.

В отчаянной попытке спастись он отпустил навеянное разумом Трисмегиста заклинание – стал невесомым. Но скорость, с которой летел на пики ветвей, уже не успел замедлить. Удар разрушил надежду. Тело содрогнулось от боли, душу разорвало на части отчаяние, грубая тьма выбросила из сознания огненные краски воспоминаний – заменила их черным мраком забытья.

Все было кончено.

Но любой конец – это лишь начало чего-то нового.


* * *

Золотая осень в лесу Мертвеца не отличалась особыми красотами, наоборот, представляла собой весьма удручающее зрелище. Нагие ветви дубов и грабов переплелись между собой, будто исполины сцепились в драке. Грубые стволы, окаймленные бледно-зеленым мхом, утонули в густом белокуром тумане. У корней, вздыбивших почву, гниющей грудой скопились прелые листья. Уныло выглядел лес Мертвеца. Зловеще. Но этого, как выяснилось, природе показалось мало – она решила оправдать название, которое люди дали этому гиблому месту…

Сквозь полотно тумана, изредка разъедая его, находя брешь, на землю опускался призрачный лунный свет. Временами ему удавалось осветить безжизненное тело, валявшееся посреди гнилой листвы. Этот покойник неведомым образом сгнил лишь наполовину: одна часть его лица, укрытая свежими палыми листьями, представляла собой личину скелета, другая – молодого парня.

Когда тусклое ночное светило в очередной раз прорвалось сквозь туман, покойник открыл глаза и судорожно вздохнул. Грудь его – точнее, лишь левая ее половина – с противным свистом наполнилась воздухом. Мертвец с шумом выдохнул и закрыл глаза.

Окружающий мир погрузился в привычную для себя тишину: не слышалось пения птиц, забыли о полной луне и заунывных зовах волки, молчали пробудившиеся для охоты филины, притаились в норах вездесущие мыши. И покойник, как и положено мертвым, больше не издал ни звука. Но, присмотревшись, можно было заметить, как медленно поднимается и опускается его грудь.

– Слава богам, ты жив, – с облегчением сказал Трисмегист, нащупав истонченную, едва не оборвавшуюся нить жизни своего ученика. – Зачем прыгал? Желал глупой, бесславной смерти?

– Желал… не то слово… – откашлявшись, просипел некромант, и его уродливые губы изогнулись в страдальческой улыбке.

– Нельзя быть столь легкомысленным. Ты понимаешь, что смерть для тебя – не значит конец. Умерев, ты станешь личем! Или у тебя изменились планы? Уже не хочешь возвращать себе человеческий облик?

– Надо было действовать – и я действовал, – прохрипел в ответ некромант и, больше не желая тратить силы на бесцельные беседы, при помощи последней сохранившейся энергии принялся изучать собственное тело. Изъянов там нашлось немало, но со многими из них Сандро уже научился жить и понимал, что даже при великом желании не смог бы переиначить черную магию, которая скрепила кости скелета и заживила смертельные раны, полученные в далеком детстве.

Результат изучения не порадовал: ссадины, ушибы, царапины, синяки – на них некромант не обращал внимания – сойдут и сами. Но были и более серьезные проблемы: защемление одиннадцатого и десятого позвонков, из-за которого полностью отказали ноги. С такой травмой не смогли бы справиться даже горгоротские костоправы с их медитацией и иглоукалываниями – она была неизлечима. Но Сандро имел на этот счет свое мнение. Он крепче сжал мертвой рукой змеиный крест и, вспомнив необходимый гримуар, принялся ворожить. Созидающая магия давалась с трудом – силы были на исходе. И все же, спустя бесконечно долгие десять минут, некромант исцелил свое тело. Горгоротские костоправы были бы на седьмом небе от счастья, узнав, что есть нечто более действенное, чем иглы и духовное познание.

Покончив с лечением, Сандро ощутил также явственно, будто откат от заклинания, как на него накатывается волна слабости и отрешенности. Мысли закружились в голове, сменяясь с калейдоскопической частотой. И словно отвечая на крики совести, остановились на погибших спутниках, с которыми не так давно он бежал из Бленхайма. По его вине они мертвы. По его вине – ничьей больше! Если бы он отсиделся в храме Сераписа, а не мчал без оглядки вперед, ничего подобного не произошло б…

Некромант безвольно выпустил из рук змеиный крест, присел, поднял с земли охапку мокрых листьев, вытер ими выступившие на лбу бисеринки пота, обхватил колени руками и с тоской сказал:

– Я убил всех, а сам остался жив.

Никто не ответил на его слова. Лишь туман лизнул холодом мокрое от росы чумазое лицо юноши и подобрался ближе, становясь одновременно плотнее и гуще. Сквозь туман уже нельзя было разглядеть временами выползающий лунный диск. Даже с помощью обостренного зрения, некроманту не удалось увидеть ничего дальше кончика собственного носа.

– Альберт, – после долгой паузы вновь заговорил Сандро. – Ответь мне: почему я всегда одинок? Всю свою сознательную жизнь, я провел в одиночестве: без дружеской поддержки, ласк любимой… У меня ведь до сих пор не было женщины! Но теперь, когда Энин потеряна или… мертва, я не смогу полюбить другую. Да и не захочу…

– Перестань плакаться, – проворчал Трисмегист, не понимая, с чем связаны столь печальные мысли его воспитанника. – Энин, бесспорно, уцелела. В том, что живы Анэт и Батури, я тоже не сомневаюсь.

– А я сомневаюсь, – отозвался некромант, не в силах сопротивляться унынию. – Анэт разбилась – ни один человек не выдержит такого падения. Из-за ее смерти Батури не выполнил клятву, данную на клейме Эльтона, и теперь не жилец. А я даже не знаю, куда он отволок Энин… Она тоже умрет.

– Да что с тобой такое? – не выдержал Трисмегист и его голос заставил Сандро встрепенуться:

– Мы здесь не одни. Слишком уж странные мысли лезут ко мне в голову.

– Не будь глупцом!

– Ты не чувствуешь? – Сандро резко схватил посох, вскочил на ноги и замер в замешательстве: никаких магический резервов для борьбы у него не осталось. А враг, грубо вторгшийся в сознание, все крепче сжимал тиски ментальной магии.

– Пикси, – догадался Трисмегист. – Во времена альвов и фейри они были совершенно безобидны, но переняли гнусные законы нынешнего обиталища и теперь представляют серьезную…

– К бесам! – не дослушав, выкрикнул некромант и ударил змеиным крестом о землю. Глаза кобры в изголовье посоха полыхнули аметистовым сиянием, которое ярким, слепящим светом пронзило небольшую поляну и на краткую долю секунды разметало туман. Ментальные оковы разрушились. Мысли прояснились.

– Их тут сотни, – прошептал друид.

– Не трудно догадаться. Иначе они не напали бы на повелителя мертвых.

– Сандро, ты себе льстишь. Как личу неполноценному тебе будет нелегко…

– Поговорим о моем тщеславии позже, – перебил некромант. – Скажи лучше: что делать? Как с ними бороться?

– А стоит ли? Судя по всему, они больше не проявляют агрессии …

Будто услышав слова друида, призрачные силуэты, почти неразличимые в тумане, засуетились, закружились вокруг некроманта хороводом теней.

– Помяни волка… – процедил полумертвый и от обрушившейся на него волны уныния и страха с трудом устоял на ногах.

Он встряхнул головой, пытаясь выгнать из сознания чужую волю, взбодриться. Но это не дало результата – врагов было слишком много. «Бежать! Бежать без оглядки!» – вторглась в голову шальная мысль, но некромант подавил в себе паническое желание броситься наутек – во владениях пикси, ему от них не уйти.

– Чего ты медлишь! – воскликнул Трисмегист. – Ставь ментальные барьеры!

Сандро последовал совету наставника, заранее понимая всю тщетность этих попыток, ведь пикси берут не качеством, а числом. И численное превосходство делает их гораздо сильнее чародея.

