.RU

Эссе №2: Почему история философии губит философию? - Курс Философии и Философии Науки XXI века для студентов физического факультета


Эссе №2: Почему история философии губит философию?

Предмет философии – сама философия. Суть философии состоит в её самооговаривании. Но самооговор нельзя редуцировать к разговору, а философию нельзя свести к истории философии. Ибо история – это повествование, рассказ, то философия – это испытание пределов возможного. К сожалению, философия состоит из индивидуализированных, авторских знаков. Авторский знак – это не знак, а символ, который нельзя перевести на язык знаков. Если бы его можно было перевести, то тогда философию можно было бы свести к истории философии. Но, слава Богу, искусствоведы не могут заменить искусство, а историки философии – философию. Поэтому Гегель, например, по-прежнему воспринимается не как историк философии, хотя он написал историю философии. Гегель – философ-иллюзионист. Он галлюцинирует персонажами из истории, раздражает себя ими, возбуждается и мнит себя Наполеоном. Историк же создает оптическую иллюзию, заставляющую видеть историю мысли в том, что мыслью не является.

Историк философии появился недавно. Ему исполнилось всего каких-нибудь 150 лет. Но социальная роль его велика, хотя он и является хранителем того, к чему не имеет никакого отношения. Поэтому, например, Диоген Лаэртский – это не философ, а свидетель, кладовщик идей и текстов. Когда Мамардашвили читает Канта, он страшно далек от профессии историка. Для него Кант – это не текст, а набор метафор, универсальная индивидуальность. Если Делез пересказывает Лейбница, то не потому что он историк философии. Он философ, то есть пионер-мичуринец, человек, который делает прививки одного смысла другому, заставляя Лейбница говорить не то, что он сказал, а то, что подумалось Делезу. Делез приводит в движение Лейбница, оживляет его, заставляя его быть в качестве суррогатной матери своих идей. И мы слышим живой, а не могильный голос Лейбница. Когда же Лейбница читает Куно Фишер, он создает из него кладбище мыслей. Мы слышим голос только Фишера. Лейбниц молчит. Фишер – историк философии, а не философ. Он не прививает смыслы. Он их как орехи выколупливает, он мошенничает, то есть достает из текста то, что туда подложил. Историк создает оптическую иллюзию, заставляющую видеть мысль в том, что мыслью не является. Вывод: философию понимают только философией, а не историей. Историки знают, но не понимают. Знание убивает понимание, рефлексия убивает мысль.

История – чистая репрезентация философии, означающее без означаемого. Это присутствие, которое не указывает на отсутствие. Немногие почувствовали, как совершился переход из пространства мысли в пространство текста, производство и потребление которого может существовать, в свою очередь, лишь имитируя мысль, создавая иллюзию ее существования. История философии ничем не отличается от истории пуговиц и шляп. Историк производит симулякры, которые, как ракушки, налипают на интеллигибельное тело философии и мучают его, паразитируя на нем, расширяя симулятивные пустоты культуры. Историкам философии не нужна больше философия. Им нужны детали, обстановка. Им надоело быть посредниками и проводниками к истине, причиной которой они не являются. Они хотят быть поверенными истины, ее творцами. Сообщение о философии они сделали философией. Но пусть они не мешают тем, кто черпает из источников самого разума. Пусть они, как говорил Кант, подождут, пока мы делаем свое дело, чтобы потом возвестить миру о случившемся.  Историк – страж культуры, а философия – занятие антикультурное. Историки, презрев необходимость искать пределы мысли, взяли реванш, навеяв золотой сон культуры на неискушенные умы.

Если бы философия говорила о том, что лежит за пределами философии, то она говорила бы не своим голосом. Однажды философия не удержалась, сфальшивила, заговорила не своим голосом и в результате этой ошибки возникла наука. Еще раз ошиблась, и возникла теология. Ошибки философии упоительно плодотворны. Но не об этом сейчас речь. Свой голос был у философии только в юности, в обворожительной античности, в момент, когда светлый день возрождения пришел на смену ночи греческого средневековья. В этот день у греков появился малоазийский акцент. Гомера потеснил Фалес, а «Илиаду» стали затмевать разговоры философов, пришедших с берегов Малой Азии. Чарующий голос философии стал искажаться уже у римлян. Типичный пример искажения – Цицерон. А затем он у нее и вовсе пропал. Тысячу лет философия испытывала репрессии всемогущей теологии. Затем власть переменилась. Теолога сменил ученый. Авторитаризм науки раздавил хрупкую энтелехию философии, и она стала наукообразной. В ней появилось что-то холодное, металлическое, фабричное.

У философии нет отличного от нее предмета, нет своего языка и нет специального метода. Представления о методе, языке и предмете философии выдумали преподаватели философии. А поскольку преподаватель говорит анонимно, не от своего имени, а от имени своей дисциплины, постольку он не философ, а дисциплинарный историк.

Беспредметность философии ставит под вопрос любое знание, которое всегда случайно. Философия ничего содержательного сказать не может. Но это от нее никто и не требует. Важно, что она бытийствует в момент исполнения своего бытия, в момент своего говорения. И это ее говорение не имеет внутри себя смены состояний. Философия – это длящаяся вечность выговариваемого ею смысла. Это как бы уже пройденная бесконечность. Историк измеряет бесконечность конечными началами. Ему тяжело нести философские смыслы, бесконечность надламывает его, и он отказывается от нее, хватаясь за спасительную соломинку случайного исторического знания «здесь и сейчас».

Философия не нормирована, своевольна. Историк философии – транслятор норм. Это лазутчик культуры, соглядатай власти. Ему не нужно длить немоту бесконечного смысла и поэтому он желает прервать сомооговаривание философии, ее сакральное бормотание. Он хочет заставить ее замолчать, чтобы дать себе слово. Для историка философия хороша, когда она молчит. Историк философии – это душегуб философии, тот, кто втайне лелеет мысль о ее смерти и уже видит себя ее патологоанатомом. Для него философия была всегда вчера, в прошлом. Поэтому последнее слово историк оставляет за собой. Любая история философии – это набор некрологов и медицинских диагнозов идей.

Философия не системна, фрагментарна. Ее мышление парадоксально. Ее мысль не завершается знанием. Она о невозможном. Чтобы  поместить философию в представление о философии, ее нужно упростить. Историк философии, создавая схемы упрощения, ищет то, что позволяет мысли завершиться, стать системой, то есть умереть. Без философии, без ее безумия человек задохнется в скорлупе своей субъективности. Историк лишает философию ее безумия. Философ – это «волонтер духа», способный разогреть себя до плазменного состояния своей самости. Историк видит  в философии какие-то знания о мире. Но философия – это не знания, а один из важных органов самопорождения человека, орудие самосоздания человеком в себе человеческого. Философия – это наше уже-сознание. История философии – это событие языка, шум которого заглушает сознание.


Эссе №3: Философия и наука

«Философия» переживает постоянную необходимость оправдывать свое существование перед лицом «наук». Она воображает, что всего вернее достигнет цели, подняв саму себя до ранга науки. Этим усилием, однако, приносится в жертву существо мысли. Философия гонима страхом потерять престиж и уважение, если она не будет наукой. Это считается пороком, приравниваемым к ненаучности. Бытие как стихия мысли приносится в жертву технической интерпретации мышления.

Философия – ни наука, ни мировоззренческая проповедь.

Поскольку метафизика – центральное учение всей философии, то разбор ее основных черт превращается в сжатое изложение главного содержания философии. Раз философия по отношению к так называемым частным наукам есть наука общего характера, наши занятия, благодаря ей, обретут должную широту и округленность. Все в полном порядке и университетская фабрика может начинать...

Всякий и так давно знает, что в философии, тем более в метафизике, все шатко, несчетные разные концепции, позиции и школы сталкиваются и раздирают друг друга – сомнительная сумятица мнений в сравнении с однозначными истинами и достижениями, с выверенными, как говорится, результатами наук. Вот где источник всей беды. Философия, а прежде всего именно метафизика, просто еще пока не достигла зрелости науки. Она движется на каком-то отсталом этапе. Что она пытается сделать со времен Декарта, с начала Нового времени, подняться до ранга науки, абсолютной науки, ей пока не удалось. Так что нам надо просто все силы положить на то, чтобы она в один прекрасный день достигла успеха. Когда-нибудь она твердо встанет на ноги и пойдет выверенным путем науки — на благо человечества. Тогда мы узнаем, что такое философия. Или все надежды на философию как абсолютную науку – одно суеверие? Скажем, не только потому, что одинока или отдельные школы никогда не достигнут этой цели, но и потому, что сама постановка такой цели – принципиальный промах и непризнание глубочайшего существа философии. Философия как абсолютная наука – высокий, непревосходимый идеал. Так кажется. И все-таки возможно, измерение ценности философии идей науки есть уже фатальнейшее принижение ее подлиннейшего существа. Если, однако, философия вообще и в принципе не наука, к чему она тогда, на что она тогда еще имеет право в кругу университетских наук? Не оказывается ли тогда философия просто проповедью некоего мировоззрения? А мировоззрение? Что оно такое, как не личное убеждение отдельного мыслителя, приведенное в систему и на некоторое время сплачивающее горстку приверженцев, которые вскоре сами построят свои системы? Не обстоит ли тогда дело с философией словно на какой-то большой ярмарке?