– Ничего не выйдет! – отчаялся Сандро, когда с тонким хрустом сломался очередной магический щит. – Мне конец…

Он уже не мог понять, где его мысли, а где – чужие? Глубокое чувство безысходности захлестнуло его с головой и с каждым мигом желание опустить руки и отдаться на милость победителю становилось все сильнее.

– Им нет числа, а я их даже не вижу!

И тут Сандро осознал: сила пикси в тумане. Некромант резко взмахнул посохом, вырисовывая Кеназ*, прибегая к рунической магии – собственных сил для действенного колдовства не осталось. Вокруг него взъярилось бешеное пламя и кольцом прожгло все окрест на несколько метров. Туман, прятавший и подпитывающий бестелесных духов, истаял. Сандро твердо знал, что в нем погибли и пикси. Не все, конечно, но те, которые оказались достаточно близко.


#Кеназ – руна огня [<]


И опять мысли прояснились, на смену унынию пришла вера в свои силы и желание продолжать начатое. Но туман вновь стелился у ног и с каждым мигом подбирался к некроманту все ближе. Сандро начертал в воздухе руну огня, повторяя удачный опыт, но на этот раз эффект от магии был намного скуднее – сил не хватало.

– Бесовское истощение, – прорычал некромант, потративший почти всю свою энергию на излечение ран, а позже – на ментальные барьеры. – Что прикажешь делать? – спросил он у Трисмегиста, выискивая в нем последнюю надежду.

– Ведунское кольцо, – подсказал друид. – Оно не потребует крупных магических затрат.

– Чем чертить?

– Кровью…

Сандро, не раздумывая, взглядом и магией, ибо не имел под рукой ножа, разорвал себе кожу на запястье. Хлынула кровь. Некромант еще раз вывел Кеназ, уже не надеясь на большой эффект, но желая выкроить крупицу времени для начертания круга.

Из пореза обильно текла кровь. Сандро провел рукой вокруг себя, тихо нашептывая древнее друидское заклинание. Когда красные бисеринки замкнули неправильной формы круг, он притронулся к ране, заживляя лопнувшую кожу. Теперь оставалось ждать и гадать: подействует ли ведунская магия на низших фейри?

Туман подобрался ближе. Не обращая внимания на кровавое кольцо, двинулся дальше, быстро поглотил некроманта, окутывая его до самой макушки. Мысли в голове перемешались, а в сердце затаился трепетный страх, но на этот раз Сандро твердо знал, что к этому страху пикси не имеют никакого отношения.

Кольцо надежно защитило от ментальных атак. Сандро долго стоял в круге, боясь даже пошелохнуться. Туман холодными прикосновениями щекотал ему лицо, с каждым вздохом оседал опасностью внутри. Ничего не происходило. Пикси молча, ничего не предпринимая, кружили вокруг. Их хрупкие силуэты терялись в сизом облаке тумана. Сандро казалось, что низшим фейри нет до него никакого дела. Но он стоял без движения, пока на небе не погасли звезды, дикая луна не опустилась за горизонт, а слабое утреннее солнце не осветило призрачный лес.

– Слава богам – рассвет… – выдохнул Сандро и бухнулся прямиков в прелые листья – ноги не держали.

Туман быстро редел и пикси уже не выказывали никакого интереса к продолжению охоты. На этот день им хватит эмоций и сил, которые они украли у некроманта, а завтра, если улыбнется удача, они разыщут новую жертву.

– Интересно, они хоть понимают, что губят других? – полюбопытствовал вдруг Трисмегист.

– Плевать. – Некромант устало зевнул и плотнее укутался в дорожный плащ. – Плевать мне и на пикси, и на их бездумные головы, – добавил он, закрыл глаза и, уморенный усталостью, провалился в сновидения.

– Хоть бы защитный круг начертал, – проворчал друид и скрылся в книге, где набирался сил и откуда без труда следил за спокойным сном своего воспитанника.


* * *

– Проснись. Сандро, проснись…

Ему казалось: он только-только прикрыл глаза, а друид уже зовет его. Недовольно потянувшись и раскрыв глаза, некромант увидел стоявшее в зените солнце, выныривающее из-за оголенных ветвей – близился полдень.

– Сандро, будь ты неладен! Осмотрись!

Некромант схватился за посох и вскочил на ноги. Вокруг бесцельно бродили люди с масками безразличия на бледных, безмятежных лицах. В пустых, мутных глазах не отражалось ни единой мысли. Казалось: они не живые – мертвые. Но это были не зомби, а люди, которых никто не убивал, никто не воскрешал – лишь выпил их сознания, сделав бездумными заводными куклами.

– Рабы убитого некроманта? – понимая всю абсурдность своего предположения, произнес Сандро.

– Не будь глупцом! – проворчал Трисмегист. – Ты же знаешь, что зомби, лишившись хозяина, несут зло. Какое зло творят эти люди, если за час, пока я тебя бужу, даже не попытались напасть?

– Всякое бывает, – пожал плечами Сандро.

– Пора начать думать! – негодовал Трисмегист. – Это работа пикси. Может, ты чувствуешь черную магию, которая подчинила тела? Или забыл, что некромантия…

– Бес с ними, – отмахнулся некромант. – Они неопасны, и для меня этого достаточно. Лучше скажи, как найти Энин?

– Хорошо, – успокаиваясь, протянул друид. – У меня есть одна идея…

После того как рассвет рассеял туман, дух был неплохо видим. Сейчас, впрочем, воплощение тоже давалось ему с трудом, да и сама фигура Трисмегиста оставалась несколько размытой. Хотя, будь у Сандро силы, все могло выглядеть иначе, ведь некромант был по-прежнему связан магией филакретией с вернувшимся в реальный мир друидом. И если ученик слаб, то слаб и его наставник.

– Выкладывай.

– Ты совсем забыл о симпатической магии, – напомнил Трисмегист. – В «Золотой ветви» Фрайзера говорится: «Вещи, которые раз пришли в соприкосновение друг с другом, продолжают взаимодействовать на расстоянии после прекращения прямого контакта».

– Спасибо за великолепную цитату Фрайзера, – язвительно поблагодарил некромант, – но каким образом Энин связана с симпатической магией? У меня нет при себе ее вещей.

– Любовь – одно из высших проявлений симпатической магии. Человек, одурманенный любовью, чувствует, когда его вторая половина в опасности, ей нездоровится или она нуждается в помощи. Теперь ты вызовешь подобные эмоции при помощи магии. Такое возможно.

– Хорошо. Что делать?

– Как и обычно: сконцентрируйся на «вещи», представь ее перед внутренним взором и, разыскав связующую нить, иди по ней.

Сандро глубоко вздохнул и попытался сосредоточиться. Но шныряющие вокруг «неправильные зомби» по непонятным причинам притягивали взгляд и не позволяли отрешиться от окружающего мира. Это было странно, ведь чародей уже давным-давно научился абстрагировать свое сознание от внешних возбудителей. Но какое-то глубокое, давнее, тянущее чувство не давало покоя. А уже спустя минуту память услужливо натолкнула некроманта на причину.

– Альберт, эти люди… я знаю их. Знаю каждого из них в лицо.

– Что? – не понял друид.

– Я жил с ними бок обок. Это люди из Слободы, селения, откуда я родом, – Сандро стал внимательно всматриваться в проплывающие мимо лица. Кузнец Неромо, никогда не снимавший жесткий фартук из дубленой кожи. Его толстушка-дочка, которая в детстве была излишне груба на вид, а теперь расцвела великолепной розой и стала весьма привлекательной барышней с идеальной фигурой. Ремесленник Алавио и его семья: три дочери и сын.

– Что привело их сюда? – задумался Сандро. – Слобода далеко. Граница в другой стороне. От чего они бежали? Почему скрывались в лесу, а не отправились в Вестфален?

– Быть может, в столице опасно, – предположил друид.