В конечном счете истолкование философии как мировоззренческой проповеди – ничуть не меньшее заблуждение, чем ее характеристика как науки. Философия (метафизика) – ни наука, ни мировоззренческая проповедь. Но что в таком случае достается на ее долю? Для начала мы делаем лишь то негативное заявление, что в подобные рамки ее не вгонишь. Может быть она не поддается определению через что-то другое, а только через саму себя и в качестве самой себя – вне сравнения с чем-либо, из чего можно было бы добыть ее позитивное определение. В таком случае философия есть нечто самостоятельное последнее.

К сущностному определению философии не ведет окольный путь сравнения с искусством и религией.

Философия вообще не сравнима ни с чем другим? Может быть, все-таки сравнима, пускай лишь негативно, с искусством и с религией, под которой мы понимаем не церковную систему. Почему же тогда нельзя было точно так же сравнить философию с наукой? Но ведь мы не сравнивали философию с наукой, мы хотели определить философию как науку. Тем более не собираемся мы и определять философию как искусство или как религию. При всем том сравнении философии с наукой есть неоправданное снижение ее существа, а сравнение с искусством и религией, напротив, – оправданное и необходимое приравнивание по существу. Равенство, однако, не означает здесь одинаковости. Стало быть, мы сумеем обходным путем через искусство и религию уловить философию в существе? Но не говоря даже о всех трудностях, которые сулит подобный путь, мы посредством новых сравнений опять не схватим существо философии – сколь ни близко сосуществуют с ней искусство и религия, – если прежде уже не увидим это существо в лицо. Ведь только тогда мы сумеем отмыть от него искусство и религию. Так что и здесь нам дорога закрыта, хотя на нашем пути нам встретится то и другое, искусство и религия. Опять и опять во всех подробных попытках постичь философию путем сравнения мы оказываемся отброшены назад. Обнаруживается: все три пути, по существу, – никуда не ведущие окольные пути. Постоянно отбрасываемые назад с нашим вопросом, что такое философия, что такое метафизика сама по себе, мы оказались загнаны в тесноту. На каком опыте нам узнать, что такое сама по себе философия, если нам приходится отказаться от всякого окольного пути?

Подход к сущностному определению философии путем историко-графической ориентировки как иллюзия.

Остается последний выход: осведомиться у истории. Философия – если таковая существует – возникла все-таки не вчера. Делается даже странно, почему мы сразу не направились этим путем, через историю, вместо того, чтобы мучить себя бесполезными вопросами. Сориентировавшись при помощи историографии, мы сразу же получим разъяснение относительно метафизики. Мы можем спросить о трех вещах: 1) Откуда идет слово «метафизика» и каково его ближайшее значение? Нам предстанет тут удивительная история удивительного слова. 2) Мы сможем, оперевшись на простое словесное значение, проникнуть в то, что определяется как метафизика. Мы познакомимся с одной из философских дисциплин. 3) Наконец через это определение мы сумеем пробиться к самой названной здесь вещи. Ясная и содержательная задача. Только никакая историография еще не даст нам почувствовать, что такое сама по себе метафизика, если мы заранее уже этого не знаем. Без такого знания все сведения из истории философии остаются для нас немы. Мы знакомимся с мнениями о метафизике, а не с ней самой. Так что и этот оставшийся напоследок путь ведет в тупик. Хуже того, он таит в себе самый большой обман, постоянно создавая иллюзию, будто историографические сведения позволяют нам знать, понимать, иметь то, что мы ищем.


Эссе №4: Понятие мировоззрения

Мировоззрение – необходимая составляющая человеческого сознания, познания. Это не просто один из его элементов в ряду многих других, а их сложное взаимодействие. Разнородные «блоки» знаний, убеждений, мыслей, чувств, настроений, стремлений, надежд, соединяясь в мировоззрении, предстают как более или менее целостное понимание людьми мира и самих себя.


Жизнь людей в обществе носит исторический характер. То медленно, то ускоренно, интенсивно изменяются во времени все составляющие общественно-исторического процесса: технические средства и характер труда, отношения между людьми и сами люди, их мысли, чувства, интересы. Мировоззрение человеческих сообществ, социальных групп, личностей тактике подвержено историческим переменам. Оно активно улавливает, преломляет большие и малые, явные и скрытые процессы общественных изменений. Говоря о мировоззрении в большом общественно-историческом масштабе, имеют в виду преобладающие на том или ином этапе истории предельно общие убеждения, принципы познания, идеалы и нормы жизнедеятельности, то есть выделяют общие черты интеллектуального, эмоционального, духовного настроя той или иной эпохи.


В реальной действительности мировоззрение формируется в сознании конкретных людей и используется личностями и социальными группами в качестве определяющих жизнь общих воззрений. А это значит, что, кроме типовых, суммарных черт, мировоззрение каждой эпохи живет, действует во множестве групповых и индивидуальных вариантов. Строго говоря, каждый человек или социальная группа, выделенная по тому или иному признаку (например, по классовой принадлежности, социальному положению, уровню образования, профессии и другим), имеет собственные, не во всем совпадающие с другими, а иногда и очень сильно отличающиеся от них самые общие представления о мире и жизненные программы. В многообразии вариантов исторически изменяющихся мировоззрений можно выделить ряд укрупненных градаций, типов.


Мировоззрение – образование интегральное. В нем принципиально важна связь его компонентов, их «сплав». И как в сплаве различные сочетания элементов, их пропорции дают разные результаты, так нечто подобное происходит и с мировоззрением.


В состав мировоззрения входят и играют в нем важную роль обобщенные знания – повседневные, или жизненно-практические, профессиональные, научные. Чем солиднее запас знаний в ту или иную эпоху, у того или иного народа или отдельного человека, тем более серьезную опору может получить соответствующее мировоззрение. Наивное, непросвещеиное сознание не располагает достаточными средствами для четкого, последовательного, рационального обоснования своих взглядов, обращаясь часто к фантастическим вымыслам, поверьям, обычаям.


Степень познавательной насыщенпости, обоснованности, продуманности, внутренней согласованности того или иного мировоззрения бывает разной. Познания никогда не заполняют собой всего поля мировоззрения. Кроме знаний о мире (включая и мир человека) в мировоззрении осмысливается также весь уклад человеческой жизни, выражаются определенные системы ценностей (представления о добре и зле и другие), выстраиваются «образы» прошлого и «проекты» будущего, получают одобрение (осуждение) те или иные способы жизни, поведения.


Программы жизни, действия, направленность поступков имеют под собой две «опоры»: знания и ценности. Они во многом «полярны», противоположны по своей сути. Познанием движет стремление к истине – объективному постижению реального мира. Ценностное сознание иное: оно воплощает в себе особое отношение людей ко всему происходящему в соответствии с их целями, потребностями, интересами, тем или иным пониманием смысла жизни.


В ценностном сознании формируются нравственные, эстетические (и вообще мировоззренческие) идеалы. Важнейшими понятиями, с которыми издавна связывалось ценностное сознание, выступали понятия добра и зла, красоты и уродства. Через соотнесение с нормами, идеалами осуществляется оценивание – определение ценности происходящего. Система ценностных ориентаций играет очень важную роль в индивидуальном и групповом, общественном мировоззрении. При всей их разнород-ности познавательный и ценностный способы освоения мира в человеческом сознании, жизни, действии должны быть как-то уравновешены, приведены в согласие. Должно достигаться также напряженное единство других «полярных» компонентов, аспектов, уровней мировоззрения: чувств и разума, пониыания и действия, веры и сомнения, теоретического и практического опыта людей, осмысления прошлого и видения будущего. Их соотнесение, сочетание, синтез – сложная и мучительная духовно-практическая работа, призванная обеспечивать связанность и целостность человеческого опыта, всей системы ориентаций.


Мировоззрение – комплексная форма сознания, объемлющая самые разные «пласты» человеческого опыта, – способно раздвигать узкие рамки повседневности, конкретного места и времени, соотносить данного человека с другими людьми, включая и тех, что жили раньше, будут жить потом. В мировоззрении накапливается опыт уяснения смысловой основы человеческой жизни, все новые поколения людей приобщаются к духовному миру прадедов, дедов, отцов, современников, что-то бережно храня, от чего-то решительно отказываясь. Итак, мировоззрение – это совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих самое общее видение, понимание мира.


Эссе №5: Идентичность


Идентичность – многозначный житейский и общенаучный термин, выражающий идею постоянства, тождества, преемственности индивида и его самосознания. В науках о человеке понятие идентичность имеет три главные модальности. Психофизиологическая идентичность обозначает единство и преемственность физиологических и психических процессов и свойств организма, благодаря которой он отличает свои клетки от чужих, что наглядно проявляется в иммунологии. Социальная идентичность это переживание и осознание своей принадлежности к тем или иным социальным группам и общностям. Идентификация с определенными социальными общностями превращает человека из биологической особи в социального индивида и личность, позволяет ему оценивать свои социальные связи и принадлежности в терминах «Мы» и «Они». Личная идентичность или самоидентичность – это единство и преемственность жизнедеятельности, целей, мотивов и смысложизненных установок личности, осознающей себя субъектом деятельности. Это не какая-то особая черта или совокупность черт, которыми обладает индивид, а его самость, отрефлексированная в терминах собственной биографии. Она обнаруживается не столько в поведении субъекта и реакциях на него других людей, сколько в его способности поддерживать и продолжать некий нарратив, историю собственного «Я», сохраняющего свою цельность, несмотря на изменение отдельных ее компонентов.