– Что ж, без знаний нам не разгадать эту загадку, – холодно сказал некромант и сам удивился тому, насколько ему безразличны все эти люди, с которыми он прожил без малого десять лет. Сандро чувствовал к ним лишь отстраненную злобу. Слободчане, даже не дождавшись его гибели, не показав лекарю или целителю, не отстояв чужую жизнь, вручили недобитка некроманту и, расставшись с умирающим, облегченно вздохнули. А потом, уже после обращения в лича, когда Сандро изредка сбегал из замка и возвращался в родное селение, люди сполна одаривали его презирающими взглядами и вполголоса молили Симиону, чтобы она избавила их от зверя, который повадился ходить на пепелище и рыдать у почерневшего остова. Сандро искренне, истово старался любить людей, но для односельчан в его сердце не нашлось места.

– Для поиска Энин тебе не хватает сил, – заметил друид. – Нужен источник энергии.

Сандро молчал, понимая, к чему клонит друид.

– Ты можешь освободить души этих несчастных… – осторожно предложил Трисмегист, обводя людей взглядом. – Возьми энергию их жизней.

– Хочешь, чтобы они стали мне кормом?

– Нет, не хочу. Но если рассуждать рационально, то ты не убиваешь их, а освобождаешь…

– Рассуждать рационально. – Некромант усмехнулся уголками губ. Он не питал к слободчанам никаких чувств, кроме молчаливой ненависти, но это не было достаточным поводом, чтобы начать убивать. – Рациональности меня учил Арганус. От тебя, Альберт, я ожидал других уроков.

– Да пойми же ты! Они не живы и не мертвы. Убив тела, ты подаришь покой душам. Если же не сделаешь этого, они станут кормом не для тебя, а для некроманта, который со дня на день пройдет этой дорогой.

– Если же убью их, то сам стану не лучше этого некроманта.

– Поступай как знаешь! – сдался Трисмегист. – Спасай неживых и убивай тем самым свою возлюбленную.

– Такое ощущение, что ты не оставляешь мне выбора.

– Не я, а сложившаяся ситуация.

– Я не стану убивать…

– Для поиска Энин тебе понадобится сила. Много силы. Если выпьешь их жизни, то аккумулируешь достаточно энергии, чтобы замкнуть симпатическое заклинание. Решайся, Сандро. И подумай над судьбой своей возлюбленной. Готов ли ты пожертвовать ею, ради тех, кто тебя презирал, а теперь не может ощутить даже этого презрения – не может ощутить ничего.

Чародей посмотрел в глаза Лидии, дочери кузнеца, подошел к ней ближе и потрепал за плечи.

– Лидия? Лидия, ты меня слышишь?

Реакции не последовало. Сандро гипнотически проник в ее сознание, но нашел там лишь пустоту. Живая кукла, лишенная разума и всяческого проявления мысли. Тот же зомби, который никогда не станет полноценным человеком. Казалось бы, Альберт прав. Этих людей не спасти. Они уже мертвы. Их ждет не жизнь, а существование, которое закончится мучительной голодной смертью. Можно выпить их силу сейчас, отпустить их души для будущих перерождений, безболезненно разорвать связь духа и тела. Но как тонка грань между освободителем и убийцей, как легко потерять в чужих жизнях – свою.

Некромант со злобой сжал руку в кулак, проклиная темный дар, который он получил с превращением в лича, и сквозь стиснутые зубы процедил:

– Ради Энин, я сделаю это…

Он поочередно подходил к каждому из своих односельчан. Кого-то Сандро помнил так, будто видел еще вчера, о ком-то время стерло малейшие воспоминания, но то, что он делал сейчас со своими жертвами, кроило сердце, заставляло его биться учащенно. Некромант проводил змеиным крестом перед лицом человека, дрожащим голосом произносил заклинание и, будто вампир, пьющий кровь, питался энергией чужой жизни, наполнял себя силой, а людей превращал в холодные трупы. Магией он поджигал тела, оставляя от них лишь рдеющие уголья, из которых уже никогда не сделать ходячего мертвеца. Он убивал расчетливо, медленно, методично и не останавливался до тех пор, пока не выпил без остатка последнюю жизнь.

– Ты спас их души, – ободряюще сказал друид. – Можешь мне поверить: они тебе благодарны.

– Надеюсь, ты прав…

Не желая задерживаться там, где все насквозь пропитано черной магией и убийством, Сандро поспешил покинуть треклятое место. Отойдя на приличное расстояние, он решил вернуться к своим изысканиям по поиску Энин. Сейчас сил хватало с избытком: жизненная энергия, украденная у людей, едва ли не выплескивалась из некроманта – ему не составило труда проникнуть в самые глубокие сферы магии. Вместе с тем, Сандро представлял тот миг, когда убегал из Хельхейма и нес Энин на руках, а ее огненные волосы приятно щекотали ему лицо; вспоминал день, когда вместе с возлюбленной смотрел на каменного дракона и, будучи рядом с ней, ощущал истинное, неповторимое счастье. В сознании крутился и вертелся, затмевая всё, кроме себя, обворожительный образ Энин. Сандро достоин того, чтобы быть с ней! Он должен быть с ней!

Магия выгнала чародея из своих глубин и услужливо указала на «вещь». Сандро чувствовал Энин – медленное, временами замирающее биение ее сердце. Обрадоваться тому, что девушка жива некромант не успел, ноги сами понесли его туда, куда направляла магия.

Сандро мчал вперед, не обращая ни на что внимания, стрелой летел по магическому следу, который привел его к широкой пещере, открывающей вход в лоно скалы, с которой не так давно он спрыгнул и чудом остался жив. В провале властвовала тьма, такая же живая, как в винтовой лестнице, ведущей в лабораторию Бленхайма.

Недолго думая, Сандро шагнул в эту тьму, и она покорно сдвинулась в сторону, отступила перед некромантом. Сперва он думал, что ему придется долго блуждать по витиеватым лабиринтам пещеры, но магия указывала путь безошибочно, и вскоре Сандро оказался в огромной зале, освещенной тысячью свечей, бледно горевших в настенных нишах. В центре комнаты стоял внушительных размеров жертвенник, с толстым желобом для слива крови. Над алтарем, мерно покачиваясь на легком, незаметном сквозняке, позвякивали цепи, заканчивающиеся блестящими, начищенными крюками для подвешивания жертв.

Сердце некроманта неожиданно кольнуло пронзительной болью, и магия, связавшая его с Энин, развеялась. Больше он не чувствовал возлюбленной, не ощущал тока ее жизни. А в следующий миг перевел взгляд в угол комнаты и оторопел от увиденного: в широкой стеклянной колбе, доверху наполненной водой, покоилась Анэт, а рядом с ней в такой же колбе – утонула Энин.

Он не успел. Опоздал. Опоздал на жалкие мгновения, но теперь не в силах ничего изменить…

– Всемогущие боги! Почему?! – диким зверем взревел Сандро и в два прыжка подскочил к прозрачным цилиндрам. Притронулся к тонкому стеклу, провел у губ возлюбленной, посмотрел в ее открытые, не моргающие глаза и, не выдержав, упал на колени. – Этого не может быть! Не должно быть! Почему, Энин? Почему? – спрашивал он у неподвижного тела, будто девушка могла ответить.

Сандро, тяжело дыша, задыхаясь от нахлынувшего отчаяния, в последний раз наслаждался красотой возлюбленной. О боги, как она прекрасна! Точеные черты лица, приковывающие взор, полные губы, к которым Сандро так и не посмел прикоснуться в поцелуе, капризно вздернутый носик, огненные волосы, ниспадающие на плечи и прикрывающие девичью, еще не окрепшую грудь, темно-карие глаза с помутневшими, невидящими, мертвыми зрачками. Она умерла. Но такая красота не могла погибнуть! Сандро отказывался в это верить!

Проклиная весь мир, он вытер слезы, встал на ноги и широко размахнулся змеиным крестом, силясь разрушить стеклянную преграду. Но за душевными излияниями он не расслышал шагов за своей спиной и не сразу сообразил, что именно помешало ему опустить посох.