Понятие идентичность первоначально появилось в психиатрии в контексте изучения феномена «кризиса идентичности», описывавшего состояние психических больных, потерявших представления о самих себе и последовательности событий своей жизни. Американский психоаналитик Эрик Эриксон перенес его в психологию развития, показав, что кризис идентичности является нормальным явлением развития человека. В период юности каждый человек так или иначе переживает кризис, связанный с необходимостью самоопределения, в виде целой серии социальных и личностных выборов и идентификаций. Если юноше не удается своевременно разрешить эти задачи, у него формируется неадекватная идентичность. Диффузная, размытая идентичность – состояние, когда индивид еще не сделал ответственного выбора, например, профессии или мировоззрения, что делает его образ «Я» расплывчатым и неопределенным. Неоплаченная идентичность – состояние, когда юноша принял определенную идентичность, миновав сложный и мучительный процесс самоанализа, он уже включен в систему взрослых отношений, но этот выбор сделан не сознательно, а под влиянием извне или по по готовым стандартам. Отсроченная идентичность, или идентификационный мораторий – состояние, когда индивид находится непосредственно в процессе профессионального и мировоззренческого самоопределения, но откладывает принятие окончательного решения на потом. Достигнутая идентичность – состояние, когда личность уже нашла себя и вступила в период практической самореализации.

Теория Эриксона получила широкое распространение в психологии развития. За разными типами идентичности стоят не только индивидуальные особенности, но и определенные стадии развития личности. Однако эта теория описывает скорее нормативные представления о том, как должен протекать процесс развития, психологическая реальность гораздо богаче и разнообразнее. «Кризис идентичности» – не только и не столько возрастной, сколько социально-исторический феномен. Острота его переживания зависит как от индивидуальных особенностей субъекта, так и от темпов социального обновления и от той ценности, которую данная культура придает индивидуальности.

В Средние века темпы социального развития были медленными, а отдельный индивид не воспринимал себя автономным от своей общины. Однозначно привязывая индивида к его семье и сословию, феодальное общество строго регламентировало рамки индивидуального самоопределения: ни род занятий, ни мировоззрение, ни даже жену молодой человек не выбирал сам, это делали за него другие, старшие. В новое время развитое общественное разделение труда и выросшая социальная мобильность расширили рамки индивидуального выбора, человек становится чем-то не автоматически, а в результате собственных усилий. Это усложняет процессы самопознания. Для средневекового человека «знать себя» значило прежде всего «знать свое место»; иерархия индивидуальных способностей и возможностей совпадает здесь с социальной иерархией. Презумпция человеческого равенства и возможность изменения своего социального статуса выдвигает на первый план задачу познания своих внутренних, потенциальных возможностей. Самопознание оказывается предпосылкой и компонентом идентификации.

Сложность проблемы идентичности хорошо раскрывается в диалектике «Я» и маски. Ее исходный пункт – полное, абсолютное различение: маска – это не «Я», а нечто, не имеющее ко мне отношения. Маску надевают, чтобы скрыться, обрести анонимность, присвоить себе чужое, несвое обличье. Маска освобождает от соображений престижа, социальных условностей и обязанности соответствовать ожиданиям окружающих. Маскарад – свобода, веселье, непосредственность. Предполагается, что маску так же легко снять, как надеть. Однако разница между внешним и внутренним относительна. «Навязанный» стиль поведения закрепляется, становится привычным. Герой известной пантомимы Марселя Марсо на глазах у публики мгновенно сменяет одну маску за другой. Ему весело. Но внезапно фарс становится трагедией: маска приросла к лицу. Человек корчится, прилагает неимоверные усилия, но тщетно: маска не снимается, она заменила лицо, стала его новым лицом!

Таким образом, самоидентичность оказывается фрагментарной и множественной. Это также оценивается по-разному. В психологии и психиатрии 19 – начала 20 в. высшими ценностями считались постоянство и устойчивость, изменчивость и множественность «Я» трактовали как несчастье и болезнь, вроде раздвоения личности при шизофрении. Однако многие философские школы Востока смотрели на вещи иначе. Постепенно этот взгляд усваивают и западные мыслители. Немецкий писатель Герман Гессе писал, что личность – это «тюрьма, в которой вы сидите», а представление о единстве «Я» – «заблужденье науки», ценное «только тем, что упрощает состоящим на государственной службе учителям и воспитателям их работу и избавляет их от необходимости думать и экспериментировать». «Любое „я", даже самое наивное, – это не единство, а многосложнейший мир, это маленькое звездное небо, хаос форм, ступеней и состояний, наследственности и возможностей». Люди пытаются отгородиться от мира, замкнувшись в собственном «Я», а нужно, наоборот, уметь растворяться, сбрасывать с себя оболочку. «...Отчаянно держаться за свое «я», отчаянно цепляться за жизнь – это значит идти вернейшим путем к вечной смерти, тогда как умение умирать, сбрасывать оболочку, вечно поступаться своим «я» ради перемен ведет к бессмертию» (Г.Гессе. Избранное, М., 1977).

В конце XX в. эти идеи распространились и в социологии. Широкую популярность приобрел нарисованный американским востоковедом и психиатром Р.Д.Лифтоном образ «человека-Протея». Традиционное чувство стабильности и неизменности «Я», по мнению Лифтона, основывалось на относительной устойчивости социальной структуры и тех символов, в которых индивид осмысливал свое бытие. В конце 1960-х положение радикально изменилось. С одной стороны, усилилось чувство исторической или психоисторической разобщенности, разрыва преемственности с традиционными устоями и ценностями. С другой стороны, появилось множество новых культурных символов, которые с помощью средств массовой коммуникации легко преодолевают национальные границы, позволяя каждому индивиду ощущать связь не только со своими ближними, по и со всем остальным человечеством. В этих условиях индивид уже не может чувствовать себя автономной, замкнутой монадой. Ему гораздо ближе образ древнегреческого божества Протея, который постоянно менял обличье, становясь то медведем, то львом, то драконом, то огнем, то водой, а свой естественный облик сонливого старичка мог сохранять, только будучи схвачен и закован. Протеевский стиль жизни – бесконечный ряд экспериментов и новаций, каждый из которых может быть легко оставлен ради новых психологических поисков.


Эссе №6 (шуточное): Влияние техники на сознание человека

Много раз были замечены странные ничем не объяснимые явления, которые происходили с бизнесменами при ведении переговоров или совершении сделок. Прекрасно подготовленные сделки и, главное,  выгодные, вдруг превращались в катастрофически убыточные из-за резкого изменения позиции бизнесменов. Они буквально разрушали свой многолетний труд и делали немыслимые ошибки одну за другой. Так, например, опытнейший  трейдер компании Mizuho Securities допустил ошибку – перепутав клавиши компьютера, он продал 610 тысяч акций компании за одну иену, вместо того чтобы продать одну акцию за 610 тысяч йен. Mizuho Securities потеряла на сделке 220 млн. долларов. Есть много догадок по этому поводу, но в простонародье это  называется «зомбирование».

Что же такое «зомбирование» в современном мире, и существует ли оно? В России это научное направление  называется психоэкологией. Психоэкология – наука, изучающая влияние на психику человека и популяции в целом техногенных, социокультурных и информационных воздействий, а также способы снижения их патогенного влияния. Одной из частей психоэкологии являются компьютерные психотехнологии. Основой компьютерной психотехнологии является найденный метод специальной трансформации, кодирования речи с сохранением ее смыслового содержания. Так был организован доступ в область подсознания человека – хранилище образов и нечетких ассоциаций. Одним из подразделов этого направления является акустическая или аудиопсихокоррекция – коррекция состояния и поведения человека с помощью  кодированой  речи по специально разработанному алгоритму, при котором она превращалась в подобие шума, при прослушивании которого невозможно не только распознать смысл речевого сообщения, но и установить его наличие. Главное, что этот шум при прослушивании не вызывает раздражения у человека, и он не осознает, что в этом шуме содержится какая-то информация. Необходимо  нескольких часов в сутки в режиме повтора такого воздействия этого шума на человека. Через несколько дней человек начинает строить свое поведение исходя из закодированной формулы внушения, думая, что он принимает свои решения самостоятельно. Это абсолютно точная аналогия с всемирно известнейшей видеопсихокоррекцией – или «25 кадр Фишера».