– Не стоит, – сказал незнакомец, вырывая из рук некроманта змеиный крест.

Сандро обернулся и увидел самого себя – человека в черных кожаных штанах и плаще с капюшоном, скрывшем лицо. Некромант на миг опешил, но быстро сообразил, что неизвестный просто-напросто носит такие же одеяния. Но вновь застыл истуканом, когда Хозяин горы открыл искаженное темной магией наполовину мертвое, наполовину живое лицо.

– Удивлен? – спросил тот, удобнее перехватывая змеиный крест.

– Что ты с ней сделал? – выкрикнул Сандро, с трудом сдерживая себя, чтобы одним заклинанием не превратить убийцу Энин в пепел.

– Ничего страшного, – заверил двойник. – Она просто спит вечным сном.

– Ты покойник! – прорычал некромант и соткал огненное заклинание. Пламя поглотило убийцу и прошло сквозь него, никак не навредив. Сандро подряд выкрикнул несколько атакующих заклинаний, но ни одно из них не подействовало на противника – тот был невосприимчив к колдовству.

– Ты не понимаешь…

– Убью! – не слушая убийцу, коброй прошипел чародей и бросился на врага с голыми руками.

Чужак наотмашь рубанул посохом, но его движение оказалось слишком медленным. Сандро без особых усилий схватил змеиный крест, рванул на себя и изо всех сил ударил двойника в корпус. Тот схватил за грудь, выпуская из рук змеиный крест, сполз на пол и скрючился от боли. Некромант посильнее размахнулся, чтобы одним ударом выбить из противника сознание. Но его остановил до боли в ушах знакомый голос:

– Нет!

Сандро посмотрел в сторону и увидел женщину, стоявшую в тени пещерного входа. Несмотря на тьму, он узнал в ней свою мать. Черноволосая, зеленоглазая, с доброй – самой доброй во всем мире! – улыбкой она смотрела на него, и ее взгляд заставил некроманта замереть от трепета и давно минувшей душевной боли.

– Мама, – выдавил он не своим голосом и мельком взглянул на переломанные пальцы материнских рук, заметил на платье, в котором видел ее в последний день перед пожаром, кровавые следы. И вдруг понял, что неведомые существа, умеющие принимать чужой облик, дурачат его, пытаются играть с ним в опасные игры. – Ты выбрал не тот облик, монстр, моя мать давно мертва. И твоему детенышу жить осталось не долго, – стальным тоном сказал некромант, а женщина, услыхав его, со скоростью стрелы рванулась вперед, и кинжалом, неведомо как появившийся в ее покалеченных руках, ударила Сандро в грудь. Клинок угодил в правую, мертвую сторону, которая была невосприимчива к боли. Некромант костяной рукой, обладающей силой, в несколько раз превышающей человеческую, ударил женщину в висок. Ее хрупкое тело мигом обмякло и сползло на пол.

Тем временем двойник некроманта встал на четвереньки и, смахнув с себя иллюзию, превратился в то, чем являлся на самом деле: в крупного монстра похожего на волка, только с более массивными задними ногами и коленями выгнутыми назад.

Некромант попятился, а волк напряг мышцы и прижался к полу – приготовился к прыжку. Понимая, что шансы на спасение ничтожно малы, Сандро выставил перед собой посох и прыгнул вперед за миг до того, как враг оттолкнулся от пола. Разъяренная кобра, повстречав бешеного монстра, выиграла противоборство. Черный исполин, заскулив, как дворняга, кубарем покатился по полу, но, перетерпев боль, быстро встал на ноги и, оттолкнувшись от мозаичного покрытия, вновь бросился на некроманта. Сандро ударил змеиным крестом в тот самый момент, когда монстр уже опускался. Отпрыгнул в сторону и, вывернув посох, ударил поднимающуюся с колен женщину прямиком в макушку. Она упала лицом в мозаику. Волк скулил, кружился на месте, прыгал, пытаясь стряхнуть с себя боль. Сандро твердой походкой подошел к извивающемуся и скулящему волку, широко размахнулся и застыл, выбирая момент для сокрушительного удара.

– Стой! – потребовал некто.

Сандро резко перевел взгляд и увидел приближающегося Батури.

– Подойдешь ближе, и он умрет, – некромант кивнул в сторону скулящего волка-перевертыша.

– Я – это я, – заверил вампир.

– Докажи.

– Я зарекался защищать двух живых – и здесь занимаюсь этим.

– Этого мало.

– Ты, как и я, клялся на клейме Эльтона, – пожав плечами, продолжил вампир. – Вместе мы бежали из Бленхайма…

– Твои слова ничего не значат. Мне нужны доказательства!

– Это подойдет? – Батури вытянул руку. На ладони лежал кинжал с волнообразным лезвием. Приглядевшись, Сандро опустил посох. Теперь он верил.




^ Глава 2. Боль воспоминаний

__________________________________________


Кое-кто считает время стрелой, говоря о тяжелом колчане, висящем за спиной Двубога. Наивно полагает, что Он, посылая стрелы в темень небытия и освещая мрак рождением души, раздает судьбы.

Абсурд!

Я был в сердце Времени, во тьме, в толще земных недр, и видел отражение небес в зеркалах озер. Не многим даровано это. И созерцав Чудо, с чистой душой могу сказать, что время движется по кругу: из прошлого перетекает в настоящее, определяет будущее и возвращается к истокам – к прошлому.

Еще я видел того, кто устремился против этого потока, обогнул Время и убежал из будущего в прошлое. Он знал завтрашний день и не помнил вчерашний. Этим кем-то был мой отец. Этим кем-то мог быть и я – при желании, конечно. Такова природа Нашего времени.


Ферр ле Рой «Колесо Времени»

__________________________________________


В комнате было темно и тесно. В центре, заняв почти все пространство, расположился небольшой стол. Рядом с ним – восемь кресел, шесть из которых пустовали, и лишь на двух восседали: полумертвый и вампир. Вместо привычных четырех стен здесь было восемь. По углам стояли развернутые в профиль статуи, у каждой из которых было по два лица: одно – молодое, другое – старое. Каким божествам и героям эти изваяния посвящались, Сандро не знал, но сейчас его мысли занимали другие вопросы:

– Те существа, с которыми я встретился в зале, кто они? И почему нападали?

– Ха! – усмехнулся вампир и беззаботно закинул ногу на поручень кресла. – Если ко мне в дом вламывается монстр и пытается разрушить ценные для меня вещи, такие, например, как цилиндры Двубога, я к нему не слишком снисходителен. Или ты ждал другого, более теплого, приема?

– Не я виноват в драке…

– Не виноват? – Клавдий удивленно поднял брови и скривил в наигранном изумлении лицо. – Хм, мне показалось иначе. Ну что ж, хорошо. Я сделаю вид, что поверил. Только давай не будем выяснять, кто прав, а кто виноват. Все равно я останусь при своем мнении… – осклабился вампир и, пошарив во внутреннем кармане, достал огниво. Не прибегая к помощи магии, высек искру и поджег свечу, одиноко застывшую на пустой столешнице.

Огонек свечи заплясал, озаряя комнату призрачным светом, бликами отразился от круга солнца из чистого золота, висевшего на стене. Сандро невольно пробежал взглядом и по другим предметам, которые расположились над головами статуй: змей Уроборос, пожирающий свой хвост, символизирующий начало, конец и бесконечность; два круглых подноса, на одном из которых изображались двери в храм, а на другом – руки с высеченными на пальцах цифрами – ССС и LXV; дальше – виноградная лоза из бронзы, белый бык из слоновой кости, стрела с надписями contra и motio и, наконец, – прекрасный корабль с бело-голубыми парусами.

– Хватит об имитаторах, – продолжал тем временем вампир. – У нас с тобой есть более важные темы для обсуждения…

– Например, что с девушками? – подхватил Сандро, отрываясь от созерцания предметов-символов. – Что это за колбы, в которые ты и твои знакомцы их запрятали?

– Они в водах контрамоции, – ответил вампир и, заметив на себе цепкий взгляд некроманта, закатил глаза. – И не смотри на меня так, полумертвый! Я дал клятву защищать этих живых. И можешь мне поверить: из-за них я не собираюсь раньше времени подыхать.

– Что с ними? – повысил голос Сандро. – Может, ты, наконец, ответишь?

– Я же говорю: они в водах контрамоции. Но, так уж и быть, для тебя как для самого неосведомленного могу объяснить популярно: все мы живем из прошлого в будущее, кто-то существует вечно, но остальные стареют и умирают. А вот нашим сестричкам повезло, даже очень повезло – они молодеют. Годы для них идут вспять, а смертоносные раны залечиваются сами собой.

– То есть Энин излечится от чумы? – Сандро корпусом подался вперед и в упор взглянул в глаза вампира.

– Спроси чего полегче! – усмехнулся Батури. – Чума, вызванная магией, вещь весьма непростая. Узнаем постфактум.

– Хорошо. – Сандро нервно откинулся на спинку кресла. – А что скажешь об Анэт?

– Что-что? Ничего. Отлежится в водах, наберется сил и будет, как новенькая. Она-то эликсиров не пила и колдовской чумой ее никто не заражал.

– Ладно, – отмахнулся некромант, понимая, что чуда, на которое он уповал всем сердцем, не случится. – Тогда у меня остался всего один вопрос.

– Спрашивай, – себе под нос пробурчал Клавдий, пододвинул подсвечник и медленно провел рукой над огнем. На ладони не осталась ожога: Высшие не боялись обычного огня и раскаленных предметов, хотя магическое пламя было для них столь же опасно, как и для других существ. Батури, будто оставшись недовольным результатом, надолго задержал раскрытую ладонь над свечой, но эффект не изменился.

– Прекрати, – потребовал Сандро. – Ты сбиваешь меня с мысли.

– Как прискорбно… – улыбнулся Батури. – Видишь ли, меня такие фокусы забавляют.

– Ты невыносим, но это не имеет отношения к делу. Так вот, мой вопрос: когда сестры будут достаточно сильны, чтобы оправиться в путь?

– Хм… – Батури задумчиво погладил подбородок и ответил: – Жаль, что я не пророк. Тогда мне было бы проще справиться с таким прогнозом. Думаю, через пару дней девушки придут в норму. Хотя Энин…

– Что Энин? – взволновался Сандро.

– Я бы предпочел, чтобы моя жизнь не была связана с умирающей. Видишь ли, если она скончается от чумы, я последую в мир вечных снов следом за ней. А это, мягко говоря, плохой стимул.

– Это отличный стимул, чтобы поспешить. Чем быстрее мы с живыми покинем Хельхейм, тем быстрее ты получишь полную, не ограниченную обетами и клятвами свободу.

– Говоря же о чумной: переживать за ее жизнь не стоит, – подал голос Трисмегист и принял видимый облик на соседнем от Сандро кресле.

– Ах, совсем забыл о твоем ручном духе. – Батури с наигранным недовольством взглянул на призрачный силуэт друида. – Трисмегист, тебе уже сотни лет, а ты так и не научился хорошим манерам. Или забыл, что подслушивать неприлично? Ну да ладно, рассказывай: в чем твой секрет?

– Эликсира, изготовленного Сандро в храме Сераписа, хватит для Энин на несколько месяцев. К тому времени, когда он подойдет к концу, организм девушки выработает иммунные клетки, которые победят чуму.

– Не все так просто, Альберт, – не согласился с наставником Сандро. – Эликсир недоросли затормозит весь метаболизм. Когда Энин нечего будет принимать, опасность вернется. Хотя, конечно, ее иммунитет станет сильнее, а случаи, когда крепкий организм перебарывает чуму, не редкость. Хотя на такую удачу мало надежды.

– Огромнейшее спасибо за просветительскую работу, – язвительно поблагодарил вампир. – Но дальнейшая судьба Рыжей меня не интересует. Распрощаюсь на границе с живым балластом – и дело с концом.

– Ты прав, – кивнул Сандро, пропуская мимо ушей неприятные для себя слова о принадлежности Энин к балласту. – Тебе важно сделать свое дело, а остальное – моя работа.

– Тогда нам остается ждать, – пожал плечами вампир. – Ждать, когда наши сестрички откиснут в водах контрамоции.

– И еще, – вспомнил Сандро. – Ты не ответил на мой первый вопрос, насчет того, что за существ я встретил в храме для гекатомб?

– Ах, да! – спохватился вампир. – С Ди-Дио ты не знаком. Что ж, я тебе о них расскажу. Посмотри на статуи. – Батури взмахом руки указал на двуликие бюсты. – Перед тобой типичный Ди-Дио, он же имитатор, иллюзионист, морок, призрак, Тень – называй, как душе угодно.

– Значит волк – всего лишь имитация?

– Так и есть, – Трисмегист сложил руки в замок и на его полупрозрачном, окаймленной серой дымкой лице застыло выражение благородного спокойствия. Сандро, припоминая уроки друидизма, понял, что Альберт собирается поделиться знаниями, и приготовился слушать. – Говоря по правде, – продолжал дух, – Ди-Дио весьма интересные существа. О них мало упоминается в источниках знаний – слишком уж они скрытны и редко подпускают кого бы то ни было к своим тайнам. Но достоверно известно, что они могут жить сразу в трех временных потоках: прошлом, будущем и настоящем.

– Как такое возможно? – удивился Сандро.

– У Ди-Дио неспроста двуликое божество, которое повелевает временем. Видишь эти символы? – дух провел рукой, указывая на предметы, висящие над статуями. – У каждого из них есть свое значение. Вот, например, цифры ССС и LXV, высеченные на пальцах, в сумме дают дни года. Таким образом, время оказывается в руках Двубога.

– Порази меня молния! – потребовал Батури. – Трисмегист, ты бездарный наставник. Переливаешь из пустого в порожнее, но не даешь ответа.

– Не перебивай! Уж поверь мне, я знаю, как донести до сознания слушателей квинтэссенцию мудрости. А теперь перейдем к сути: обращаясь к Двубогу, Ди-Дио способны менять течение своих жизней – тогда одно из их лиц засыпает и просыпается другое, живущее в ином направлении.

– То есть Ди-Дио знают будущее лучше любых Видящих? – полюбопытствовал некромант.

– Увы, нет. Раздвоить сознание они не способны – память двух лиц обособлена.

– Много слов – мало смысла. – Вампир искривил губы в презрительной улыбке.

– Объясни лучше!

– У меня есть более увлекательные занятия, чем распинаться перед вами.

– Хватит перебранок! – гаркнул Сандро, пытаясь утихомирить вампира и друида. – Рассуждая о Ди-Дио, мы зря тратим время. Все равно их дар – ничто. И не дает им ровно никаких привилегий над остальными.

– Трисмегист, упустил самое занимательное: имитаторы невосприимчивы к магии.

– А вот это уже интересно. – Сандро взглянул на вольготную позу вампира, который, будь кресло чуть больше, и вовсе в нем улегся, и тогда сам расслабил плечи и облокотился на спинку сидения. – Было бы неплохо заполучить в компаньоны воина, который плевать хотел на чужое колдовство.

– Эх, – с ехидной улыбкой на лице вздохнул вампир, – спешу тебя огорчить, полумертвый: Диомед по своей воле никогда не покинет храм, а из его сына Дайреса такой же воин, как из навоза – стрелы.

– Формулировка оставляет желать лучшего…

– Всему и каждого можно обучить, – заметил Сандро. – Батури, ты достаточно хороший фехтовальщик, скажи: сколько времени понадобится, чтобы обучить воина?

– Мда, ты меня удивляешь, полумертвый, – закатил глаза вампир. – Ну, вот к примеру, сколько лет ты занимаешься магией?