С точки зрения выбора электронного устройства для наиболее эффективной реализации задачи управления поведением человеком трудно найти более подходящее средство, чем мобильный телефон. Особенно современные смартфоны, в которые встроены такие функции как Bluetooth, WI-FI, полифония, которые могут воздействовать на мозг человека. Здесь можно совершенно легко реализовать различные комбинированные функции влияния на человека – голова его в непосредственной близости от мобильника и воспринимает даже вибрацию телефона. Каким способом происходит «навязывание». Человек говорит со своим собеседником по мобильному телефону. Разговор его перехватывается с «ложной» станции оператора, и к разговору человека добавляется специально закодированный шум, который воспринимается им как шум мобильной связи. Этот шум незначительный и не создает никаких ощущений раздражения. При этом люди не осознают, что к их разговору добавляются специально закодированные инструкции, которые воздействуют на их сознание. Ложную станцию GSM практически невозможно обнаружить без специального оборудования, тем более, если она установлена на обычном автомобиле. При малейшей угрозе автомобиль может легко переместиться. При такой структуре организации связи криминальные элементы через своего ложного сотового оператора могут резко усилить опасные воздействие на голову  человека путем специального удаленного кодирования полифонического динамика мобильника и особенно услуги wi-fi. Даже использование  гарнитуры не сможет исключить это влияние, но, по видимому, эффект только усилится так как воздействие производится одновременно на оба уха человека.  Таким образом, через несколько дней после  такого специального кодирования сознания человека с помощью мобильного телефона он бессознательно начинает выполнять все инструкции, которые были вложены в его голову, т.е. фактически человек психологически зомбируется. Вот мы и нашли разгадку внезапного решения крупного бизнесмена, который стал вдруг разорять свою компанию, на создание которой затратил многие годы. А причина заключалась в том, что перед подписанием соглашения руководителю фирмы пришлось много говорить по мобильному телефону, согласовывая проект с компаньонами. Этого времени оказалось достаточно, чтобы внушить ему мнение конкурирующей фирмы, что надо разорять свою фирму. Приведем высказывание мирового светила и лидера в области психологии зам. директора по науке НИИ психологии И.В. Смирнова: «Современное состояние науки и техники позволяет совершенно незаметно для сознания человека вводить в его память любую информацию без его ведома, которая усваивается как пища и становится своей, т.е. определяет его потребности, желания, вкусы, взгляды, самочувствие, картину мира».

Другим способом реализации кодов воздействия на человека является использование троянских мобильников. В этом случае производится специальное кодирование полифонической музыки или wi-fi. В дальнейшем смена кодов управления сознанием легко может управляться через Bluetooth. Более опасным является случай, если управлением оператором мобильной связи завладеют криминальные элементы. Тогда они получат в свое распоряжение огромную базу данных разговоров миллионов своих клиентов и безграничные возможности воздействия на сознание людей. В этом случае могут легко осуществляться не только экономические, но даже политические задачи по управлению сознанием большого числа людей в пользу криминальных элементов. Как и всякое психологическое воздействие на человека, такой способ воздействия во многих случаях остается незамеченным и чрезвычайно трудно определяется. Мы лишний раз убеждаемся в том, почему Господь Бог создал в нашей голове систему защиты от влияния извне, дабы никто не мог менять наши души. Имеются в мире силы, которые с помощью современных электронных устройств массового производства стараются проникнуть в нашу душу и изменить ее, чтобы управлять ею. Надо противостоять этому и сохранить свою индивидуальность. На заре цивилизации первобытный человек пил воду прямо из водоемов. По мере развития человечества и появления новых технологий, облегчающих жизнь человека, окружающая среда ухудшалась. Человеку приходилось разрабатывать средства очистки окружающей среды, чтобы не исчезнуть с этой Земли. Теперь в большинстве случаев нам надо пить воду, которая прошла систему фильтрации. Также же сейчас обстоят дела и с глобальной мобильной телекоммуникационной системой.

Теперь мобильник есть практически у каждого ребенка с его рождения. Сформировался мобильный эфир с реально существующими колоссальными базами данных, аккумулирующими информацию о жизни человечества. Необходимо предусмотреть все меры, чтобы мобильный эфир оставался чистым и не допустить проникновение в него Дракона Апокалипсиса, который будет охотиться за нашими душами.  Человечество всегда рано или поздно находило способы борьбы с последствиями техногенных катастроф, и в нашем случае имеются эффективные способы борьбы с вирусами зомби.