– Восемь, – коротко ответил Сандро.

– И что, ты достиг предела своих возможностей?

– Нет.

– Ага, тогда реши задачу: сколько времени другому магу понадобится, чтобы дойти до твоего уровня, а тебе – до уровня Аргануса? Если решение окажется верным, ты найдешь ответ на свой вопрос.

Некромант со злобой посмотрел на вампира, но смолчал – слова были лишними и неуместными. Зато Батури неожиданно всплеснул руками:

– Чуть не забыл: ты давал мне его во временное пользование. Пришло время возвращать долги. – Вампир неразличимым для глаза движением вытащил из-за пояса «смерть Каэля» и бросил кинжал на столешницу. Именно эта вещица несколькими часами ранее доказала Сандро, что перед ним настоящий Батури, а не его имитация. Если скопировать вампира для Ди-Дио не составило б труда, то подделать столь могущественный артефакт, наделить его первозданной мощью, не смог бы никто.

– Позже. – Сандро даже не притронулся к оружию. – Вернешь мне его у границы, а до этого времени, пусть будет у тебя.

– Не стану спорить, – пожал плечами вампир и ловко вернул кинжал на исконное место.

В тяжелую дверь постучали и через мгновение, не дожидаясь приглашения, туда заглянул имитатор, выглядевший почему-то, как обычный человек: без тех двух лиц, о которых настойчиво твердили Клавдий и Альберт. На вид вошедшему было лет шестнадцать-семнадцать, крепкий, смуглолицый, с чернильно-черными глазами. Одет в простую льняную рубаху, которая вряд ли хорошо защищала от холода, живущего в этих сырых пещерах.

– Отец ждет. Я вас к нему провожу, – приглушенно сказал Ди-Дио.

Без слов вампир поднялся и, не заставляя ждать, вышел из комнаты-коробки. Сандро, задержавшись лишь на мгновение, проследовал за ним.

Потянулись темные переходы и туннели. Ди-Дио шел впереди, держа факел. Слабый свет тонул во тьме пещерных лабиринтов. Грубый, необработанный базальт стен словно высасывал его, пожирал, стоило лишь бледным лучам притронуться к холодной поверхности. Сандро, шедший последним, уже не видел света, исходящего от факела, но, как и каждый некромант, в нем не особо нуждался. И с любопытством осматривался и прислушивался. Во вздыбленных, растрескавшихся стенах журчала и бурлила вода, слышались далекие перекатывания камней, и с каждым шагом этот глухой шум звучал все ближе, будто нарастающий бой тамтамов. В такт этому бою, пульсировало восхищенное сердце юного алхимика, когда он проходил мимо замшелых валунов, поросших шерстью плесневелого мха хабетсума, из которого при смешивании со стеблями могены получался великолепный смертельный яд. Из стен, ловко и непринужденно разъедая мощный базальт, вырывались чешуйчатые стебли роговита, пучками росли лечебные гарции, соседствуя с непривередливыми к свету цветками олхара, у которого бутон распускался лишь раз в восемнадцать лет, а мясистые, с толстыми прожилками листья издавна пользовались популярностью у несчастных, решивших прервать беременность. Горная порода сыпалась под натиском разросшейся флоры. Под ногами хрустел песок и мелкий гравий, из которого, паутиной оплетая редкие валуны и стелясь по земле, росли вьюнки.

Сандро был знаком со всеми этими растениями, нередко использовал их в работе, создавая для Аргануса разносортные зелья и эликсиры. Глядя на них, Сандро с некоторой тоской вспомнили дни, проведенные в лаборатории лича. Несмотря на все невзгоды, нечто неуловимо доброе, трепетное было в тех днях. Казалось: это было так давно, будто с прошлым разделяла целая вечность. Но и впрямь многое изменилось с тех пор.

За этими думами, Сандро и не заметил, как Дайрес привел его и вампира к покосившейся двери, едва державшейся на проржавевших петлях. С противным скрипом двери отворились. На пороге спутников встретил имитатор, не скрывавший свою внешность за человеческим обликом. Оба его лица были уже немолоды, чем разительно отличались от тех, которые некромант видел на статуях в восьмигранной комнате. Черные угольки глаз, весьма похожие на глаза мальчишки-проводника, смотрели на Сандро озадачено, с удивлением. На его лице сменилось много эмоций и масок, прежде чем он нашел в себе силы и, припадая на одно колено, воодушевленным голосом выговорил:

– Приветствую тебя, Двуликий…

– Приветствую, – чудом сохраняя хладнокровие, кивнул Сандро. – Встань. Здесь мы гости и первыми должны выказывать уважение.

– Молил я Двубога, дабы он ниспослал Пророка, – выпрямившись, заговорил Диомед. – Теперь вижу, что зря уповал на доброту Могущественного – им указано темное будущее.

– И что ты видишь? – спросил Сандро.

– Смерть… Обличье Пророка безо всяких слов толкует об участи, что ждет живущих в этом мире: им предречена смерть.

– Ты что-то упустил, Диомед! – усмехнулся Батури. – В этом мире уже все давно мертвы. Так что это не будущее, а настоящее.

Сандро сглотнул. Ему хотелось открыть имитатору глаза, рассказать о том, что он стал полумертвым не по умыслу Двубога, а по желанию Аргануса. Но, решив раньше времени не раскрывать карт, подыграл доверчивому Ди-Дио:

– Да, Двубог, живущий во мне, показал тебе смерть, но смерть бывает разной. Иногда умирает союзник, иногда – враг. Как ты распорядишься судьбой своего рода, зависит от тебя. Я же сделаю все от меня зависящее, чтобы исход был таким, каким его задумал Двубог. – Диомед набрал в грудь воздуха, пытаясь что-то сказать, но был остановлен некромантом: – Молчи! Все, что тебе надо знать, ты узнаешь со временем. А сейчас задавать вопросы буду я…

– Эх, ну и горазд же ты, полумертвый, речи толкать, – расхохотался Батури, своим смехом разрушая весь тот пафос, с которым были сказаны слова Сандро. – А ты, Диомед, не радушно встречаешь гостей. Сколько можно стоять в дверном проеме? Да еще и таком прогнившем…

– Прошу простить! – опомнившись, Диомед чуть снова не упал на колено, но Сандро предупредил этот маневр, взяв Ди-Дио под руку. – И не мечтал, что застану явление Пророка. Вот и позабыл разом о всех приличиях. Но не будем медлить. Ступайте за мной, я открою путь в священные озера Двубога. До сего дня, кроме меня, его не созерцала ни одна душа.

И вновь потянулись длинные коридоры, окутанные холодом и сыростью. Воздух был настолько влажным, что в тусклом свете горящих в настенных нишах лампад виднелись мельчайшие капли воды. В этой части пещер флора погибла, отовсюду был лишь голый камень. Даже вездесущего мха и плесени не нашлось ни на стенах, ни на ровном, словно озерная гладь, полу. Сандро скучал, ему было куда приятнее прогуливаться не по обжитым, ухоженным туннелям, смотреть не на отполировано-гладкий камень, а на жизнь, которую излучали растения, облюбовавшие ослабшие базальтовые стены.

Вскоре дорога пошла вниз. Чем дальше, тем круче становился спуск. Сандро уже не любопытствовал и смотрел лишь под ноги, зато Батури, с интересом осматриваясь, ловил некие знаки, говорившие о скором окончании пути.

– Мы вблизи храма Дай-дуа. Сюда еще не ступала нога человека…

– Ступала, – буркнул, останавливаясь, Сандро и указал в сторону, где в очередном ответвлении от основного туннеля разместилась ниша. – Посмотри, здесь человеческий скелет.

Сандро тенью скользнул в комнату.

Куполообразные стены образовали полусферу. В высочайшей точке неведомый заклинатель начертал рунические знаки, на языке, которого Сандро не знал. На полу, прямо под письменами, была выведена точная, построенная с использованием специальных приборов, вписанная в кольцо гексаграмма. Внутри нее поселился тонкий слой инея, едва-едва выползший за пределы сигила. По комнате разлилась такая колоссальная магическая сила, что даже дышать от непередаваемой энергетической тяжести удавалось с трудом.

– Хм, здесь творилось весьма сильное колдовство, – заметил зашедший следом за Сандро вампир.

– Это место мне чем-то знакомо… – прошептал Сандро, осматривая скелет в прогнивших женских одеждах. – У меня такое ощущение, что я был здесь раньше. Или знал того, кто тут умер. Не пойму… странное чувство.

– Я… – Батури прикусил себе язык, чтобы не сболтнуть лишнего.

Восьмью годами ранее по поручению Аргануса он в облике кожана посетил одно селение, название которого не знал. Все, что он должен был сделать там – это выкрасть одну-единственную женщину и в целости и сохранности доставить ее в пещеру Ди-Дио. Батури выполнил поручение, но не совсем так, как требовал Арганус. Узнав, что женщина Видящая, вампир по ее же просьбе отрезал жертве язык и переломал пальцы, чтобы она не смогла ни говорить, ни писать. И только после этого доставил несчастную к своему Хозяину, соврав о том, что во всех этих бедах виноваты послушницы храма Симионы. Спустя два часа, все так же под покровом ночи, Батури доставил лича в то самое селение, из которого выкрал Видящую. О том, что случилось с женщиной потом, вампир так и не узнал. Больше Арганус никогда не говорил об этом случае. Но теперь Клавдий понял: его поступок стал причиной того, что Сандро лишился не только семьи, но и человеческой сущности.

– Что – «я»? – после долгой паузы спросил некромант.

– Я даже не знаю, что думать, – пожал плечами вампир и скривил гримасу. – Но скажу одно: хватит любоваться на древних скелетов. Или тебе хочется получить в распоряжение бродячего мертвеца?

– В том-то и дело, что поднять его мне не удастся. Какая-то странная аура у этого трупа. Она не развеялась даже несмотря на то, что с момента смерти прошло уже несколько лет.

– Тут вызывали Черную Вдову, – подал голос Трисмегист. – Магия немёртвия уже высосала жизнь из этой женщины и ни один некромант не сможет тут поработать. Но до тех пор, пока живо поднятое здесь немёртвие, душа умершей не найдет покоя.

– Идемте уже, – закатил глаза вампир. – Сколько можно стоять и пялиться на древние кости?

Без слов Сандро вышел из комнаты. Его не покидало странное ощущение, будто здесь не все так просто. Сперва он и не заметил сходства своей ауры с той, которую видел у скелета. И догадался уже позже, когда под конвоем имитаторов почти дошел до Сердца гор.

– Дайрес, – обратился Сандро, – ответь мне, ваша раса и вправду может копировать только тех, кого видела?

– Да, – коротко ответил Ди-Дио. – Но рисунки и память тоже подходят…

– Ясно, – недослушав, обронил некромант.

Теперь он понял все. Всю жизнь Сандро считал, что мать погибла при пожаре, но Элен умерла здесь, в пещере Ди-Дио. И имитаторы, с виду добрые и отзывчивые, хранили не самые безобидные тайны. Не давало покоя другое: слишком плотной вуалью была закрыта гибель его семьи. Но Сандро разберется в этой истории, поймет, наконец, почему на пепелище отчего дома не нашлось никаких останков, которых некроманты даже после пожарищ умудрялись превращать в скелетов.

Тем временем дорога неожиданно вильнула и вывела спутников к великолепному, сапфирно-голубому горному озеру. Из прозрачной воды повылезали скалистые шипы, которые, устремляясь ввысь, соединялись с потолком, чем уподоблялись своеобразным колоннам. Эти шипы, расширяясь у основания, делили водоем на сотни мелких озер-зеркал, а скопившийся вверху бледно-голубой туман, казался то ли отражением самого озера, то ли небесным облаком. Внутренние стены каверна сходились в форме огромной, необъятной для взгляда, пирамиды, и… они сияли, словно божественная воля влила в камень умение дарить свет.

– Душа Гор, – благоговейно протянул Диомед. В этот миг одно из его лиц уснуло, а другое открыло глаза и посмотрела на Сандро: – Ступай в святые воды, Двуликий.

– Благодарю, но я воздержусь от купания.

– Иди. Ты должен. Так требует божественное явление.

Сандро не шелохнулся.

– Иди, – подтолкнул в спину вампир. – Чего боишься? Это вода, а не кислота – не раскиснешь…

И Сандро шагнул… не снимая одежд, не отпуская из рук змеиный крест, не думая ни о чем и не слыша чужих слов. Стоило ему коснуться края озера, как он ощутил невыносимый холод, который пробежал по всему телу, сковывая его, парализуя. Пересиливая оцепенение, Сандро шагнул вперед и, сделав этот шаг, уже не смог остановиться. Он шел вперед, а перед его внутренним взором встала картина из далекого детства.


Навечно любимая, но ныне покойная мать сидела над его постелью и рассказывала сказки. Сандро просил рассказать еще. И любящая Элен с доброй улыбкой на лице выполняла его просьбу: ласково поглаживая каштановые волосы сына, выдумывала для него небылицы. Мальчик лежал, затаив дыхание, и поглощал интересные истории. Проникал в страны, которые обрисовывала мать, и жил в теле вымышленного героя, сам становясь им.

Тихо скрипнула дверь, и в спальню заглянул отец. Он был каменщиком, одним из немногих, кто не боялся работать в замке некроманта, и получал за это неплохой заработок. Правда, уходя с рассветом, домой возвращался затемно и всегда валился с ног от усталости. Вот и сейчас, тихо раздевшись, он лег рядом с сыном и, обняв отпрыска, стал вместе с ним вслушиваться в истории жены.

Элен не умолкала.

Выдуманные ею сказки никогда не повторялись, и каждая новая была интереснее и увлекательнее предыдущей. Ее убаюкивающий голос ласкал слух и медленно погружал в сонную дымку. Отец уснул почти сразу. Немногим позже и Сандро провалился в страну сновидений, где его воображению открылись картинки из маминых сказок.

Он уснул, а проснувшись среди ночи, увидел пламя, которое окутало весь дом. Двери полыхали жарким огнем. Выбраться из спальни-клетки было невозможно. У потолка стелился угарный дым, а сухое дерево стен накалилось до предела и начало тлеть, даже не дожидаясь прихода пламени. Огонь стремительно распространялся, сковывая небольшую комнату пылающими цепями.

Сандро задыхался от жара и духоты. В страхе он соскочил с кровати и, словно мышонок, забился в угол комнаты. Отец неистово боролся с огнем, но все его усилия были тщетны. Сухое дерево с радостью принимало пламя. Потолок начал обваливаться, первые балки с грохотом свалились на пол.

– Мальчик мой, не бойся… – сбивчиво просил отец.

Дыма становилось все больше, а огонь быстро выжигал воздух. Сандро стало еще труднее дышать.

– Па, а где мама? – пропищал мальчишка.

– Все хорошо, сынок, она в безопасности, – убеждал отец, заворачивая сына в одеяло. – Все хорошо, мой милый, – шептал он, и голос дрожал так же, как и крепкие руки, обнимающие всхлипывающий комок по имени Сандро.

Сперва отец осторожно пробирался через полыхающие завалы, затем резко рванулся вперед, прыгая прямиком в пламя. Первыми сгорели его волосы, и казалось, он сойдет с ума от боли. Он выл, как волк, проклинающий луну, но мчал вперед. Кожа обуглилась, словно тонкий лист бумаги на рдеющих угольях, а огонь, получив в распоряжение живую плоть, как кислота проедал мышцы и мясо.

Отец так и не добежал до выхода из дома. Упал, не вытерпев мук, и выпустил из рук единственного наследника, свою гордость, свою великую любовь. Он не успел осознать, что теряет сына – смерть пришла к нему раньше.