evokacionnaya-cepochka-tekstov-kak-problema-kursa-problemi-sovremennogo-kommunikativnogo-obrazovaniya-v-vuze-i-shkole.html
evolyucionnaya-epistemologiya-k-lorenca-i-g-folmerra-voprosi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-kandidatskogo-minimuma.html
evolyucionnaya-epistemologiya-techeniya-i-koncepcii-voprosi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-kandidatskogo-minimuma.html
evolyucionnaya-teoriya-i-idei-evolyucionnoj-epistemologii-k-poppera-voprosi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-kandidatskogo-minimuma.html
evolyucionnaya-teoriya-poznaniya-stranica-5.html
evolyucionnaya-teoriya-v-poiskah-sinteza-teoriya-estestvennogo-otbora-charlza-darvina-i-nedarvinovs.html
  • learn.bystrickaya.ru/garantii-kachestva-v-obrazovanii.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kalendarno-tematicheskoe-planirovanie-po-literature-v-10-klasse.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-voprosu-o-vospriyatii-sovremennogo-aktualnogo-iskusstva-studentami-negumanitarnih-vuzov.html
  • literature.bystrickaya.ru/dogovor-panteleev-b-n.html
  • shkola.bystrickaya.ru/mehanizm-opredeleniya-celej-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-obshie-polozheniya.html
  • notebook.bystrickaya.ru/informacionno-obrazovatelnoe-soprovozhdenie-zdorovesberegayushej-deyatelnosti-v-visshem-uchebnom-zavedenii.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/sootnoshenie-viplavki-chuguna-i-stali-v-sssr-i-germanii-obem-proizvodstva-algoritm.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zagadochnie-cikli-v-zhizni-cheloveka.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nalozhenie-aresta-na-pochtovo-telegrafnie-otpravleniya-ih-osmotr-i-viemka-mezhregionalnij-centr-perepodgotovki-kadrov.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/monitoring-smi-27-28.html
  • assessments.bystrickaya.ru/cenovaya-politika-predpriyatiya-ee-vliyanie-na-finansovij-rezultat.html
  • klass.bystrickaya.ru/anketa-dlya-specialistov-po-vneseniyu-vozmozhnih-izmenenij-v-principi-priznaniya-i-ocenki-dlya-kompanij-malogo-i-srednego-biznesa.html
  • notebook.bystrickaya.ru/izraitel-b-polnoe-rukovodstvo-po-rektifikacii-stranica-2.html
  • literature.bystrickaya.ru/carskaya-temnica-melkomonetnaya-prelyudiya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/monitori-chast-5.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mezhdunarodnij-konkurs-po-oriental-1001-belaya-noch.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-94-kod-da-vinchi-den-braun-perevod-s-anglijskogo-n-rejn-ocr-klim.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rubriki-pridumano-ne-nami-no-ono-nastolko-tochno-otrazhaet-usloviya-zhizni-teh-komu-sejchas-za-70-chto-mi-reshilis-pojti-na-yavnij-plagiat.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zasedanie-politbyuro-sssr-poletite-na-solnce-stranica-2.html
  • teacher.bystrickaya.ru/formirovanie-bazovih-intellektualnih-umenij-u-doshkolnikov.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/glava-6-uluchshenie-pamyati-i-koncentracii-dlya-effektivnogo-upravleniya-h-silva-r-stoun-iskusstvo-menedzhementa-po-metodu-silva.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-nachalsya-festival-detskih-i-molodezhnih-obedinenij-goroda-informacionnij-byulleten-mestnogo-samoupravleniya.html
  • books.bystrickaya.ru/dnepropetrovskij-region-monitor-sobitij-yanvar-2004-goda-stranica-2.html
  • school.bystrickaya.ru/6-sovet-direktorov-ustav-otkritogo-akcionernogo-obshestva.html
  • gramota.bystrickaya.ru/vvedenie-rekomendacii-po-organizacii-fizkulturno-ozdorovitelnoj-i-sportivnoj-raboti-s-naseleniem-2008god.html
  • occupation.bystrickaya.ru/novie-poryadki-anatolij-marchenko-o-sebe-vse-rasskazal-sam.html
  • report.bystrickaya.ru/instrukciya-slushaj-vnimatelno-i-povtoryaj-za-mnoj-kak-mozhno-tochnee-predyavlenie-vosproizvedenie-predyavlenie-vosproizvedenie.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5tehniko-ekonomicheskoe-obosnovanie-proekta-poyasnitelnaya-zapiska-2201-000000-003-pz-rukovoditel-st-prep-spicina.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-filosofiya-kulturi-dlya-napravleniya-dlya-napravleniya-031400-62-kulturologiya-avtor-dobrohotov-a-l.html
  • essay.bystrickaya.ru/elektronnie-tablici-v-microsoft-excel.html
  • lesson.bystrickaya.ru/problemi-i-perspektivi-razvitiya-vezdnogo-turizma-na-primere-leningradskoj-oblasti.html
  • writing.bystrickaya.ru/215-gigiena-pochvi-doklad-o-sostoyanii-zdorovya-naseleniya-moskvi-v-2009-godu.html
  • notebook.bystrickaya.ru/inostrannie-yaziki-i-mezhkulturnaya-stvennij-institut-nauka-i-studenti-novie-idei-i-resheniya-sbornik-materialov.html
  • turn.bystrickaya.ru/podgotovka-veb-publikacij-obrazovatelnie-programmi-teoriya-i-metodika-nachalnogo-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • report.bystrickaya.ru/iv-padenie-otrabotochnoj-sistemi-sobranie-sochinenij-pechataetsya-po-postanovleniyu-centralnogo-komiteta.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.