Сандро покатился по горящему, прожженному полу. Правый бок обожгло смертельной болью. Больше благодаря страху, чем собственным силам, мальчик выбрался из одеяла, вскочил на ноги и рванулся бежать неведомо куда, лишь бы подальше от огня и жара. Ударившись плечом о дверной косяк, он вывалился из дома, но тлеющее бревно проломилось и упало на мальчика, прижав к земле. От навалившегося груза и боли стало до невыносимости тяжело дышать. Прежде чем впасть в беспамятство, Сандро увидел человека в черной мантии с красными светлячками вместо глаз.


* * *

– Очнись! Очнись! – кричал над ним чей-то голос.

– Выживет?

– Куда денется! Просыпайся, хватит валяться пластом.

Сандро с трудом открыл глаза и увидел перед собой разъяренное, но в то же время взволнованное лицо вампира.

– Я видел смерть родителей… – невпопад сказал Сандро.

– Я тоже! Нашел, чем похвастаться, – сказал Батури и смачно выругался.

– Он созерцал виденье, пришедшее из прошлого, – подал голос Диомед.

– Лучше бы заглянул в будущее, – проворчал Батури – Что толку от старых воспоминаний?

– Толк есть, – не согласился Сандро, уже успев прийти в себя – мертвая часть его сущности гораздо быстрее перебарывала слабость. – Порой прошлое открывает нам глаза гораздо лучше, чем грядущее. Теперь я знаю, кто убил мою семью – Арганус. И именно ему я обязан… – некромант не договорил, вспомнив о присутствии Диомеда, которому еще рано знать о том, что Пророк – всего лишь неудачный опыт древнего лича.

– Бредит, – умозаключил вампир.

– Теперь я знаю, что буду делать, – с трудом встав, заверил Сандро.

– И что же?

– Я помогу Фомору в его войне.

Вначале Батури поверил в его слова, уж настолько серьезно они были сказаны. Но здравый рассудок быстро переборол нелепую доверчивость:

– Да он обезумел! Полумертвый, ты случайно не хочешь завоевать мир и стать Черным властелином? Нет? Только победить Аргануса? Ты хоть понимаешь, в какие игры решил ввязаться?

– Понимаю, – хладнокровно сказал Сандро и в его изумрудно-зеленых глазах, как прежние времена, заплясало неистовое пламя. – Да, мой план безумен, но скоро ты узнаешь, что безумие порой дает больший результат, чем твердый расчет. – После этих слов некроманта обратился к старшему Ди-Дио: – Диомед, ваш род ведет отшельнический образ жизни. Не припомнишь, как давно ты в последний раз видел человека?

– Восьмью годами ранее была здесь одна вещунья…

Сандро углубился в размышления и больше не слушал – его уже не интересовал дальнейший рассказ Диомеда. Теперь он точно знал, что не позволит Арганусу и дальше жить в этом мире, уничтожит его так же, как тот убил его родных.




filmografiya-v-e-tomberg-vtilu-i-na-fronte.html
filologicheski-fakultet.html
filologicheskie-nauki-byulleten-novih-postuplenij-2007-god.html
filologicheskie-nauki-ukazatel.html
filologicheskie-nauki.html
filologicheskij-fakultet-chto-takoe-rudn.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-disciplini-dlya-studentov-vuza-vseh-specialnostej-i-form-obucheniya-bijsk.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/gosudarstvennij-obrazovatelnij-standart-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-specialnost-030100-informatika-stranica-2.html
  • credit.bystrickaya.ru/ouli-azastan-respublikasini-blm-zhne-ilim-ministrlg-bektken-almati-2011-ozh-616-8075.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kodeksn-20-1-babini-5-tarmashasina-sjkes-izilorda-alali-mslihati-sheshm-abildadi.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/urok-kletochka-pedagogicheskogo-processa.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/avtomatizaciya-skladskogo-hozyajstva-na-primere-zao-golograficheskaya-industriya.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/psihologicheskoe-konsultirovanie-roditelej-i-detej-s-otkloneniem-v-razvitii.html
  • tests.bystrickaya.ru/krasnoshekovskij-rajon-ukaz-prezidenta-rf-ot-20-fevralya-1995-g-n-176.html
  • school.bystrickaya.ru/glava-tridcat-vtoraya-starshaya-palochka-kakie-novosti-sprosil-tot-chto-bil-povishe.html
  • knigi.bystrickaya.ru/ryazhenie-na-svadbe-scenarij-vikupa-nevesti-1-9.html
  • school.bystrickaya.ru/analiz-vneshneekonomicheskih-svyazej-rossii-s-razvitimi-stranami.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-mdou-kombinirovannogo-vida-detskogo-sada-14-delfinyata.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gosudarstvennoe-obrazovatelnoe-uchrezhdenie-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-nizhegorodskij-gosudarstvennij-tehnicheskij-universitet-im-r-e-alekseeva-standart-organizacii.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zumnij-mir-ili-kak-zhit-bez-lishnih-perezhivanij-izdanie-vtoroe-dopolnennoe-izdatelstvo-roo-razumnij-put-prajm-evroznak-olma-press-2001-bbk-86-426-stranica-39.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/wwwzakonkz-kazahstan-29042011g-3-4-maya-2011g-astana-2011-g-anonsiruyushij-etap.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sostavlenie-i-sdacha-otcheta-po-sboram-v-yuouo-omc-voenkomat-kalendarnij-plan-raboti-shkoli-na-maj-2012-goda-klyuchevie-dela.html
  • letter.bystrickaya.ru/mindell-koma-klyuch-k-probuzhdeniyu-stranica-4.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/kak-rabotat-s-sotrudnikom-ignoriruyushim-lyubuyu-motivaciyu.html
  • student.bystrickaya.ru/10-demograficheskie-strukturi-naseleniya-ih-vzaimosvyaz-s-demograficheskimi-processami.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pozharnaya-ohrana-do-1917-goda-chast-3.html
  • institut.bystrickaya.ru/tinishti-st-nra-blenu-tinishti-st-nra-blenu.html
  • writing.bystrickaya.ru/celi-obrazovaniya-osnovnogo-obshego-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-vektor-individualizacii.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/ozera-rf-i-sbz-kurs-lekcij-po-discipline-fizicheskaya-geografiya-rossii-tatarstana-i-stran-blizhnego-zarubezhya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/spisok-literaturi-po-teme-aktualnie-voprosi-terapii-saharnogo-diabeta.html
  • credit.bystrickaya.ru/pej-stakan-moloka-v-den-8oj-e-ookz-satez-gippu-es-tsgschap1-ket.html
  • grade.bystrickaya.ru/nesomnenno-arhimed-okolo-287-212-do-n-e-samij-genialnij-uchyonij-drevnej-grecii-on-stoit-v-odnom-ryadu-s-nyutonom-gaussom-ejlerom-lobachevskim-i-drugimi.html
  • essay.bystrickaya.ru/dalshe-tishina-utrom-prodrav-glaza-ya-obichno-otdergivayu-shtoru-i-smotryu-na-nebo-i-gori-umenya-bivaet-vse-naoborot.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadanie-10-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-ekologiya-specialnost.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/municipalnoe-uchrezhdenie-zdravoohraneniya-gorodskaya-klinicheskaya-bolnica-kratkaya-harakteristika-organizacii.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-i-lepyohin-grafik-priema-grazhdan-dolzhnostnimi-licami-administracii-municipalnogo-obrazovaniya-kireevskij-rajon-v-administracii-municipalnogo-obrazovaniya-kireevskij-rajon-na-fevral-2012-goda.html
  • abstract.bystrickaya.ru/22-rinochnaya-kapitalizaciya-emitenta-ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-volgatelekom-kod-emitenta.html
  • holiday.bystrickaya.ru/ocenka-effektivnosti-upravleniya-municipalnim-obrazovaniem.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/stanislav-nejgauz-pedagog-chast-2.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-psihologicheskogo-soprovozhdeniya-zameshayushih-semej-utverzhdeno.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravda-stranica-11.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.